WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Большую ценность представляют неопубликованные документы, находящиеся в архивах Пермского края и Свердловской области. В первую очередь следует отметить секретные информационные бюллетени и сводки особого и секретно-оперативного отделов Пермской губЧК, секретно-оперативной части губотдела ГПУ. Эти документы содержат огромный фактический материал, отражающий результаты чекистской системы политического контроля – политические настроения пермского крестьянства и рабочих, служащих, красноармейцев, «обывателей» и духовенства, данные о ликвидации «белогвардейских банд», сведения о количестве взятых на учет и под негласное наблюдение социалистов (эсеров, меньшевиков и пр.), а также данные о внедрении секретных сотрудников в социальную среду.

Информативным источником являются и «личные» закрытые письма руководителей губотдела и окротделов ОГПУ по Пермскому краю в вышестоящие инстанции – ПП ОГПУ по Уралу, информационный отдел ОГПУ в Москву. Эти материалы позволяют обозначить приблизительные масштабы системы чекистского политического контроля в регионе, уровень выполнения пермскими чекистами директив вышестоящих инстанций, политическое сознание руководства региональных органов госбезопасности.

Вместе с тем в источниковедении последние 10–15 лет остается спорным вопрос о критике этой группы источников. Действительно, рассекреченные и публикуемые в настоящее время материалы органов государственной безопасности отнюдь не содержат «абсолютной истины» и требуют профессиональной научной критики. Сегодня ни для кого уже не секрет, что нередко чекисты фальсифицировали результаты своей работы, пользовались заведомо ложными доносами, с целью возбудить «громкие дела» и доказать свое рвение для продвижения по служебной лестнице41. Это обстоятельство побуждает, в свою очередь, критично подойти к анализу достоверности текста секретных сводок, информационных бюллетеней, обзоров и докладов, комплектуемых пермскими чекистами.

В критике такого рода источников полезно использовать методологические принципы, сформулированные школой «Анналов» (М. Блок и др.). Академик Н.Н. Покровский, интерпретируя эти принципы при анализе в качестве источника сводки 6-го отделения ГПУ, подчеркивает, что наиболее достоверны содержащиеся в документе сведения, противоречащие основному направлению его тенденциозности, а наименее достоверны – совпадающие с ним42. Подобный подход, в частности, применил в своем исследовании и петербургский историк Н.А. Ломагин43

.

Для оценки степени объективности материалов ЧК–ГПУ, а также и материалов партийных комитетов РКП(б) Пермского края вполне применим традиционный источниковедческий принцип проверки достоверности сведений документа путем привлечения других документов.

Наконец, пятая группа источников представлена местной периодической печатью (пермская газета «Звезда» и кунгурская газета «Искра»). Отметим, что этот источник малоинформативен применительно к настоящему исследованию. Нет сомнения, что пресса в 1919–1929 гг. отражала взгляды правящей партии, поэтому основное внимание при анализе данного вида исторического источника уделялось констатации отдельных событий (политические кампании в регионе по преследованию властями эсеров и меньшевиков, партийные чистки) и анализу статистических сведений.

В целом же источниковая база для данного исследования, несмотря на фрагментарность отдельных групп источников, весьма обширна и вполне достаточна для решения поставленных задач.

Научная новизна диссертации определяется в первую очередь тем, что она является первым комплексным исследованием, посвященным изучению системы политического контроля в Пермском крае, а также одним из первых исследований, раскрывающим вопрос о масштабах борьбы с инакомыслием в провинции.

На конкретном историческом материале впервые рассмотрен вопрос о становлении и характере деятельности органов политической цензуры (гублит-окрлит) в Пермском крае в 1920-е гг. Впервые в качестве института политического контроля рассматривается деятельность местной квази-общественной организации «Союза воинствующих безбожников».

При раскрытии вопроса о месте и роли местных органов государственной безопасности (ЧК–ГПУ) в системе политического контроля за населением региона впервые обозначены механизмы их деятельности в области политического сыска, каналы сбора секретной информации о политических настроениях социальных групп.

