WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

С этой целью было проведено трехэтапное аудирование на предмет идентификации позиции реплики в ДЕВП. Оно осуществлялось на материале отсеченных от контекста изолированных реплик: на первом этапе только реплик-стимулов, на втором – реплик-реакций, на третьем – и тех, и других, поданных в случайном порядке. Реплики были представлены четырьмя видами: а) реплика в ДЕВП с лексико-семантическим параллелизмом его конституентов, без обращения, б) то же, с обращением, в) реплика в ДЕВП с гетерогенной лексико-семантической структурой его конституентов, без обращения, г) то же, с обращением. Каждый из видов отличался от другого по фоностилистическому и модальному параметрам, а также по характеру социальных ролей коммуникантов в терминах избранной нами классификации, что составляло 96 реализаций в одном приближении.

Полученные результаты аудирования свидетельствуют о том, что изолированные реплики воспринимаются как орфоэпически приемлемые приветствия, независимо от того, в какой позиции они находились в ДЕВП. Исключение составляют реплики типа How are `you и Добрый, а также Добрый-добрый (как реагирующие реплики на приветствие Добрый день), которые требуют предшествующий контекст в виде реплики-стимула.

Если оставить данное исключение за рамками общей тенденции для английской и русской лингвокультур, то можно заключить, что приветствие как речевой акт эксплицируется определенным набором лексико-синтаксических и просодических структур (невербальные средства нами не рассматриваются), выбор которых открыт для изолированного узуса, но жестко регламентирован их дистрибуцией в ДЕВП.

Для доказательства второй части вышеприведенного тезиса мы прибегли к эксперименту с позиционной трансплантацией конституентов ДЕВП. Её первая разновидность заключалась в отсечении одной из реплик ДЕВП и заменой её оставшейся из того же ДЕВП. Иными словами, одна из реплик как бы функционально расщеплялась, занимала свое место и пустую нишу и использовалась таким образом в качестве как реплики-стимула, так и реплики-реакции в ДЕВП.

Вторая разновидность трансплантации состояла в пересадке позиционно однотипного конституента из «чужого» ДЕВП.

Наконец, третья разновидность трансплантации заключалась в пересадке конституентов а) в пределах одного ДЕВП, б) с привлечением разных ДЕВП (реплика-реакция занимала место реплики-стимула и наоборот).

В результате осуществления указанных процедур было получено 7 типов синтезированных ДЕВП, в которых –

  1. Два конституента из средств одного и того же ДЕВП:
    1. стимул + стимул
    2. реакция + реакция
  2. Позиционно переставленные конституенты одного и того же ДЕВП (реплика-реакция + реплика-стимул).
  3. Два конституента из средств разных ДЕВП:
    1. стимул + реакция
    2. стимул + стимул
    3. реакция + реакция
    4. реакция + стимул

Аудирование синтезированных ДЕВП показало, что и в английском, и в русском материале сумма двух реплик, однотипных по позиции в ДЕВП, не образует диалогического единства. Его конституенты воспринимаются не как взаимно адресованные реплики, а как однонаправленные приветствия, исходящие от инципиента и предназначенные разным коммуникантам.

Более приемлемыми представляются ДЕВП, конституируемые разными позициями реплик, предпочтительной комбинаторикой которых является стимул + реакция. Это позволяет нам с полным основанием утверждать, что ДЕВП – сложное коммуникативное образование, формируемое и воспринимаемое в речи как таковое со специфическим инвентарем языковых средств.

Второй, не менее важной задачей являлось доказать, с одной стороны, релевантность, а с другой, – действенность заданных параметров речевой ситуации, обусловливающих просодический портрет ДЕВП и его конституентов. В задачу аудиторов входило, во-первых, установить коммуникативное тождество / различие между синтезированными и оригинальными ДЕВП, что в значительной степени способствовало выявлению искомой релевантности / нерелевантности, во-вторых, определить основные речевые параметры ДЕВП, степень идентификации которых являлась критерием их устойчивости.

Результаты данного этапа аудитивного анализа показали, что наибольшим набором формальных маркеров при распознавании ДЕВП обладают коммуникативно-осложненные типы, то есть ДЕВП с обращением. Оно эксплицирует, прежде всего, степень официальности отношений между коммуникантами. В английском языке это употребление sir, miss, madam или Miss, Ms, Mrs, Mr, Lady + фамилия для формального общения и значительно более широкий круг для неформального – dear, darling, sweetie, honey, little boy, little girl, Jackie, Susie, Bill и т.п. Кроме того, есть некоторые приветствия, типа Hi, которые не поощряются официально-деловой коммуникацией.

