WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Процедура проведения психодиагностического обследования описана в шестом разделе. В седьмом разделе дается характеристика использованных методов статистической обработки результатов. Статистический анализ данных проводился с использованием программ SPSS (версия 12) и EQS (версия 6.1).

Глава 3, состоящая из пяти разделов, посвящена описанию и обсуждению результатов, полученных при проверке диагностической пригодности многомерной оценки ИУС. В первом разделе, состоящим из двух частей, проводится качественное сравнение обследованных выборок по всем использованным показателям на основании данных описательной статистики. В первой части выборки сопоставлялись по показателям диагностического комплекса. В выборках с объективно сниженным уровнем сопротивляемости к стрессу в среднем зафиксирован негативно выраженный уровень практически всех показателей, составляющих многомерную оценку ИУС (см. таблицу 2). Во второй части выборки сопоставлялись на основании данных о проявлениях острого и хронического стресса, оцениваемых по показателям дополнительных методик. Для выборок с объективно сниженным уровнем ИУС было зафиксировано выраженное соматическое и психологическое неблагополучие.

Таблица 2. Зависимость среднего уровня показателей, составляющих диагностическую систему, от объективно зафиксированного уровня ИУС.

Диагностические

показатели

Выборка

А

(устойчивые)

Б

(высокоустойчивые)

В

(срывы)

Г

(психосоматика)

Ч-тревога

+

++

!!

!!

С-тревога

+

++

!!

!!

Ч-гнев

+

++

!!

!

С-гнев

+

+

!!

+

Ч-депрессия

++

++

!!

!

С-депрессия

+

++

!!

!

Ч-истощение

++

++

!

!!

С-истощение

++

++

!!

!!

Обозначения: «++» - низкий уровень, «+» - умеренный уровень, «!» - выраженный уровень, «!!» - высокий уровень

Во втором разделе анализируется возможность достоверного различения выборок, контрастных по объективно зафиксированному уровню ИУС, на основании значений входящих в диагностический комплекс показателей. Проверялась гипотеза о значимом ухудшении1 значений показателей, сопровождающем снижение объективного уровня ИУС. Для этого использовался однофакторный дисперсионный анализ с последующими множественными сравнениями по критериям Шеффе и Тьюки, а для ненормально распределенного показателя С-гнева - критерий Краскалла-Уоллиса с последующими попарными сравнениями по критерию Манна-Уитни. В результате для всех показателей была показана высокозначимая связь с объективно зафиксированным уровнем ИУС (<0,001). Для основной массы показателей средние значении в выборках А и Б не различались, но были значимо ниже соответствующих средних в выборке Г, которые были значимо ниже средних в выборке В. Для показателей Ч-тревога и Ч-утомление выборки А и Б, а также выборки В и Г, образовали две гомогенные группы, причем средние в первой группе были значимо ниже средних второй группы. Таким образом, наблюдается значимый рост показателей диагностического комплекса при переходе от выборок «устойчивых» испытуемых (выборки А и Б) к выборкам «неустойчивым» испытуемых (выборки В и Г), что свидетельствует о высокой различительной способности комплекса использованных диагностических показателей.

В состав третьего раздела входят две части. В первой части на основе методик диагностического комплекса рассчитывается интегральный показатель ИУС (ИП ИУС). С этой целью была проведена факторизация всего массива данных по показателям диагностической системы с помощью метода главных компонент. Критерий Кайзера-Гуттмана и анализ графика факторных весов согласованно привели к выделению единственного фактора, описывающего 58,6% дисперсии и интерпретируемого как фактор «Стрессоустойчивости». Используя полученные факторные нагрузки в качестве «весов» стандартизованных диагностических показателей, следующая формула позволяет рассчитать значения ИП ИУС:

ИП ИУС = (1) (0,91Ч-тревога + 0,95С-тревога + 0,94Ч-депрессия + 0,94С-депрессия + 0,84Ч-гнев + 0,75С-гнев + 0,91Ч-истощение + 0,72С-истощение)

Отметим, что умножение на (1) имеет целью изменение ориентации ИП ИУС таким образом, чтобы его положительный полюс соответствовал максимальному уровню ИУС.

