WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Также оказалось, что с точностью не коррелирует интеллект, то есть выдвинутая гипотеза об их связи не подтвердилась. Тем не менее, этот результат соответствует данным об отсутствии корреляций между показателями тестов эмоционального интеллекта и флюидным интеллектом по Равену и наличии их связей с кристаллизованным интеллектом.

Если рассматривать задачу распознавания эмоций персонажа в сюжете как объективное задание (то есть, имеющее правильный ответ) для определения эмоционального интеллекта, то для объяснения отсутствия связи точности оценки со шкалами ЭмИна можно привести данные о корреляциях между результатами выполнения тестов способностей и опросников. В случае как интеллекта, так и эмоционального интеллекта связи обычно слабые - от 0,00 до 0,35 (Mayer, Salovey, Caruso, 2004); корреляция теста MSCEIT с опросником Бар-Она составляет 0,21, с методикой Шутте – 0,18 (p < 0,01) (Brackett, Mayer, 2003).

Таким образом, гипотеза о связи точности распознавания эмоций с когнитивными характеристиками наблюдателя подтвердилась в отношении двух когнитивных стилей (полезависимости и гибкости познавательного контроля), но не нашла подтверждения в случае когнитивного стиля диапазон эквивалентности, общего интеллекта и эмоционального интеллекта.

2). Приемы и стратегии, которые наблюдатели используют для распознавания эмоционального состояния персонажа

На основании данных наблюдателей об использовании / неиспользовании того или иного приема для понимания эмоциональных состояний персонажей в восьми сюжетах была вычислена частота использования наблюдателями каждого приема во всех сюжетах. Эта величина показывает, в скольких сюжетах испытуемый отмечал, что использует прием; ее максимально возможное значение равно 8.

Для проверки предположения о связи приемов с точностью распознавания эмоциональных состояний были вычислены коэффициенты корреляции между показателями точности оценки эмоционального состояния и частотой использования наблюдателями приемов во всех сюжетах по всей выборке испытуемых (n = 64).

Получены две значимые отрицательные корреляции показателя точности «Р» с приемами: с ориентацией наблюдателя на противоречия во внутреннем состоянии персонажа и его внешнем выражении (Прием 8; r = -0,321, p = 0,010); с ориентацией на последующие действия персонажа (Прием 11; r = -0,355, p = 0,004). В обоих случаях, исходя из смысла связей, использование приема снижает точность распознавания эмоций персонажа наблюдателем. Возможное объяснение заключается в том, что происходит завышение (или занижение) оценок наблюдателя по отдельным категориям эмоций, что отдаляет его ответы от ответов экспертов. Действительно, с помощью критерия Манна-Уитни было выявлено статистически достоверное занижение оценок испытуемыми по шкале «Интерес», к чему, по всей видимости, привело использование ими этих приемов.

Основной вопрос в работе с приемами - можно ли сократить количество приемов, объединив некоторые из них между собой в более крупные переменные - стратегии Сколько стратегий можно выделить

Для проверки предположения о возможности объединения отдельных приемов, которые люди используют для распознавания эмоций, в стратегии проведен факторный анализ частоты использования наблюдателями приемов. Факторный анализ проводился по методу главных компонент, вращение факторов - по методу варимакс. Мера адекватности выборки Кайзера-Мейера-Олкина (КМО) составила 0,78, что свидетельствует о высокой адекватности факторной модели матрице корреляций данного набора переменных (Гусев, Измайлов, Михайлевская, 1987).

В структуре данных было выделено два фактора. В сумме факторы объясняют 48,5% дисперсии, их собственные значения больше единицы. Результаты факторного анализа представлены в таблице 2.

Таблица 2. Факторные нагрузки для переменных (приемы распознавания эмоций), 2-факторное решение

Прием

Фактор 1

Фактор 2

1. Ориентация на выражения лица

0,076

0,842

2. Ориентация на движения и жесты

0,076

0,805

3. Ориентация на взгляд, выражение глаз

0,252

0,625

4. Ориентация на реакции других людей на поведение персонажа

0,460

0,321

5. Ориентация на ситуацию, в которой находился персонаж

0,381

0,657

6. Ориентация на содержание высказываний

0,154

0,553

7. Ориентация на то, как персонаж говорил

0,382

0,607

8. Ориентация на противоречия между чувствами персонажа и их выражением

0,738

0,028

9. Ориентация на то, что вообще могут испытывать люди в данной ситуации

0,682

0,316

10. Ориентация на индивидуальные особенности выражения переживаний

0,803

0,017

11. Ориентация на возможные последующие действия, реакции персонажа

0,717

-0,055

12. Ориентация на соответствие разных признаков эмоций одному и тому же состоянию персонажа

0,703

0,267

13. Ориентация на свое общее впечатление от сюжета

0,539

0,226

14. Подстановка себя на место персонажа

0,667

0,172

15. Интуитивное понимание чувств персонажа

0,014

-0,135

16. Воспоминание о собственных чувствах в подобной ситуации

0,688

0,219

% объясняемой дисперсии

27,96

20,5

Примечание: в таблице переменные, включаемые в интерпретацию фактора, обозначены жирным шрифтом (их факторные нагрузки выше 0,6)

Можно отметить, что первый фактор образовали приемы, которые не предполагают учета испытуемым информации, почерпнутой непосредственно из наблюдения за поведением человека в определенной ситуации. Скорее, они отражают некоторые представления людей об особенностях выражения эмоций, последствиях переживания тех или иных эмоций, а также умение использовать собственный эмоциональный опыт.

