WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Обычный порядок слов в лезгинском предложении: субъект (С) – объект (О) – предикат (П). Наиболее последовательно этот порядок слов выдерживается в лезгинском простом повествовательном предложении. Субъект занимает левую начальную позицию, а сказуемое – правую конечную позицию. Грамматический же объект (прямое дополнение) в лезгинском языке имеет тенденцию к непосредственной препозитивной постановке по отношению к глаголу-сказуемому, ср.: кьенер чуьнуьхайда балкIанни чуьнуьхда (Ф.) «укравший не­доуздок и лошадь уведет».

В английском языке определен строго фиксированный порядок слов: подлежащее – сказуемое – дополнение. Обычный порядок слов в лезгинском предложении: подлежащее – дополнение – сказуемое. Наиболее последовательно этот порядок слов выдерживается в простом повествовательном предложении. Подлежащее занимает левую начальную позицию, а сказуемое – правую конечную позицию.

Таким образом, в английском языке «работает» только одна структурная модель; остальные типы предложений встречаются лишь в разговорной или сценической речи для осуществления каких-либо конкретных целей общения: She went to the church every day (Murdock) «Она ходила в церковь каждый день».

Количественное распределение основных порядков слов показывает, что порядок ОП в лезгинском языке преобладает над порядком СП при наличии одиночных случаев остальных порядков: ОСП, СПО, ОПС, ПОС, ПСО, ПО и ПС. Три порядка ОП, СОП и СП превалируют над другими. Первое место занимает порядок ОП, второе – СП, третье – СОП. Эти порядки слов являются прямыми, они стилистически нейтральны, инверсированные же порядки обладают экспрессией и потому оказываются стилистически значимыми (Абдулмуталибов Н.Ш.).

Препозиция субъекта (характерное явление для лезгинского предложения) обычно сохраняется. Подобное положение соответствует и актуальному членению высказывания, так как субъект чаще всего является темой. Выдвижение на первую позицию сказуемого в простом повествовательном предложении считается обычным явлением в разговорной речи: Хъфена ам накь «Ушел он вчера».

Особенностью лезгинского предложения является разрыв компонентов высказывания. Компоненты ремы могут охватить тему, которая интонационно выделяется. При этом логическим ударением компенсируется утрата актуализирующей функции порядка слов, т.е. здесь имеет место инверсия. Изменение порядка компонентов в составных сказуемых в лезгинском языке – также частое явление, тогда как в английском языке инверсия применяется в определенных случаях и с определенными целями (логическое ударение, эмфаза и др.), но порядок компонентов составного сказуемого меняться не может.

В лезгинском языке отношения между словами определяются грамматическими окончаниями, а изменение порядка слов не приводит к коренному изменению смысла высказывания, т.к. грамматические окончания указывают на функцию, выполняемую словом в предложении независимо от места, которое оно занимает.

В английском языке дело обстоит иначе. В нем почти нет грамматических окончаний, и одним из основных средств определения синтаксической функции слова является место, занимаемое им в предложении.

Поэтому в английском языке установился твердый порядок слов, основным принципом которого является следующее расположение: подлежащее, сказуемое, дополнение, например:

The reaction causes ignition

Реакция вызывает воспламенение

Изменение порядка слов влечет за собой коренное изменение смысла высказывания:

Ignition causes the reaction

Воспламенение вызывает реакцию

В этих случаях мы понимаем, какое слово является подлежащим, только по месту, занимаемому им в предложении.

В лезгинском и английском язы­ках интонация остается одним из основных элементов оформления предложе­ния. Для каждо­го семантического типа предложения характерна особая интонация. Интонация иногда выступает и как грамматический фактор, опре­деляющий синтаксические связи между отдельными членами предложения.

Во втором разделе предложения в сопоставляемых языках классифицируются с точки зрения грамматической структуры, семантики и коммуникативных задач. В обоих рассматриваемых языках в рамках простого предложения принято противопоставлять утвердительные и отрицательные предложения (с точки зрения отношения к действительности), повествовательные, вопросительные и побудительные предложения (по цели высказывания), односоставные и двусоставные, распространенные и нераспространенные, полные и неполные предложения (по структуре).

Как в английском, так и в лезгинском языке утвердительные предложения не имеют специальных средств выражения: Им зи хуьр я, ина зи бубаяр-дидеяр яшамиш жезва «Это мой аул, здесь живут мои родители», Sо she set to work, and very soon finished off the cake «Она принялась за работу и очень скоро прикончила пирог», Once upon a time, there were two neighbours in a village «Однажды в одном селе жили два соседа» и т.д.

