WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Все: p<0.001

Х=А: p<0.001

Х=В: p=0.45

Уровни значимости:

Все: p<0.001

Х=А: p<0.001

Х=В: p=0.029

Уровни значимости:

Все: p=0.23

Х=А: p=0.35

Х=В: p=0.15

Рис.6 Переходный ряд «гнев – радость»

Эксперимент 3 преследовал две цели: во-первых – изучение особенностей решения дискриминационной задачи в случае использования переходных рядов, построенных на базе изображений слабо выраженных экспрессий; во-вторых – изучение динамики точности решения в ходе длительной серии.

Эксперимент состоял из тренировочной и основной части. В тренировочной части использовались переходные ряды: «радость – страх», «страх – гнев», «гнев – радость» (материал основной части первого эксперимента, всего 60 предъявлений). Основная часть включала три переходных ряда, построенных на базе слабо выраженных экспрессий по Экману: «страх – презрение», «презрение – отвращение», «отвращение – страх». Каждый ряд состоял из двух опорных изображений, соответствующих «чистым» экспрессиям и двух промежуточных. Таким образом, основная часть включала 9 пар, предъявляемых в 4-х вариантах (1,2,1; 1,2,2; 2,1,1; 2,1,2) – всего 36 предъявлений. Данная последовательность повторялась 4 раза, что в общей сложности составляло 144 предъявления. Время экспозиции изображений лица составляло 300 мс, время экспозиции шумовой маски – 500 мс. Угловые размеры изображений при расстоянии до экрана 50 см составляли 7° x 9°. После каждого предъявления испытуемый должен был дать ответ, какой из двух экспозиций соответствовала третья: первой или второй и оценить уверенность в ответе: «уверен» или «не уверен». В эксперименте участвовали 108 человек - студенты Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (81 женщиа и 27 мужчин) в возрасте от 18 до 22 лет.

Зависимость эффективности решения дискриминационной задачи от номера пары выявлена для переходных рядов «страх – презрение» (максимум точности соответствует первой паре) и «презрение – отвращение» (максимум точности соответствует середине ряда). Для переходного ряда «отвращение – страх» значимая зависимость отсутствует (см. Рис. 7).

На основании результатов экспериментов 2 и 3 в части анализа точности решения дискриминационной задачи можно сделать вывод о том, что оптимальным условием для выявления зависимости точности решения от номера пары в переходном ряду является определенный базовый уровень точности решения – не выше 0.7 для наименее точно дифференцируемых пар.

Уровни значимости:

Все: p<0.001

Х=А: p<0.001

Х=В: p=0.63

Уровни значимости:

Все: p<0.001

Х=А: p<0.001

Х=В: p=0.039

Уровни значимости:

Все: p=0.085

Х=А: p=0.261

Х=В: p=0.026

Рис. 7. Точность решения дискриминационной задачи (эксперимент 3)

При подготовке эксперимента 3 предполагалось, что точность решения дискриминационной задачи для переходных рядов, построенных на базе слабо выраженных экспрессий, будет существенно ниже, чем для ярко выраженных экспрессий. Данное предположение подтверждалось тем, что средняя дистанция между изображениями по Хакену, характеризующая степень сходства изображений, в эксперименте 2 была вдвое больше, чем в эксперименте 3. Результаты исследования показали, однако, что точность решения дискриминационной задачи в экспериментах 2 и 3 оказалась сопоставимой (при времени экспозиции 300 мс).

Возможное объяснение данного феномена состоит в том, что используемый наблюдателями способ дифференциации выражений лица опирается не на «поточечное сопоставление» изображений, а на выделение и сопоставление субъективно значимых особенностей и структуру экспрессий лица в целом. В любом случае степень выраженности эмоциональных состояний (в исследованном диапазоне значений) не является решающим обстоятельством при дифференциации их различий.

4х-кратный повтор всей последовательности предъявлений в основной части эксперимента 3 дал возможность провести анализ динамики научения (зависимости точности решения, уверенности и времени реакции от числа повторов последовательности). Результаты расчетов показывают, что первая подсерия характеризуется значительно более высокой трудностью решения, чему соответствует относительно большое время реакции и относительно низкая доля правильных ответов. В дальнейших сериях время реакции снижается и стабилизируется, а доля правильных ответов – становится более высокой. Согласно полученным результатам плато в научении достигается в среднем через 100 экспозиций.