Автором произведена типология основных подходов к рассмотрению данной проблемы в научной литературе. С источниковедческой точки зрения, новизна диссертации состоит в том, что в научный оборот вводится значительное количество ранее не использовавшихся в исторических исследованиях архивных документов.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования содержащегося в ней материала, положений и выводов в научной работе (подготовка обобщающих трудов по политической истории Пермского края, истории политических репрессий в российской провинции, по истории политических репрессий на Урале, истории органов ВЧК–ОГПУ, истории органов политической цензуры), в учебно-методической работе (включение материалов диссертации в лекционные и специальные курсы, использование их при проведении семинарских занятий) и в просветительской деятельности (подготовка публикаций в СМИ, разработка экспозиций выставок и т.д.).

Апробация работы. Содержащиеся в диссертации концептуальные положения, общие и частные выводы апробированы в научных публикациях, выступлениях на региональных, межвузовских и всероссийских научных конференциях. Основные результаты исследования изложены в десяти научных публикациях общим объемом 2,6 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и научная значимость темы, территориальные и хронологические рамки исследования, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи работы, характеризуются методологические принципы, новизна и практическая значимость диссертации, даются историографический и источниковедческий обзоры.

В первой главе «Формирование системы политического контроля ВЧКОГПУ на территории Пермского края» – рассматривается выполнение органами ВЧК–ОГПУ функции политического контроля над населением и в отношении политической оппозиции. В главе обозначаются методы, формы и результаты политического контроля чекистов, анализируются взаимоотношения органов государственной безопасности с другими структурами, осуществляющими политический контроль.

В первом параграфе «Становление чекистской системы политического контроля в масштабах РСФСР» исследуется процесс формирования политического контроля органами ВЧК–ОГПУ в Советской России в 1919 – 1929 гг. В масштабах РСФСР политический контроль чекистов над населением страны берет свое начало летом 1918 года. Постепенно его институты появляются и утверждаются в провинции.

Чекистский политический контроль отличало в первую очередь неперсонифицированность: ни одна социальная группа не была застрахована от слежки, негласной «разработки» и репрессий.

Органы государственной безопасности представляли собой в сознании народных масс образ «глаз и ушей» советской системы. Вербовка осведомителей воспринималась обывателями как обычная, повседневная мера, необходимая для поддержания существования системы. ВЧК через средства массовой информации открыто призывала всех «сознательных» советских граждан на службу в качестве своих агентов.

Следует подчеркнуть, что политический сыск, соответствующие технические и психологические средства находились в наличии исключительно в распоряжении ВЧК–ОГПУ. Ни партийные комитеты, ни иные советские организации, также задействованные в сфере политконтроля, не конкурировали в этой сфере с ВЧК.

Система комплектования секретной информации о политических настроениях населения страны находилась в постоянном «движении», шлифовке, совершенствовании. Сводки ВЧК–ОГПУ стали в итоге отражать приблизительную картину положения дел в уезде, губернии–области, крае и в стране в целом.

Во втором параграфе «Контроль за политическими настроениями населения региона в деятельности чекистов» анализируется методика организации секретной информационной работы чрезвычайными комиссиями Пермского края, выявляются свидетельства формирования и деятельности аппарата осведомления, рассматриваются основные формы секретной отчетности.

После ухода войск белых с территории Пермского края в первой половине июля 1919 года секретно-оперативный отдел Пермской губЧК, выполняя директивы секретного отдела ВЧК, принялся в спешном порядке за работу по организации секретной сети осведомления. Первые результаты работы аппарата осведомления в Пермском крае датируются августом 1919 года, когда появляются формы комплектации секретных сведений – информационные бюллетени и сводки «А». Анализ бюллетеней и сводок позволяет сделать вывод, что политическая ситуация в регионе в 1919–1921 гг. была крайне напряженной. Данные осведомителей о фактах антисоветской агитации среди крестьян, рабочих, служащих приходили в секретно-оперативный отдел губЧК из всех уездов Пермского края. Ответные действия со стороны губЧК принимали порой репрессивный характер. За лицами, уличенными в контрреволюционной и антисоветской агитации, устанавливалось негласное наблюдение, велась их «разработка». Как правило, далее следовал арест и заключение под стражу. Нередко применялась практика заложничества, особенно в случае, если не удавалось захватить «бандитов».

Не менее важным объектом политического контроля губЧК становились органы местной власти Пермского края: исполкомы, милиция, военкоматы, лесничества и другие учреждения. Почти в каждом информационном бюллетене за 1919–1921 гг. можно обнаружить факты злоупотреблений и проступков членов исполкомов волостей губернии, сведения о проникновении в исполкомы «шпионов Колчака» и т.п.

