WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

2. Сумма абсолютных разностей между значениями оценок экспертов по 18-ти категориям эмоций и наблюдателя по этим же категориям в каждом сюжете (показатель «Р»). По смыслу этого показателя, чем он ниже, тем выше точность оценки испытуемого: чем более похожи оценки эксперта и наблюдателя по отдельным шкалам, тем меньше их суммарная разность и, следовательно, тем меньше значение показателя «Р». Поэтому для того, чтобы этот показатель действовал в одном направлении с показателем «К», его значения были умножены на (-1).

Оба показателя, хотя и используются, как показатели точности оценивания, в качестве таковых имеют свои ограничения (Ким с соавт., 1989). Показатель «К» чувствителен к схожести профилей оценок экспертов и испытуемых, но не чувствителен к общему уровню профиля, то есть не отражает завышение (занижение) оценок испытуемого по отношению к экспертным. Показатель «Р», наоборот, чувствителен к завышению (занижению) испытуемым оценок по сравнению с оценками экспертов по отдельным шкалам. Таким образом, оба показателя точности в некоторой степени отличаются друг от друга, поэтому можно ожидать разные паттерны их связей с индивидуальными характеристиками испытуемых. В дальнейших расчетах использовались средние значения обоих показателей, вычисленные для каждого испытуемого по всем сюжетам. Для этого была подсчитана медиана значений показателя точности «К», также как и медиана значений показателя точности «Р» для каждого испытуемого в восьми сюжетах.

Описанные выше особенности методики для оценки эмоционального состояния (характеристики шкал, сюжетов, показателей точности) призваны обеспечить экологическую валидность процедуры распознавания эмоций и индивидуальные различия в оценках наблюдателей.

Для диагностики когнитивных характеристик наблюдателя в работе использовались следующие методики:

1). «Включенные фигуры», индивидуальная форма (Witkin et al., 1971) – измерение когнитивного стиля полезависимость-поленезависимость. Показатели: среднее время нахождения простой фигуры в сложной; коэффициент имплицитной обучаемости – разность времени выполнения первой и второй половин теста, деленная на время выполнения первой части (Холодная, 2000).

2). «Свободная сортировка объектов» (Gardner et al., 1959) - измерение когнитивного стиля диапазон эквивалентности. В качестве объектов использовалось 35 карточек со словами, обозначающими различные эмоциональные категории (например: радость, удивление, интерес). Показатели: количество выделенных групп; количество объектов в наибольшей по объему группе; количество групп, состоящих из одного объекта.

3). Тест словесно-цветовой интерференции (Stroop, 1935) - измерение когнитивного стиля ригидность-гибкость познавательного контроля. Методика предъявлялась в компьютерном варианте. Показатели: разность времени выполнения карты цветных слов и карты цветов (Т3-Т2); отношение времени выполнения карты цвета и черно-белой карты слов (Т2/Т1) (Broverman D.M., 1960).

4). Для измерения общего интеллекта были использованы Продвинутые Прогрессивные Матрицы Дж. Равена, вариант с 40-минутным ограничением времени (Равен, 2002). Показатель – количество правильных ответов.

5). Для диагностики эмоционального интеллекта использовался опросник «ЭмИн» (Люсин, 2006). Опросник включает шкалы межличностного ЭИ и внутриличностного ЭИ; понимания эмоций, управления эмоциями, каждая из которых представлена несколькими субшкалами.

7). Опросник, разработанный для диагностики представлений об эмоциях. Состоит из 6 пунктов, проверяющих наличие у испытуемых следующих представлений: о контролируемости эмоций (пункты 1, 4); о важности эмоций (пункты 2, 6); о том, что можно понять эмоцию по внешним выражениям (пункты 3, 5). Участник оценивает степень своего согласия с каждым утверждением по четырехбалльной шкале: от 0 - «совсем не согласен» до 3 - «полностью согласен».

На разных этапах исследования в нем приняло участие 126 человек. Испытуемыми основного этапа исследования выступили 64 человека (из них 60 % – женского пола) в возрасте от 18 до 32 лет (М = 22,2, S = 3,4); представители разных профессий (39 %) и студенты (61 %). Исследование проводилось индивидуально или небольшими группами (по 2 - 4 человека). Работа с каждым испытуемым занимала около трех часов, в большинстве случаев проводилась в два этапа.

В разделах 3.3, 3.4 представлены результаты проведенного исследования и их обсуждение.