Эксперимент 4 был направлен на изучение зависимости величины эффекта асимметрии предъявления от последовательности экспозиций. Главное отличие от экспериментов 2 и 3 состояло в том, что целевое изображение располагалось не в конце последовательности, а в середине. Задача испытуемых, таким образом, состояла в том, чтобы определить, какие два соседних изображения экспрессий (1,2) или (2,3) являются идентичными.

В качестве стимульного материала использовались переходные ряды, построенные на базе слабо выраженных экспрессий, включавшие два опорных изображения, соответствующие «чистым» экспрессиям и четыре промежуточных. В тренировочной части использовался переходный ряд «радость-грусть» (20 предъявлений). В основной части использовались переходные ряды «радость-удивление», «удивление-страх», «страх-гнев», «гнев-отвращение», «отвращение-презрение», «презрение-радость» (всего 120 предъявлений). Время экспозиции изображений лица составляло 300 мс, время экспозиции шумовой маски – 500 мс. Угловые размеры изображений при расстоянии до экрана 50 см – 7° x 9°. В эксперименте участвовали 20 человек – студентки московского Института психоанализа в возрасте от 25 до 50 лет.

Результаты эксперимента в части зависимости точности решения дискриминационной задачи от номера пары могут носить лишь предварительный характер в силу малого объема выборки. Можно предполагать наличие зависимости точности решения от номера пары для переходных рядов «радость-страх», «страх-гнев», «презрение-радость», возможно – «отвращение-презрение». Психологическая значимость экспрессии радости существенно выше, чем экспрессии презрения.

Эффект асимметрии экспозиций в эксперименте 4 выражен значительно сильнее, чем в экспериментах 2 и 3. Кроме того, для основной части выявлены значимые зависимости времени реакции от порядка предъявления (Tr = 2496 мс (X=A), Tr = 2262 мс (X=B), p=0.002) и уровня уверенности от порядка предъявления (Nув=0.77 (X=A), Nув=0.83 (X=B), p<0.001). Степень несбалансированности дискриминационной задачи в эксперименте 4 возрасла настолько, что стала осознаваться испытуемыми. Данный результат показывает, что эффект асимметрии экспозиций связан с особенностями способа предъявления стимульного материала.

В четвертой главе проводится анализ особенностей восприятия эмоциональных состояний лица в микроинтервалах времени соотносительно с моделью Хакена.

В пользу модели Хакена свидетельствует основной результат 1-го и 2-го экспериментов: границы между идентифицируемыми экспрессиями не являются фиксированными, их положение может меняться в зависимости от времени экспозиции.

Объем первичных признаков, формирующих паттерны, и метрика различий между паттернами нуждаются в дальнейшем уточнении, поскольку сопоставление результатов 2–го и 3–го экспериментов в части эффективности решения свидетельствует о том, что метрика различий, используемая испытуемыми, отлична от модельной. Решение этой задачи предполагает поиск метрики различий, расчет величины различий между парами тестовых изображений и сопоставление полученных значений с экспериментально определенной эффективностью различения.

Селекция первичных признаков должна представлять собой этап, предшествующий работе модели. Свидетельством его наличия является нелинейный характер зависимости объема идентифицируемой экспозиции от времени в 1-м эксперименте. Первичные признаки, таким образом, представляют собой «макропризнаки», характеризующие черты лица.

Введение блока селекции «макропризнаков» позволит расширить объяснительное поле модели, включив в него зависимость восприятия экспрессий от ориентации изображения (иллюзия Тэтчер); «феномен лица» – более эффективное распознание лица по сравнению с идентификацией экспрессий (Хрисанфова, 2004); наличие синтетического и аналитического способов восприятия экспрессий лица (Барабанщиков, 2002; Хрисанфова, 2004).

Дальнейшая перспектива развития модели связана с двумя направлениями: Первое - моделирование восприятия динамических паттернов. Как первый шаг в этом направлении можно рассматривать переход от динамики в пространстве параметров порядка к динамике в пространстве воспринимаемых паттернов. Второе – введение собственного «эмоционального состояния», меняющимся в зависимости от идентифицируемой экспрессии (и возможно в зависимости от трудности решения задачи). В свою очередь, «эмоциональное состояние» модели может влиять на процесс идентификации экспрессий.

В заключении подведены итоги выполненной работы и намечены перспективы дальнейших исследований.