Во второй части проведена проверка гипотезы о существовании достоверной зависимости между ИП ИУС и объективно зафиксированным уровнем сопротивляемости к стрессу. Проведенный с этой целью однофакторный дисперсионный анализ привел к получению высокозначимого результата (<0,001). Согласно тестам множественных сравнений Шеффе и Тьюки, выборки А и Б не различаются значимо по среднему уровню ИП ИУС. Для выборки Г среднее значение ИП ИУС значимо ниже среднего выборок А и Б, но значимо выше среднего значения ИП ИУС в выборке В. Таким образом ИП ИУС позволяет различать выборки с различным уровнем сопротивляемости к стрессу и сохраняет значительную часть диагностической информации, содержащейся в многомерной оценке ИУС.

В четвертом разделе представлены результаты конфирматорного факторного анализа, проведенного с целью изучения внутренней структуры многомерной оценки ИУС. В ходе анализа сравнивались четыре теоретические модели ИУС: модель I с одним фактором «Стрессоустойчивости»; модель II c четырьмя ортогональными факторами «Тревоги», «Депрессии», «Гнева» и «Истощения»; модель III c четырьмя коррелирующими факторами «Тревоги», «Депрессии», «Гнева» и «Истощения»; модель IV c четырьмя факторами первого порядка («Тревога», «Депрессия», «Гнев», «Истощение»), объединяемыми в один фактор второго порядка («Стрессоустойчивость). Все модели дополнительно содержат два «методических» фактора – фактор «Личности» и фактор «Ситуации», которые отражают существование общих источников дисперсии у личностных и ситуативных диагностических показателей.

Модель II оказалась наименее удачной (2(df=11) = 145,2; CFI = 0,981; SRMR = 0,028; RMSEA = 0,127). Модели I (2(df=11) = 52,5; CFI = 0,994; SRMR = 0,013; RMSEA = 0,071), III (2(df=5) = 42,9; CFI = 0,995; SRMR = 0,015; RMSEA = 0,1) и IV (2(df=3) = 34,6; CFI = 0,995; SRMR = 0,007; RMSEA = 0,118) продемонстрировали сходный уровень соответствия. Однако только в модели III факторные нагрузки всех диагностических показателей оказываются значимыми и легко интерпретируются теоретически. Следует отметить, что в модели III выделенные факторы высоко коррелируют между собой, что позволило улучшить модель за счет объединения наиболее сильно связанных факторов. Такое объединение представляется концептуально наиболее обоснованным для факторов «Тревога» и «Депрессия» (Изард, 1980; МКБ-10, раздел V, F 43.2). Результирующая модель IIIа (см. рис. 1) в целом показала очень высокую степень соответствия эмпирическим данным (2(df=8) = 37,7; CFI = 0,996; SRMR = 0,009; RMSEA = 0,07).

Рис. 1. Структура многомерной оценки ИУС по результатам конфирматорного факторного анализа (* - нагрузка значима на уровне 0,05).

Пятый раздел посвящен обсуждению результатов, полученных в Главе 3, и обоснованию высокой диагностической чувствительности предложенной многомерной оценки ИУС и разработанного ИП ИУС. Также показано, что многомерная оценка ИУС имеет сложную внутреннюю структуру с выраженными взаимосвязями между её компонентами, что отражает системный характер ИУС как интегративного свойства человека.

В Главе 4, состоящей из семи разделов, исследуется конструктная валидность многмерной оценки ИУС. С этой целью на основе данных, полученных в выборке А, проводится анализ зависимостей между ИП ИУС и различными показателями, характеризующими индивидуально-специфичные формы успешной и неуспешной адаптации человека к стрессу. В ходе анализа использовалось разделение выборки А на подгруппы «высокоустойчивых» (значения ИП ИУС больше 80-го перцентиля), «среднеустойчивых» («норма», значения ИП ИУС от 80-го до 20-го перцентиля) и «низкоустойчивых» испытуемых (значения ИП ИУС меньше 20-го перцентиля).