1). Точность распознавания эмоциональных состояний и ее связи с когнитивными характеристиками наблюдателей

Были подсчитаны коэффициенты корреляции1

между показателями точности распознавания эмоциональных состояний и когнитивными характеристиками наблюдателя. Получена связь между показателем точности «Р» и показателем «Время нахождения простой фигуры» когнитивного стиля «полезависимость - поленезависимость»: r = 0,292, p = 0,025. Следовательно, точность оценивания положительно коррелирует с полезависимостью.

Точность распознавания наблюдателем эмоциональных состояний персонажей в сюжетах, различающихся своими характеристиками

Так как предъявляемые испытуемым сюжеты не уравнивались по уровню сложности, то оценка чувств персонажа в одних сюжетах может представлять собой более сложную задачу, чем понимание его состояний в других сюжетах. Для проверки предположения о наличии сюжетов с разным уровнем сложности для распознавания эмоционального состояния был проведен дисперсионный анализ с повторными измерениями. В качестве группового фактора рассматривался показатель точности оценивания («К», «Р»), его 8 уровней – это значения показателя точности в восьми сюжетах.

В результате по показателю «К» по сравнению с другими сюжетами значимо более точно было оценено состояние персонажа в сюжете 3 (М = 0,77, p < 0,037), значимо менее точно – в сюжете 4 (М = 0,53, p < 0,045). Соответственно, это - «простой» и «сложный» сюжеты.

По показателю «Р» наиболее точной по сравнению с другими сюжетами оказалась оценка состояния персонажа в сюжете 3 (М = 0,-13,2, p < 0,04) и сюжете 7 (М = -13,4, p < 0,05); между ними нет значимых различий в точности (p < 0,8), поэтому была вычислена медиана их значений. Значимо менее точно испытуемые оценили эмоции персонажа в сюжете 8 (М = -17,5, p < 0,03). Соответственно, в данном случае «простыми» сюжетами являются сюжеты 3 и 7, «сложным» - сюжет 8. Полученные взаимосвязи между показателями точности и когнитивными характеристиками наблюдателя в сюжетах разной сложности представлены в таблице 1.

Таблица 1. Корреляции между показателями точности и когнитивными характеристиками в «простых» и «сложных» сюжетах

По показателю точности «К»

По показателю точности «Р»

«Сложный» сюжет

(№ 4)

«Простой»

сюжет

(№ 3)

«Сложный» сюжет

(№ 8)

«Простые» сюжеты

(№ 3, 7)

Показатель координации

(Т2 / Т1, тест Струпа)

-0,284*

Показатель интерференции

(Т3 – Т2, тест Струпа)

-0,344**

Примечание: * - p < 0,05, ** - p < 0,01

В «простом» сюжете значение показателя точности «К» отрицательно коррелирует с показателем интерференции, то есть чем легче наблюдатель справляется с вербально – перцептивным конфликтом в стимульном материале, тем более точно он распознает эмоциональные состояния. Таким образом, в данном случае точность оценки эмоций связана с полюсом гибкого познавательного контроля.

Другая значимая связь показывает, что чем более скоординированы словесно-речевая и сенсорно-перцептивная формы опыта наблюдателя, тем точнее он распознает эмоциональные состояния. Нужно отметить, что в сюжете 8 не были представлены экспрессивные речевые характеристики персонажа – ни вербальные, ни паралингвистические особенности. То есть люди, у которых две разные модальности опыта работают более согласованно, в условиях отсутствия вербальной информации являются более успешными в распознавании эмоций другого человека.

Таким образом, определение сюжетов разного уровня сложности дало возможность получить связи с такой когнитивной характеристикой наблюдателя, как когнитивный стиль «ригидный – гибкий познавательный контроль», которые отсутствовали при расчете корреляций по совокупности всех сюжетов.

Для ответа на вопрос о том, зависят ли значения показателей точности оценки эмоциональных состояний от характеристик стимульного материала, был проведен однофакторный дисперсионный анализ отдельно для двух показателей точности. Зависимая переменная - среднее значение одного или другого показателя точности, вычисляемое как медиана значений данного показателя всей выборки испытуемых по каждому сюжету. Таким образом, получено 8 средних значений точности оценок по показателю «К», и 8 – по показателю «Р».