Второй фактор, за исключением одного приема (ориентации на ситуацию), представлен приемами ориентации на различные экспрессивные признаки. Неожиданно, что прием ориентации на ситуацию входит с ними в один фактор. В литературе контекст, в котором наблюдается эмоциональная реакция, рассматривается как отдельный, несводимый к экспрессии, источник информации об эмоциях (Carrol, Russel, 1996).

Исходя из содержания приемов, образовавших факторы, первый фактор получил название «Целостная стратегия», второй - «Аналитическая стратегия». Выявленные стратегии не являются разными полюсами одного континуума, а каждая из них имеет собственные измерения. Например, высокие значения по «аналитической» стратегии означают, что люди, делая вывод об эмоциях других, часто используют приемы ориентации на экспрессию и ситуацию; низкие значения говорят о малой частоте использования данных приемов.

После того, как были определены приемы, относящиеся к двум факторам, для каждого наблюдателя были подсчитаны частоты использования «целостной» и «аналитической» стратегий (или показатели выраженности стратегий).

Связи стратегий с точностью оценки наблюдателя эмоциональных состояний

Пересчет коэффициентов корреляции частоты использования целостной и аналитической стратегий с двумя показателями точности оценки наблюдателя не выявил значимых связей между ними. То есть, стратегии наблюдателей не связаны с точностью их оценки эмоционального состояния персонажа.

Связи стратегий с когнитивными характеристиками наблюдателя

Были вычислены коэффициенты корреляции между частотой использования стратегий и когнитивными стилями, общим интеллектом, эмоциональным интеллектом. Результаты представлены в таблице 3.

Таблица 3. Связи между стратегиями и когнитивными характеристиками наблюдателей

Переменные

Целостная стратегия

Аналитическая стратегия

Интеллект

0,253*

Поленезависимость

(показатель: время нахождения простой фигуры)

-0,376**

Эмоциональный интеллект:

управление эмоциями других людей

-0,269*

Эмоциональный интеллект:

управление эмоциями

-0,327**

Примечание: * - p < 0,05, ** - p < 0,01

Таблица показывает, что получены значимые отрицательные корреляции между целостной стратегией и способностью управлять эмоциями, в частности, эмоциями других людей. То есть, люди с высоко развитой способностью управлять эмоциями в меньшей степени используют целостную стратегию для распознавания эмоций других людей.

Частота использования аналитической стратегии положительно коррелирует с интеллектом наблюдателя и отрицательно – с полезависимостью. То есть, высоко интеллектуальные, как и поленезависимые, наблюдатели при оценке эмоционального состояния персонажа обращали внимание на его экспрессивные проявления и ситуацию, в которой разворачивалось его поведение.

Результаты немногочисленных исследований показывают, что стратегии распознавания эмоций, операционализируются ли они как совокупность приемов (Сысоева, 2005) или как способы выполнения задания на распознавание эмоций (Барабанщиков, Самойленко (ред.), 2007; Малкова, 1981), поддаются выявлению на разном стимульном материале (изображения экспрессии лица, фрагменты фильмов). Проведенное исследование позволяет констатировать факт выявления эмпирическим путем двух когнитивных стратегий, которые наблюдатели использовали для распознавания эмоциональных состояний персонажей в сюжетах, представляющих естественные ситуации.

Отсутствие связей обеих стратегий с точностью распознавания эмоциональных состояний свидетельствует о том, что использование той или другой стратегии не делает оценку эмоций другого человека более точной. Таким образом, гипотеза о различной эффективности стратегий не подтвердилась. В то же время показано, что существует связь между отдельными приемами распознавания эмоций и точностью оценивания.

Полученные значимые корреляции между выраженностью стратегий и когнитивными характеристиками наблюдателей показывают, что каждая из стратегий образует связи с разными конструктами. Выраженность аналитической стратегии положительно коррелирует с интеллектом наблюдателя, полезаневисимостью. Использование целостной стратегии отрицательно связано со способностью управлять эмоциями (как своими, так и других людей). То есть, гипотеза о наличии индивидуальных различий в использовании наблюдателями с определенными когнитивными характеристиками той или иной стратегии подтвердилась.

3). Анализ оценок эмоциональных состояний по шкалам эмоций

Факторный анализ оценок наблюдателей по 17-ти категориям эмоций во всех сюжетах показал, что структура данных наилучшим образом может быть описана тремя факторами (метод главных компонент, вращение факторов – по методу варимакс; показатель КМО составил 0,78). В совокупности полученные факторы объясняют 64 % дисперсии; собственные значения факторов больше единицы. В интерпретацию фактора включались переменные с факторными нагрузками выше 0,6. Из обработки были исключены испытуемые, просмотревшие не все сюжеты, в результате чего число наблюдателей составило 57 человек.

В первый фактор вошли следующие категории эмоций: гнев, презрение, стыд, отвращение, недовольство, страдание, вина.

Второй фактор составили: тревога, интерес, возбуждение, напряжение.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»