В русской лингвокультуре нет вокативных противопоставлений, связанных с фактом замужества женщины (ср. англ. Miss, Ms, Mrs) или титулированной дифференциацией, которая ощущалась бы в диалогическом дискурсе повседневного общения (специализированно-ритуальные обращения в судебном, военном и других жанрах составляют предмет особого рассмотрения). Но для выражения официальности речевой ситуации в нем достаточно своих средств. Во-первых, это форма одного из самых рекуррентных приветствий Здравствуйте, во-вторых, употребление имени, имени-отчества или фамилии с детерминатором типа товарищ, гражданин, господин, госпожа. Разумеется, плюс ко всему, просодия, о которой мы узнем ниже.

Неофициальность речевой ситуации маркируется неформальными обращениями, подчеркивающими семейный или дружеский уровень общения (Катя, Петя, Риток, Вадюля, Наташенька, Танюша, Ванечка, кроха, зайка, котик, дружище, старик и т.п.).

Таким образом, решение вопроса о степени официальности речевой

ситуации, в которой употреблено ДЕВП с обращением, не вызывает каких-либо затруднений. Они чаще возникают при восприятии ДЕВП без обращения, особенно в ситуациях со структурами широкого спектра употребления типа Добрый день. Заметим, что роль непросодических средств на службе стилистической дифференциации ДЕВП заметно выше в русском языке (сопоставительно с английским), поскольку ему во многом помогает в этом Здравствуйте, ингерентно содержащее качества официальности. Hello и Привет при этом явно не эквивалентны, поскольку коммуникативные возможности первого значительно шире.

Что касается роли просодии в формировании стилистического значения в ДЕВП, то она, несомненна, существенна во всех анализируемых нами случаях, хотя более усилена она, естественно, в условиях отсутствия других маркеров (вспомним «принцип замены» А.М. Пешковского).

Чтобы убедиться в этом, нам сперва нужно было идентифицировать стилистические характеристики приветствия «на выходе», то есть оценить их не с точки зрения интенции коммуникантов (поскольку она могла быть реализована неадекватно), а на основе их воспринимаемых свойств. Как свидетельствуют полученные данные, полное совпадение стилистической интенции коммуниканта и оценки реципиента наблюдается в ДЕВП с обращением. Степень устойчивости такого совпадения фиксируется в 100% случаев и в английском, и в русском корпусе, независимо от модификаций условий функционирования ДЕВП, в частности, модальности и характера отношений между коммуникантами.

Лексико-синтаксическая организация ДЕВП (имеется в виду приветственные единства с гетерогенной лексико-синтаксической структурой) не оказывает существенного влияния на характер стилистических свойств высказывания.

В целом идентификация непринужденности (НН) более устойчива, чем официальности (НО). Случаи восприятия НН как НО не наблюдались, а сомнения аудиторов относительно стилистического статуса прослушанной реплики не превышали 7% реализаций. Материал с НО же всегда содержал определенное количество реплик, которые воспринимались как НН. Это имеет место, видимо, потому что НО ближе к нейтральным реализациям, нежели НН.

Особую стилистическую вольность позволяет себе авторитет коммуниканта. Совпадение интенции и оценки «продукта» в ДЕВП с авторитетом на стороне одного из приветствующих не превышают 70% – 80% от общего количества реализаций. Остальные 20% – 25% реплик определяются как НН (на долю неоднозначности приходится 5% – 10%). С другой стороны, социально зависимый коммуникант старается соблюсти стилистическую норму, результатом чего является высокая степень совпадений дикторского перформанса и аудиторской оценки. Причем эта тенденция носит типологически ориентированный характер.

Что касается идентификации симметрии / асимметрии социальных ролей коммуникантов в ДЕВП, то необходимо обратить внимание, прежде всего, на то, что симметрия декодируется как таковая более точно, нежели асимметрия. Объяснение этому следует искать или в возможности широкого диапазона разрешения действия этого фактора, или в большей устойчивости фонетического портрета симметрии.

Второе наблюдение, которое можно обобщить, касается влияния структуры ДЕВП на степень распознавания симметрии / асимметрии. В условиях лексико-синтаксического параллелизма конституентов ДЕВП возникает необходимость более усиленной экспликации роли того или иного ситуативного параметра, поскольку задействованы фактически только фонетические средства. Это создает перспективу формирования и идентификации ситуативных параметров, заданных программой речевых актов в ДЕВП, в более направленной проминантности. Вот почему и в английских, и в русских ДЕВП степень распознавания симметрии / асимметрии выше с лексико-синтаксическим параллелизмом.