Отрицательные конструкции лезгинского языка обладают определенными грамматическими и синтаксическими особенностями, отличающими их от подобных конструкций в английском языке.

Отрицательное предложение, опираясь в своей грамматической модели на соответствующее утвердитель­ное, оформляется специальными показателями отрицания, «которые варьи­руют в зависимости от модально-временных характеристик глагола-сказуемого» (Алексеев М.Е., Шейхов Э.М.).

Отрицание в лезгинском языке выражается исключительно при помощи отрицательной формы глагола-связки туш «нет, не», а также при помощи отрицательных глагольных аффиксов, которые дифференцируют суффиксальные и префиксальные формы отрицательной семантики: гъиляй акъатайди элкъвен хьийидач «то, что выпустил из руки, не вернется», кьве гапур са къакъара гьакьдач «два кинжала в одних ножнах не сойдутся», а также сочетанием отрицательных форм глагола с отрицательными местоимениями, числительным са «один», усиливающим отрицание, частицей гьич «совсем (не)», сочетанием гьич са и т.д., ср.: гьич садакайни кичIе тахьун хъсан туш «не бояться никого нехорошо», базарда са затIни гьавая гудач «на базаре ничего не дается бесплатно», зегьмет акьалт тавуна са карни арадал къведач «без труда не сотворишь ничего».

В английском языке средством отрицания является, во-первых, частица not «не», присоединяемая к обязательному в таких случаях вспомогательному глаголу, как правило, сливаясь с ним в единое фонетическое слово. Если повествовательный коррелят уже использует вспомогательный глагол, то частица присоединяется к нему. Если таковой отсутствует, в отрицательных предложениях, в качестве вспомогательного, выступает глагол to do («делать»).

В английском языке идея отрицания может быть выражена как в глагольной форме, так и в местоимении, тогда как лезгинский язык передает ее только в глаголе.

В обоих языках имеются средства усиления отрицания: Мoлла Насреддин са сятина акъвазна, амма ам гьич атунни авунач // Molla Nasreddin sat waiting for an hour, but the man did not appear at all «Мoлла Насреддин прождал один час, но этот человек так и (вообще, совсем) не пришел».

Нередко в отрицательных предложениях отрицание логически эквивалентно утверждению, ср.: акьулдиз текъведай кар авач «нет ничего, что не могло бы прийти на ум».

В английском языке в подобной конструкции отрицательное предложение завершается фразой, вводимой союзом but ‘но’: I had nothing left but misery (Maugham) «У меня осталась только нищета (букв. у меня не осталось ничего, но нищета)». Подобной формы выражения в лезгинском языке не имеется.

В английском языке вопросительные предложения характеризуются частичной инверсией. Так, предложение Do you live here сигнализируется как вопросительное наличием (частичной) инверсии и особой вопросительной интонацией; предложение Where do you live — наличием вопросительного местоимения и частичной инверсии; предложение Who lives here — только наличием вопросительного местоимения; наконец, предложение You live here — только наличием особой интонации вопроса. В лезгинском языке инверсия при вопросе не существует.

Наиболее частой конструкцией побудительных предложений является конструкция со сказуемым, выраженным побудительной и пожелательной формой глагола. В английском языке эта форма совпадает с основной формой инфинитива без частицы to: Come over here! Let me go! В лезгинском языке для побудительной конструкции инфинитив не используется, есть специальные парадигматические окончания глагола для передачи этого действия: Ада зи ктаб къачурай! «Пусть он возьмет мою книгу», Пака чи кIвализ шаъ! «Приходи завтра к нам!», Къала чун къарагъин! «Давайте-ка пойдем (встанем)» и др.

В английском и лезгинском языках побудительные предложения включают различные побудительные слова и частицы, в них используются модальные глаголы при выражении побуждения к действию, обращенному не к непосредственному собеседнику: Let her go now! «Пусть она уходит», Let us go for a walk! «Давайте пойдем на прогулку!», Халкьдив са кIус фу къвани секинвилелди нез тур ман (Межидов) «Дай же спокойно людям поесть кусок хлеба!».

Еще одной особенностью английского побудительного предложения является отсутствие в нем подлежащего, в отличие от лезгинского, где подлежащее может использоваться, а может и не присутствовать, не изменяя при этом общего смысла: Don’t make me angry with you! Вуна зун дили ийимир! = Зун дили ийимир! (Не зли меня!) Исключение составляют предложения с подлежащим, выраженным местоимением, только при резкой эмфазе: You stay here! (А вот ты останешься здесь!) (Ср.: Stay here! – Останься здесь!)