Кроме данных, получаемых от осведомителей, губЧК активно внедряла еще один механизм политического контроля – перлюстрацию. До марта 1921 года перлюстрацией корреспонденции и писем занимался Пермский отдел военной цензуры, почт и телеграфа. Позже эта структура была реорганизована в военно-цензурное отделение (ВЦО), а год спустя перлюстрацией занимался отдел политконтроля Пермского ГПУ.

В период нэпа чекисты не сократили объем информационной работы. Наоборот, системе комплектования секретной информации о политических настроениях групп населения стало уделяться еще более пристальное внимание. Анализ форм секретной отчетности окружных отделов ГПУ позволил обнаружить конкретные факты деятельности осведомителей, которых отныне именовали «информаторами». В «личных письмах», «политпартсводках», «внутренних бюллетенях» приводились сведения информаторов о происках врагов советской власти – кулаков, нэпманов, духовенства, «бывших» – в кооперации и на производстве. В среде рабочих пермских заводов фиксировалась антисоветская агитация, призывы к саботажу и даже к расправе над коммунистами. На селе главным врагом советской власти считалось духовенство. Информаторы окротделов ОГПУ предоставляли большое количество сведений о священниках, ведущих среди крестьян религиозную пропаганду, тем самым отталкивая последних от социалистической идеи. В советских учреждениях функцию информаторов осуществляли, в частности, созданные «Бюро содействия», состоящие из членов ВКП(б). Таким образом, чекисты добились привлечения коммунистов к слежке и доносительству за коллегами по работе.

Важно подчеркнуть, что адресатами секретных сводок пермской губЧК и окружных отделов ГПУ в 1919–1929 годы являлось три десятка представителей политического руководства страны. Таким образом, сама система замыкалась на вождей – правящую партийную элиту. Это обстоятельство, в частности, также подтверждает наличие в 1920-е гг. тенденций к формированию тоталитарности режима.

В третьем параграфе «Борьба ВЧКГПУОГПУ с оппозицией в Пермском крае» освещается процесс борьбы пермских чекистов с политическими противниками советской власти. Политический сыск в пореволюционное десятилетие приобретал характер системы, включающей в себя выявление с помощью негласных методов лиц, чей образ мысли и деятельность представляли собой опасность для советского государственного строя, пресечение такого поведения, а также предотвращение подобных явлений в будущем. Информационные материалы губЧК и окротделов ОГПУ Пермского края позволяют условно обозначить несколько объектов политического сыска в регионе: белогвардейские организации и их пособники, местные группировки социалистических партий (эсеры, меньшевики, анархисты), религиозное движение, оппозиционное движение в рабочей среде на предприятиях.

Исследование показало, что вплоть до 1923 года в информационно-отчетных материалах губотдела ГПУ существовала рубрика «белогвардейские организации». В 1919–1922 гг. пермские чекисты борьбе со шпионами белых уделяли едва ли не главное внимание. Практически во всех уездах губернии находили белогвардейские организации и их пособники. Особое внимание секретно-оперативного отдела губЧК было приковано к «возвращенцам» –гражданам, бежавшим в Сибирь и Дальний Восток вслед за белыми армиями. В 1922 году уездные политбюро продолжали информировать губЧК о вновь прибывших лицах «из Сибири». Окончание Гражданской войны, переход к нэпу, оформление уголовного законодательства СССР в конечном итоге привело к тому, что как объект политического сыска белогвардейские организации и их пособники прекратили существование. Отдельные группировки, состоявшие из бывших офицеров белой армии и тревожившие налетами советские учреждения, обозначались как «белобандиты» и их действия квалифицировались уже как бандитизм.

Борьба с религиозным движением в Пермском крае занимала в деятельности органов госбезопасности также одно из ведущих мест. В первую очередь велась «разработка» представителей православной церкви, именуемых в сводках «тихоновцами». Исследование показало, что пик противостояния чекистов и «тихоновцев» пришелся на 1923–1924 гг. Отметим, что на стороне духовенства нередко оказывались представители сельской интеллигенции, в частности учителя. Мусульманские организации Пермского края также попадали под надзор секретного отделения губотдела ГПУ. Гонениям подвергались и сектантские организации, действовавшие на территории края: «скопцы», «истинно-странствующие христиане», «хлыстовцы», «красноверы».

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»