WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Переезд

Свадьба

Рождение ребенка

Тяжелая болезнь/Несчастный случай

Смерть близкого человека

Потеря работы

Тяжелый конфликт на работе

Крупная профессиональная неудача

Конфликт в семье

Развод

В четвертом разделе исследуется взаимосвязь между ИП ИУС и степенью «эмоциональной гранулярности» (ЭГ). Высокая ЭГ означает сильную степень дифференциации при рефлексии собственных эмоциональных состояний (Barret, 2004). В литературе показано существование зависимости между высокой положительной ЭГ и положительными адаптационными исходами в условиях острого и хронического стресса, а также между высокой отрицательной ЭГ и отрицательными адаптационными исходами (Fredrickson, 2001; Tugade et al., 2004). Для оценки уровня ЭГ в нашем исследовании были использованы первичные данные, полученными по опроснику «Шкала дифференциальных эмоций» К. Изарда. В данном опроснике испытуемый оценивает интенсивность переживания каждой из 10 «базовых» эмоций по 5-балльной шкале (каждая эмоция представлена 3 прилагательными). Эмоции объединяются в три блока: блок позитивных, блок негативных и блок тревожно-депрессивных эмоций. Степень ЭГ для каждого блока эмоций можно получить, вычисляя меру разброса (дисперсию) сырых оценок внутри каждого блока. Таким образом, для каждого блока эмоций можно измерить собственный тип ЭГ: позитивную (П-гранулярность), негативную (Н-гранулярность) и тревожно-депрессивную (ТД-гранулярность). Анализ взаимосвязей между ИП ИУС и оценками разных типов эмоциональной гранулярности проводился на основе рангового коэффициента корреляции Спирмена. Показано, что ИП ИУС положительно коррелирует с показателем П-гранулярности (r = 0,4, <0,001) и отрицательно – с показателями Н-гранулярности (r = -0,45; <0,001) и ТД-гранулярности (r = -0,27; <0,001). Полученные результаты подтверждают, что с ростом уровня ИП ИУС возрастает психологический потенциал совладания со стрессом за счет большей дифференциации позитивных эмоциональных переживаний.

В пятом разделе исследуется роль конструкта ИУС в опосредовании связи между интенсивностью стрессоров и выраженностью неблагоприятных последствий стресса (связь «стрессор-дистресс»). Анализировалось предположение о том, что при высоком уровне ИУС негативное влияние стрессоров на физическое и психическое благополучие смягчается (либо полностью нейтрализуется). Эмпирическим доказательством этого может служить исчезновение корреляционной зависимости между интенсивностью (количеством) стрессоров и выраженностью различных стресс-индуцированных нарушений в группе испытуемых с относительно высоким уровнем ИУС при одновременном сохранении этой зависимости в группе с относительно низким уровнем ИУС. В качестве показателя соматических расстройств использовалось общее число хронических заболеваний, в качестве показателей психологического неблагополучия – выраженность типа А поведения и компонентов синдрома психического выгорания, а в качестве показателей поведенческих нарушений – интенсивность использования неадекватных стратегий совладания (курения и употребления алкоголя). Интенсивность стрессового воздействия оценивалась через общее число стрессоров в личной и профессиональной жизни обследуемого. Для проверки гипотезы о «буферном» действии ИУС был проведен расчет коэффициента корреляции Спирмена отдельно для группы «устойчивых» (значения ИП ИУС больше медианы) и «неустойчивых» (значения ИП ИУС меньше медианы) обследованных. Результаты полностью соответствовали выдвинутой гипотезе. Например, зависимость числа хронических заболеваний от интенсивности стресса в группе «высококустойчивых» испытуемых носит случайный характер (r = 0,09; >0,05). В «неустойчивой» группе между ними наблюдается систематическая зависимость (r = 0,16; <0,05). Аналогичные межгрупповые различия установлены для психологических и поведенческих стресс-индуцированных нарушений.

