WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Статистическая обработка полученных данных осуществлялась с использованием стандартного пакета программ статистического анализа “Statistica 6.0”. Для обнаружения влияния выделенного набора факторов на результативный признак применялся дисперсионный анализ, канонический корреляционный анализ использовался для нахождения максимальных статистических связей между группами признаков. Для оценки степени статистической линейной связи между признаками использовался коэффициент корреляции Пирсона. Для неколичественных показателей использовался метод ранговой корреляции Спирмена.

Результаты исследования и их обсуждение

Среднетяжелое течение БА среди обследованных пациентов для I группы составило 29 (74,35%) больных, для II группы – 41 (91,1%), БА тяжелого течения по группам была диагностирована в 10 (25,64%) и 4 (8,9%) случаев соответственно. Среди обследованных пациентов было больше мальчиков (для I группы – 29 (64%) детей, для II группы – 25 (86%) детей), чем девочек (16 (36%) и 4 (14%) соответственно), что подтверждается известной закономерностью о преобладании БА среди лиц мужского пола у детей до 18 лет (Балаболкин И.И. и соавт., 2003).

В среднем продолжительность заболевания до проведения исследования составила 5,3 ± 4 года. У большинства пациентов 77 детей (92%) длительность БА отмечалась более четырех лет.

Анализ анамнестических данных позволил выявить:

Наследственная отягощенность по аллергическим заболеваниям выявлена у 37 (44%) детей, при этом у большей части обследуемых в 27 (37%) случаев БА отмечалась по материнской линии. У 47 (56%) обследованных детей ближайшие родственники аллергией не страдали.

У 14 (44%) пациентов имелись проявления аллергии уже на 1-ом году жизни, преимущественно в виде пищевой аллергии и атопического дерматита, что в свою очередь является одним из важных факторов риска развития БА у детей раннего возраста. У 32 (38%) обследуемых имелись различные сопутствующие аллергические заболевания, при этом, следует отметить, что сочетание БА с круглогодичным аллергическим ринитом 12 детей (37,5%) и поллинозом 13 (41%) отмечалось наиболее часто. Согласно данным анамнеза у 15 (18%) пациентов в возрасте от 8 до 13 лет с БА отмечалась лекарственная непереносимость, возникшая в раннем возрасте при лечении антибиотиками и нейротропными препаратами. У  2 (2,4%) детей до заболевания БА имела место быть непереносимость неспецифических противовоспалительных средств (парацетамола).

Диагнозу БА предшествовали бронхиты – у 35 (42%) обследуемых детей, частые острые респираторные вирусные заболевания (ОРВИ) с обструкцией – 24 (29%), ОРВИ – 18 (22%), пневмонии – 6 (7%). Особенностями данной респираторной патологии были упорный рецидивирующий характер, часто без симптомов интоксикации и температуры, без изменения показателей гемограммы, что позволяет предположить, что дети заболели БА гораздо раньше, чем она была диагностирована.

На первом году жизни  17 (20%) детей  из общего количества больных, перенесли острую респираторную инфекцию.

На момент обследования всем больным была назначена базисная терапия: 43 (51%) пациента получали ингаляционные глюкокортикостероиды (ИГКС), а остальные 41(49%) ребенок – препарат из группы нестероидных противовоспалительных средств (кромогликат, недокромил натрия). Однако, подростки в силу различных причин не использовали ИГКС систематически, соответственно полный контроль заболевания был невозможен и ночные симптомы БА 1–2 раза в неделю возобновлялись.

Частота госпитализации детей с обострениями БА за последние 6 месяцев составляла 2,10,3 раза.

Сопутствующие заболевания имелись у большинства обследуемых и были представлены хронической патологией желудочно-кишечного тракта (68%), вегетососудистой дистонией (74%), ЛОР-патологией (61%), нарушением осанки (45%).

Неблагоприятные факторы окружающей среды и неудовлетворительные жилищно-бытовые условия были выявлены у  38 (45%) пациентов, что также способствовало раннему развитию болезни.

По нашим данным дебют заболевания был отмечен потерей эмоционально значимого близкого (развод, смерть) у 23 (27%) детей.

У 23% детей  анализ данных анамнеза позволил выявить наличие пассивного курения.

Уровень общего IgE в сыворотке крови у детей был повышен в 68 (81%) случаев.