В первом разделе рассматривается зависимость между ИП ИУС и системой показателей выраженности негативных последствий хронического стресса:

1) Соматические показатели. Частота фактов заболеваний в течение 6 месяцев перед проведением обследования, необходимости обращения к врачу в этот период, а также наличия хронических заболеваний по сравнению с «нормой» значимо снижается у «высокоустойчивых» испытуемых и значимо повышается у «низкоустойчивых» испытуемых (все <0,001 по критерию 2). С ростом ИП ИУС также обнаруживается тенденция к уменьшению общего числа хронических заболеваний (<0,001 по критерию Краскалла-Уоллиса).

2) Поведенческие показатели. Анализировались две неадекватные поведенческие стратегии совладания – регулярное употребление алкоголя и регулярное курение. В соответствии с ожиданиями, ИП ИУС обратно связан с частотой регулярного употребления алкоголя (все <0,001 по критерию 2). Однако для «низкоустойчивых» испытуемых частота регулярного курения значимо ниже, чем для «высокоустойчивых» и «нормы» (<0,001). Таким образом, высокая устойчивость к стрессу не исключает обращения к социально менее порицаемым формам неадекватного совладания.

3) Психологические показатели. Исследовалась связь ИП ИУС и проявлений двух типичных форм личностных деформаций, вызванных действием хронического стресса – типа А поведения и синдрома психического выгорания. В обоих случаях подтвердилось предположение о существовании значимой обратной корреляции (значения коэффициентов корреляции Пирсона r от -0,81 до -0,34, все <0,001). Значимость и направление корреляционных связей не изменились при статистическом контроле переменных возраста и пола.

Во втором разделе анализируется связь ИП ИУС и уровня воспринимаемой напряженности деятельности. Само понятие ИУС предполагает, что лица со сниженным уровнем адаптации к стрессу чаще воспринимают затруднительные ситуации в личностно значимых жизненных областях (таких как, например, профессиональная деятельность) как сложные и требующие значительных ресурсов для их разрешения (Lazarus, 1993). В подтверждение этой гипотезы нами было обнаружено наличие значимой положительной корреляции между ИП ИУС и шкалой «Стресс» опросника ДОРС, измеряющей степень воспринимаемой напряженности трудовой ситуации (r = 0,62; p < 0,001). Дополнительно был осуществлен контроль влияния двух видов побочных переменных: возраста и связанной переменной стажа, а также места работы и должности испытуемых. В обоих случаях значимость и направление коэффициента корреляции не изменилось.

В третьем разделе валидность многомерной оценки ИУС исследуется на примере феномена, описываемого в литературе как «спираль стресса». Под «спиралью стресса» понимают эффект значительного увеличения количества жизненных затруднений у лиц, деятельность которых подвержена деструктивному влиянию хронического стресса (Hobfoll, 2001). В данном случае речь идет о трудных ситуациях, возникновение которых в принципе может быть обусловлено неадаптивным поведением самого человека. Мы обозначаем такие затруднительные ситуации как «эндогенные». В отличие от «эндогенных», «экзогенные» стрессоры во многом являются следствием внешних обстоятельств и имеют ограниченное значение в разворачивании «спирали стресса». В соответствии с этим, список стрессоров в личной и профессиональной жизни, входивший в состав использованной в ходе обследования анкеты-интервью, был разделен на предположительно «экзогенные» и «эндогенные» стрессоры (см. таблицу 3). Для стрессоров обоих типов с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена определялась сила и направленность связи между их общим числом и ИП ИУС. В случае «эндогенных» стрессоров коэффициент корреляции равен r = -0,31 (<0,001), а для категории «экзогенных» стрессоров r = -0,07 (>0,05). Таким образом, низкий уровень ИП ИУС связан с повышением общей частоты жизненных стрессоров, но только таких, в возникновении которых значительную роль играют нарушения адаптивных способностей человека.

Таблица 3. Распределение стрессогенных событий в личной и профессиональной жизни.

«Экзогенные стрессоры»

«Эндогенные стрессоры»

Смена работы

Повышение по службе

Финансовые трудности в организации

Инновации в организации

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»