В шестом разделе анализируется связь между уровнем ИП ИУС и индивидуальными особенностями реагирования на усложнение условий деятельности. Лица, высокоустойчивые к действию стресс-факторов, способны не только к поддержанию стабильного уровня функционирования в трудных условиях, но и к такой реорганизации системы психической регуляции, которая выводит их на новый уровень сопротивляемости (Garmezy, 1984; Kobasa, 1981; Richardson, 2002). Наоборот, лица с низким уровнем устойчивости к стрессу реагируют на усиление нагрузки распадом деятельности и нарастанием симптомов личностного неблагополучия. Исходя из этого, было проведено межгрупповое сравнения лиц, занимающих должности с высоким и низким уровнем напряженности трудовой ситуации (шкала «Стресс» опросника ДОРС, ДОРС/Стресс). Должности, для которых среднее значение показателя ДОРС/Стресс превышало общевыборочное среднее этого показателя более чем на одну стандартную ошибку, рассматривались как «более напряженные» (всего 6 должностей, 79 испытуемых). Должности со средним значением показателя ДОРС/Стресс, меньшим обшевыборочного среднего на одну стандартную ошибку, классифицировались как «менее напряженные» (всего 7 должностей, 157 испытуемых). Данные анализировались с помощью двухфакторного дисперсионного анализа с факторами «Напряженность должности» (2 уровня: «более напряженные» и «менее напряженные») и «Уровень ИУС» (3 уровня: «высокоустойчивые», «норма», «низкоустойчивые») и показателем ДОРС/Стресс в качестве зависимой переменной. Основным результатом (см. рис. 2) можно считать значимое расходящееся взаимодействия факторов (F(1,121) = 3,21; <0,05). Действительно, при сравнении разных по степени напряженности должностей лица с низким уровнем ИП ИУС обнаруживают выраженную тенденцию к увеличению воспринимаемой напряженности при выполнении более сложной работы. Для лиц со средним («нормативным») уровнем ИП ИУС различие в степени напряженности практически отсутствует. Наиболее ярко опосредующий характер ИУС проявляется у лиц с высоким значениями ИП ИСУ - в этом случае усложнение условий приводит к снижению переживаемой напряженности профессиональной ситуации.

Рис.2 Зависимость воспринимаемой напряженности трудовой деятельности от ее объективной сложности и уровня ИУС.

Заключительный, седьмой раздел посвящен обсуждению полученных результатов. В обобщенном виде рассматриваются связи ИП ИУС с целым рядом переменных, характеризующих особенности индивидуального стрессового процесса. Высокий уровень ИП ИУС закономерно связан с успешной адаптацией к действию хронического психологического стресса на разных уровнях индивидуальной организации – соматическом, психологическом и поведенческом. Также обнаружено подтверждение тому, что успешность адаптации в случае высокой ИУС обеспечивается минимизацией степени субъективно испытываемой напряженности. При этом, как показывает анализ феномена «спирали стресса», предложенная многомерная оценка ИУС не тождественна диагностике проявлений дистресса, а отражает её содержание как самостоятельного индивидуального свойства, характеризующего степень эффективности совладающего поведения человека. ИП ИУС предсказанным образом связан с показателями «эмоциональной гранулярности», являющейся одним из факторов, нейтрализующих действие психологических стресс-факторов. Для широкого спектра эффектов стресса также было непосредственно доказано, что высокая ИУС нейтрализует негативное влияние стрессовых воздействий. Кроме того, анализ ИП ИУС подтверждает оптимальный характер регуляции деятельности у лиц, высокоустойчивых к стрессу - усложнение должностных обязанностей и условий работы приводит у них к снижению её воспринимаемой напряженности. В своей совокупности, эти результаты свидетельствуют о высокой конструктной валидности предложенной многомерной оценки ИУС.

В заключении отмечается, что представленная работа позволяет обосновать целесообразность диагностики уровня индивидуальной устойчивости к стрессу на основе характеристик субъективных оценок затруднительных ситуаций и доступных функциональных ресурсов совладания. Показано, что разработанный комплекс диагностических показателей обладает высокой дифференцирующей чувствительностью и конструктной валидностью. На основании обобщения результатов проведенного исследования были сформулированы следующие выводы:

  1. Индивидуальная устойчивость к стрессу представляет собой системную динамическую характеристику, характеризующую способность человека к успешному совладанию с затруднительными ситуациями. Характерной чертой высокой устойчивости к стрессу является преодоление острого и хронического стресса без негативных последствий для психического и физического здоровья.
  2. Диагностика уровня индивидуальной устойчивости к стрессу должна включать оценку индивидуально-личностных свойств и их взаимодействий, характеризующих особенности индивидуальных способов преодоления затруднений на основе субъективного образа стрессогенной ситуации. В этом случае становится возможным целостное описание устойчивости к стрессу как функционального свойства оптимально организованной системы регуляции деятельности в сложных условиях.
  3. Адекватной концептуальной базой для непосредственного измерения индивидуальной устойчивости к стрессу служит когнитивно-трансактный подход к анализу психологического стресса. Разработанная схема многомерной оценки этого индивидуального свойства включает характеристики субъективного отражения ключевых признаков стрессогенной ситуации по комплексу когнитивно-аффективных оценок и доступных ресурсов по ее преодолению. Для выделенных компонентов многомерной оценки следует учитывать существование двух дополняющих друг друга составляющих – как состояния и как устойчивой личностной черты. При формировании субъективных оценок ситуации и ресурсов, взаимодействие которых определяет актуальный уровень устойчивости к стрессу, диспозиционные предпочтения оценок определенного типа преломляются в соответствующих состояниях.
  4. Предложенная схема многомерной оценки индивидуальной устойчивости к стрессу может быть реализована с помощью системы диагностических показателей, включающей диспозиционные и ситуативные оценки выраженности когнитивно-аффективных комплексов тревоги, депрессии и гнева, а также показатели степени истощения функциональных ресурсов обеспечения деятельности. Данная диагностическая система является минимально необходимой и в перспективе может быть расширена и детализирована с целью повышения точности прогностических оценок.
  5. Обследованные группы лиц с различным по объективным проявлениям уровнем сопротивляемости к стрессу обнаруживают значимые различия по всем показателям диагностической системы, что подтверждает высокую степень диагностической чувствительности предложенной многомерной оценки.
  6. Выявленная на основе конфирматорного факторного анализа структура предложенной многомерной оценки индивидуальной устойчивости к стрессу соответствует теоретическим положениям, использованным при ее разработке. Наличие выраженных межкомпонентных взаимосвязей в структуре индивидуальной устойчивости к стрессу допускает выделение единственного латентного фактора, на основании которого может быть рассчитан интегральный показатель индивидуальной устойчивости к стрессу.
  7. Анализ зависимостей между интегральным показателем устойчивости к стрессу и рядом характеристик, отражающих успешность адаптации человека к жизненным затруднениям по показателям соматического здоровья и личностного благополучия (наличие хронических заболеваний, склонность к типу А поведения, признаки психического выгорания, опасные для здоровья привычки), подтверждает высокую степень конструктной валидности многомерной оценки индивидуальной устойчивости к стрессу.
  8. Высокая индивидуальная устойчивость к стрессу нейтрализует влияние психологических стресс-факторов, возникающих в личной жизни и профессиональной среде человека. К «буферным» механизмам, повышающим эффективность совладающего поведения, относятся, в частности, высокая положительная эмоциональная гранулярность и снижение субъективно воспринимаемой напряженности деятельности при усложнении условий ее выполнения.

Основное содержание исследование отражено в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК

1. Величковский Б.Б. Многомерная оценка индивидуальной устойчивости к стрессу // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки».- 2007.- №3.- С. 105-112. (0,5 п.л.)

2. Величковский Б.Б., Марьин М.И. Комплексная диагностика индивидуальной устойчивости к стрессу в рамках модели «состояние – устойчивая черта» // Вестник МГУ. Серия 14. Психология.- 2007.- №2.- С. 34-46. (0,7 п.л.)

Статьи в других научных изданиях

1. Величковский Б.Б. Конструктная валидность диспозиционно-ситуативной модели для оценки индивидуальной устойчивости к стрессу // Новые в психологии. Сборник статей молодых ученых факультета психологии Московского университета / Под ред. М.А. Степановой. – М.: Факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, 2006.- С. 103-111. (0,5 п.л.)

2. Величковский Б.Б. Опыт создания компьютеризованной системы оценки индивидуального уровня стресс-резистентности. Ежегодник Российского психологического общества. Специальный выпуск. Т. 1.- М.: Эслан, 2005.- С. 277-279. (0,1 п.л.)

3. Величковский Б.Б. Психологические индикаторы сниженной стресс-резистентности. Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России. Материалы межрегиональной научно-практической конференции.- М.: АНО УМО «Инсайт», 2005.- С. 81-83. (0,1 п.л.)

4. Velichkovsky B.B. Quantifying emotional stress-resistance. Proceedings of the 9th European Congress of Psychology.- Granada, 2005.- P. 85. (0,1 п.л.)

5. Velichkovsky B.B. A computerized system for integrative assessing individual stress-resistance. Proceedings of the 12th European Congress of Work and Organizational Psychology.- Istanbul, 2005.- P. 67. (0,1 п.л.)


1 Как видно из названий использованных методик, показатели диагностического комплекса ориентированы таким образом, что их высоким значениям соответствует «неблагоприятный» полюс.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»