Выводы

  1. Принципы функционирования модели восприятия Хакена могут служить основанием для формального описания микродинамики восприятия экспрессий лица. При моделировании перцептогенеза лица необходимо ввести блок выделения макропризнаков, учесть зависимость «параметров внимания» от модальности экспрессии и субъективные (психофизические) критерии оценки степени различия между экспрессиями.
  2. Наиболее эффективным средством верификации модели является дискриминационная задача с параллельно предъявляемыми дистракторами. Дискриминационная задача с последовательно предъявляемыми дистракторами и задача идентификации в этом отношении менее эффективны.
  3. Необходимыми условиями для наблюдения категориальности восприятия экспрессий лица при решении дискриминационной задачи являются: а) базовый уровень эффективности решения, не превышающий 65 – 70% для наименее точно дифференцируемых пар; б) эквидистантный стимульный материал; в) достаточный объем выборки.
  4. При выполнении последовательных дискриминационных задач вида АВХ и АХВ возникает эффект асимметрии экспозиций, заключающийся в том, что для случая Х=В эффективность решения значимо выше, чем для случая Х=А.
  5. На разных этапах перцептогенеза изменения восприятия экспрессий лица могут проявляться по-разному. На раннем этапе (100 мс – 200 мс) усиливается роль опорных (базовых) экспрессий, на более позднем (200 мс – 3 с) – роль спокойного состояния.
  6. Точность выполнения дискриминационных задач является функцией ряда переменных: модальности экспрессии, последовательности экспозиций, времени восприятия, особенностей наблюдателя и др.
  7. Субъективная значимость (валентность) базовых экспрессий неодинакова. В частности, страх имеет большую валентность по сравнению с радостью и гневом, которые воспринимаются как равнозначные.
  8. Выявленные тенденции микродинамики восприятия имеют место как в случае сильно, так и слабо выраженных экспрессий.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

1. Барабанщиков В.А., Жегалло А.В. Детерминанты категориальности восприятия экспрессий лица // Вестник Московского государственного областного университета, серия «Психологические науки», 2007, №3 C. 82 – 93.

Статьи в научных журналах и сборниках, тезисы докладов:

  1. Барабанщиков В.А., Жегалло А.В., Хрисанфова Л.А. Перцептогенез экспрессий лица // Общение и познание. М.: «Институт психологии РАН», 2007. С. 44 – 83.
  2. Барабанщиков В.А., Жегалло А.В. Качество восприятия эмоционального состояния человека и основы его моделирования // Методы исследования психологических структур и их динамики. Выпуск 4. М.: ИП РАН, 2007. С. 92 – 116.
  3. Барабанщиков В.А., Жегалло А.В. Синтетический и аналитический способы восприятия и подходы к их моделированию // Синергетика в междисциплинарном подходе современной психологии: Сб. науч. тр. / Под ред. Р.Х. Тугушева. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. С. 24 – 27.
  4. Жегалло А.В. К вопросу о проблеме дискретности и непрерывности восприятия экспрессий лица // Тенденции развития современной психологической науки. Тезисы юбилейной научной конференции. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. Часть I. С. 30 – 31.
  5. Жегалло А.В. Динамика восприятия экспрессий лица: к верификации модели восприятия сложных изображений Г. Хакена // Образ российской психологии в регионах страны и в мире: Материалы международного Форума и Школы молодых ученых ИП РАН, 24–28 сентября 2006 г. М.: ИП РАН, С. 216 – 220.
  6. Жегалло А.В. Практическая реализация синергетического компьютера Хакена // Труды международных научно–технических конференций «Интеллектуальные системы (AIS’06)» и «Интеллектуальные САПР (CAD-2006)» М: ФИЗМАТЛИТ, 2006 Т.1. С. 376 – 382.
  7. Жегалло А.В. Моделирование восприятия экспрессий лица // Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения – 2006» СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2006. С. 182-184.
  8. Жегалло А.В. Построение графических схем лица и возможности их применения// Дружининские чтения: Материалы 5-й Всерос. научно-практ. конф. г. Сочи 4-6 мая 2006 г. Сочи: СГУТиКД, 2006. С. 60 – 63.
  9. Жегалло А.В. Классификация задач, решаемых с применением методов синергетики // Труды международных научно–технических конференций «Интеллектуальные системы (AIS’05)» и «Интеллектуальные САПР (CAD-2005)» М: ФИЗМАТЛИТ, 2005 Т.4. С.
    Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»