В качестве независимой переменной рассматривалась та или иная характеристика сюжетов. Характеристики:

1). Пол персонажа (женский, мужской);

2). Длина сюжета (короткий сюжет (0 – 30 сек.), длинный сюжет (30 – 60 сек));

3). Наличие / отсутствие в сюжете вербальной и / или паравербальной экспрессии персонажа. В данном стимульном наборе таких сюжетов два (4 и 8).

Результаты однофакторного дисперсионного анализа:

  1. Не выявлено значимого влияния факторов пола персонажа и длины сюжета на точность оценки наблюдателя.
  2. Обнаружено значимое влияние фактора наличия / отсутствия речевой информации в сюжете на точность оценки наблюдателя, выражаемую показателем «Р»: точность оценки в сюжетах с вербальной экспрессией, составила -14,3, в сюжетах без нее -16,8 (p < 0,038).

Таким образом, предъявление в сюжете вербальных и / или паравербальных проявлений речи персонажа способствует повышению точности распознавания его эмоциональных состояний наблюдателем. Точность оценки оказалась независимой от пола персонажа и продолжительности сюжета. Результаты дополняют представленные в литературе данные о связи точности восприятия эмоций и времени предъявления стимульного материала (Малкова, 1981; Carney, Colvin, Hall, 2004).

В обсуждении этого блока результатов важно отметить, что точность ответов наблюдателей оказалась достаточно высокой и составила 73 % (показатель «К»). В литературе отмечается, что распознавание состояний, возникающих у людей в естественных ситуациях, является гораздо более сложной задачей для наблюдателя, чем декодирование эмоций по различным экспрессивным признакам и, как правило, изображенных актерами (Carney, Colvin, Hall, 2004). Полученный в настоящем исследовании результат сопоставим по величине с данными исследований распознавания эмоций по отдельным каналам экспрессии: по мимике - выше 75 %, по голосу – около 60 - 74 % (Elfenbein et al., 2004; Scherer, Banse, Wallbott, 2001; Johnstone, Scherer, 2004). В качестве причин высокой точности наблюдателей в нашем исследовании могут выступать следующие:

1) Особенности выборки испытуемых - преимущественно гомогенная по половому, возрастному и профессиональному признакам (две трети наблюдателей - женского пола, 56 % - психологи, в возрасте до 32 л.).

2) Особенности видеосюжетов. Дисперсионный анализ показал, что большая часть сюжетов значимо не отличается по степени трудности «прочтения» состояний их героев для наблюдателей. Возможно, это связано с тем, что предъявляемые в сюжетах ситуации являются типичными для повседневной жизни и наблюдатели имеют возможность зачастую сталкиваться с ними (например, публичное выступление с докладом; получение неожиданного подарка).

Гипотеза о связи точности распознавания эмоций наблюдателем с его когнитивно-стилевыми характеристиками подтвердилась относительно двух когнитивных стилей - полезависимости-поленезависимости и ригидности-гибкости познавательного контроля. Полученная связь точности с полезависимостью характеризует полезависимых испытуемых как более успешных в распознавании эмоций других людей. Этот эмпирический факт согласуется с интерпретацией Г. Виткина полюса полезависимости как свидетельствующего о социальной компетентности (в отличие от интеллектуальной компетентности в случае поленезависимости) (Холодная, 2002). Результаты современных исследований зачастую также представляют свидетельства бльшей коммуникативной сензитивности полезависимых лиц по сравнению с поленезависимыми, более гибкого контроля выражения своих чувств, податливости экспериментальным манипуляциям их экспрессией (Шкуратова, 1994; Pithers, 2002; Schnall et al., 2002).

При анализе простых и сложных сюжетов были обнаружены значимые связи точности распознавания эмоций с низкой интерференцией в тесте Струпа и высокой скоординированностью вербальной и перцептивной форм опыта наблюдателя. Последний показатель «сработал» в «немом» сюжете, в котором не была представлена речевая информация. Более точное распознавание эмоций наблюдателями с гибким познавательным контролем может быть следствием объективации ими информации, получаемой при восприятии окружающей действительности. У лиц с ригидным контролем, наоборот, содержание восприятия дополняется субъективными представлениями, абстрактными и предполагаемыми аспектами ситуации (Холодная, 2002). В целом полученные связи показателей этого стиля с точностью оценивания эмоций показывают, что в распознавании эмоциональных состояний других людей играет роль механизм интегрированности двух форм опыта.

Исследование не выявило связей между точностью распознавания эмоциональных состояний и диапазоном эквивалентности, что указывает на отсутствие индивидуальных различий по данному стилевому параметру при оценке эмоциональных состояний.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»