Как известно, английское общество стремится к демократизации в речи. Данная тенденция находит подтверждение и на нашем материале, в котором уровень асимметрии социальных ролей коммуникантов в ДЕВП значительно ниже в английской речи, нежели в русской. Это дает основание предположить, что в русской и английской лингвокультурах развиваются противоположные прагмалингвистические процессы: в первой авторитет не скрывает свой статус и предпочитает, чтобы его собеседник оставался на уровне субординации, во второй – авторитет психологически сливается с собеседником, создавая ему условия (или их видимость) для реализации его потенциальных возможностей «на-равных». Как бы там ни было, наличие фактора симметрии/асимметрии социальных ролей коммуникантов в ДЕВП коррелирует с определенными фонетическими чертами, которые достаточно отчетливо воспринимаются аудиторами.

Что касается модальности, то наши данные свидетельствуют о том, что наибольшим разбросом значений характеризуется нейтральная модальность, по-видимому, за счет слияния со смежными категориями. В НО ее распознавание более устойчиво.

Наиболее высокой степенью идентификации обладает модальность удивления. При этом следует отметить две особенности: а) НО уступает НН по показателям устойчивости, что, в общем-то, соответствует стилистической установке официально-делового общения; б) корреляции модальности и стиля характеризуются типологически однотипной тенденцией для английских и русских ДЕВП.

Таким образом, результаты проведенного анализа вполне очевидно свидетельствуют о том, что фонетические характеристики ДЕВП образуют систему структур, эксплицирующих многофакторную обусловленность речевого акта. Поскольку эти структуры идентифицируются на уровне восприятия, есть все основания считать, что они дифференцированы и на уровне продуцирования.

Какие фонетические средства задействованы в данных процессах и каково их взаимодействие Ответы на этот вопрос сформулированы в описании просодических структур ДЕВП в английской и русской лингвокультурах.

Например, фонетический портрет коммуникативно-неосложненных английских ДЕВП со средней степенью официальности, немаркированной модальностью, при симметричных отношениях приветствующих характеризуется следующими чертами:

Обе реплики ДЕВП реализуются с умеренной степенью артикуляционной напряжённости и сочленения сегментов, неспецифической локализацией гласных по горизонтали. По другим характеристикам реплика-реакция крайне редко дублирует фонетическую структуру реплики-стимула. Их единство проявляется в скоррелированной разнотипности, закреплённой узусом.

При произнесении первой реплики с низковосходящим терминальным тоном и начала фразы на среднем или высоком высотнотональным уровне реплика-реакция выбирает один из следующих тональных вариантов:

Назовём единство этих реализаций просодической структурой ДЕВП (1). Её доля в корпусе рассматриваемых ДЕВП составляет 43%. Главной особенностью этой структуры является просодический антипараллелизм конституентов ДЕВП, то есть практически полное отсутствие однотипности их просодической организации. Он выражен комплексом признаков – разным характером движения тона в предъядерной и терминальной частях реплик, их регистровой локализации, скорости изменений частотных характеристик, глубины интервала в максимальных повышениях и понижениях тона. Кроме этого задействованы и другие просодические подсистемы: темп реплики-реакции на фоне реплики-стимула ускорен, громкость уменьшена.

В целом степень однотипности фонетических характеристик реплик ДЕВП со структурой (1) не выходит из границ малой зоны. Коэффициент антипараллелизма просодических характеристик реплик ДЕВП со структурой (1), как отношение разнотипных признаковых параметров стимула и реакции к числу признаковых параметров одной сферы, по подсистеме тона варьирует от 0,82 до 0,94 при среднем x = 0,86, громкости / интенсивности – от 0,50 до 0,90 при среднем x = 0,77, темпа – 0,63. При соотношении 0,86 > 0,77 > 0,63 подсистема тона, как и следовало ожидать, оказалась более активной в специфической организации ДЕВП как сложного коммуникативного образования.

При анализе фонетической оформленности ДЕВП с синтаксическим параллелизмом невольно напрашивается ассоциация относительно просодической организации диалогического единства с взаимной благодарностью (см. Орлова В.А., 2005). В последних также отмечается лексико-синтаксический параллелизм (А. Thank you. – Б. Thank you). Но это лишь внешнее сходство. На самом деле эти два типа диалогических единств разъединяет различный характер коммуникативно-когнитивных оснований. Дело в том, что главным регулятором прогрессивной ассимиляции просодии в диалогическом единстве с взаимной благодарностью служат темо-рематические отношения в его конституентах: “то, что в реплике-стимуле является ремой, приобретает качество темы в реплике-реакции, а тема первого конституента диалогического единства становится ремой второго.” (Орлова В.А., 2005:80). Подобную трансформацию мы наблюдаем в ДЕВП How are you How are you В других же ДЕВП с лексико-синтаксическим параллелизмом прослеживается иное коммуникативно-когнитивное взаимоотношение реплик.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»