В английском языке побудительные предложения с повышенной эмоциональной окраской структурно отображают вопросительное предложение, т.к. в них вспомогательный глагол, используемый для эмфазы, ставится перед смысловым глаголом: Do tell me the truth! «Пожалуйста, скажи же мне правду!», Do eat something! «Ну, съешь же что-нибудь!»

В английских побудительных предложениях просьба может также выражаться предложениями, имеющими форму общего вопроса, но произносимыми с падающей интонацией: Will you pass me some salt «Ты не передашь мне соль».

Ввиду того, что любое предложение, произнесенное с сильной экспрессией, становится восклицательным, роль и функция таких предложений в языке чрезвычайно велика. В лезгинском и английском языках восклицательные предложения имеют широкое распространение, роль их в современном литературном языке все возрастает. Этому содействует развитие экспрессивности языка прессы, деловых совещаний, торжественных собраний и митингов, художественного творчества и др.

Для выражения отрицательных эмоций, помимо интонаций, используется лексика с негативной экспрессивной окраской: Вун и ламатIдиз килиг садра! – Just look at this bastard! «Ой, вы только посмотрите на этого негодяя!».

Восклицательной интонацией обычно окрашено предложение в повелительном наклонении: Квахь садра – Go away! «Уйди прочь!».

Восклицательные предложения могут быть односоставными и даже состоящими из одного слова - междометия: Вай гъарай! «Караул!» (крик о помощи); Гьей-й-й! «Эге-ге-й»; Ери, ери! Гавурар; «На место! Гяуры»; Ваъ, ваъ! Гъикьван хьурай!; «Нет, нет! Сколько можно!»; Oh, no! «О, нет! Только не это!»; Well, I never! «Ну, кто бы мог подумать!»; для выражения восхищения, удивления используется аббревиатура WOW! «Ну и ну! Здорово!».

К восклицательным также относятся предложения-приветствия и пожелания. Восклицательные предложения, употребляемые для выра­жения различного рода пожеланий, в обоих рассматриваемых языках встречаются в большом количестве: Хъсан сят хьуй, Хъсан рехъ хьуй, Югъур хьуй; Have a green road! Lucky way! «Счастливого пути!» и т.д.

В рассматриваемых языках существует деление предложений на односоставные и двусоставные, полные и неполные, распространенные и нераспространенные, определенно-личные, неопределенно-личные и безличные.

В английском языке первый тип односоставного предложения не представлен, ибо он невозможен из-за существенного различия в строе предложения, а именно, из-за того факта, что в английском языке при сказуемом всегда должно быть подлежащее, хотя бы формальное. (Этим формальным подлежащим выступает местоимение it). Без него предложение будет незаконченным, нельзя сказать: “freezes”, “is necessary to go”, “is cold”.

Назывные предложения всегда произносятся с особой интонацией. Употребляются они как особый стилистический прием в художественной прозе, в поэзии: The horror! The flight! The exposure! The police! «Ужас! Полет! Взрыв! Полиция!» (Dreiser); The stars! The cries of night-birds… «Звезды! Крики ночных птиц…» (Dreiser). Они обычны и в театральных ремарках: Snow-clad mountains, a star-lit sky. «Горы в снегу, звездное небо» (описание декорации).

К назывным предложениям в английском языке следует также отнести и безглагольный призыв, требование, просьбу: Attention! «Внимание!», Fire! «Пожар!», Thieves! «Воры!», Your name and address. «Ваше имя и адрес», This way, please. «Сюда, пожалуйста».

В лезгинском языке имеются односоставные предложения, которые, имея в основе одно понятие, содержат парадигматический ряд противопоставлений по категориям класса, числа, модальности. Как правило, в основе лезгинских моноремных построений лежит: а) утверждение или отрицание (-Эхь! «Да!», -Ваъ! «Нет!»); б) повеление или восклицание (-Ийимир «Не делай!», - Гьурра! «Ура!» и др.).

Кроме приведенных выше, в лезгинском языке выявляются односоставные предложения обобщенно-личного характера. В предложениях подобного рода субъект отсутствует, а предикат выражается глаголами многократного действия (Керимов К.Р.). Ср.: кхизва «пишет» - кхьинарзава «пишет (много раз)». Данный тип в английских односоставных предложениях отсутствует.

Среди односоставных предложений лезгинского и английского языков наиболее употребительными являются безличные предложения. Характерной чертой безличной конструкции предложения в лезгинском языке является наличие только одного из главных членов предложения – сказуемого, в то время как два остальных главных члена предложения – субъект и объект действия – отсутствуют. В английском языке в подобном предложении обязательно требуется подлежащее, пусть даже формальное, функцию которого выполняет местоимение it.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»