При оценки функции внешнего дыхания по спирометрическим показателям объем форсированного выдоха (ОФВ1) составлял от 65 до 85% от должного, ПСВ – 60–80% от должного и недельная лабильность бронхов – >20%.

Наряду, с выше перечисленными методами исследования, особое внимание уделялось анализу личностно-эмоциональных особенностей пациентов в возрастной группе от 8 до 13 лет, которое осуществлялось с помощью ИДТО.

У большинства детей акцентуированные черты были уравновешены равновыраженными противоположными качествами по всем 4 шкалам, например, высокая тревожность сочеталась с высокой агрессивностью, спонтанность с сензитивностью и т.д. Средние значения показателей шкал ИДТО представлены на рисунке 1.

Рис.1. Средние значения показателей шкал ИДТО полученные при обследовании I группы

Высокий уровень экстраверсии наблюдался в 28 (62 %) случаев, что свидетельствует об излишней общительности, направленности интересов вовне. Проявления интраверсии было выявлено у 22 (49%) детей и часто сочетались с выраженными экстравертированными чертами, что отражает наличие внутриличностного конфликта у этих больных.

Сензитивность была определена у 22(49%) пациентов. Такие дети отличаются излишней впечатлительностью и чувствительностью к давлению окружающей среды.

Эмоциональная ригидность и лабильность была выражена у 20 (44%) и 33 (73%) больных соответственно, что во многом обусловлено хронической гипоксией и гипоксемией, свойственной этим пациентам.

У 29 (64%) больных были установлены высокие показатели по шкале агрессивности, причем агрессивные тенденции напрямую зависели от стажа заболевания (r=0,48; p<0,05). Общеизвестно, что «астматики» сильно переживают агрессию, но не проявляют ее внешне. Повышенная личностная тревожность отмечалась у 31 (69%) обследуемого, причем в 9 (20%) случаях это затрудняло адаптацию.

Личностные особенности испытуемых в возрасте от 14 до 18 лет изучались с помощью ПДО.

В II группе, как показано на рисунке 2, наиболее часто отмечалось 14 акцентуаций истероидного типа, 12 эпилептоидного и 6 психастенического, реже сенситивного и шизоидного. У 13 больных определялись смешанные акцентуации, при этом в основном, истероидный и эпилептоидный радикалы сочетались между собой.

Рис. 2. Структура личности подростка, страдающего БА

В III группе смешанные акцентуации отмечались значительно чаще – 44 обследуемых ребенка, при этом наблюдались самые разнообразные сочетания личностных радикалов. В отличие от группы больных, среди здоровых подростков были выявлены 8 лиц с циклоидной и 12 гипертимной акцентуациями.

Истероидные пациенты отличались повышенным уровнем притязаний к лицам значимого микросоциального окружения (к семье, медперсоналу) и пониженными требованиями к себе, стремлением перекладывать ответственность за свою жизнь и здоровье на окружающих. Именно у этих пациентов выявлялась отчётливая, хотя плохо осознаваемая, склонность к манипулированию близкими людьми и медперсоналом с помощью симптоматики.

Эпилептоидные черты у обследованных подростков проявлялись в ригидности психических проявлений, в склонности к агрессивным, дисфорическим вспышкам, а также в повышенной аккуратности, бережливости, брезгливости.

С помощью ПДО нами определялась и склонность к алкоголизации. В II группе она выявлена у 24 (61,5%) испытуемых, в III – только у 20 (25%) человек. Полученные данные подтверждают представления о выраженности аутодеструктивных тенденций у «астматиков» (В.Бройтигам, П. Кристиан, М.Рад, 1999), наличие хронической психоэмоциональной напряженности приводит к стойкой активации основных жизненных функций с нарушением их координации и ритмичности на фоне снижения уровня физиологических резервов, что в свою очередь приводит к истощению организма в целом. Длительно оставаясь в состоянии психоэмоционального напряжения, человек «бежит от реальности», что проявляется в агрессивном поведении. В целом, и соматизация внутриличностного конфликта, и «уход» от него путём приёма психоактивных веществ отражают незрелость психозащитных механизмов, слабую способность к осмыслению своих эмоциональных переживаний, что собственно и прослеживается у подростков, страдающих БА.

Особое внимание уделялось выявлению клинических и субклинических тревожных проявлений, для этого использовалась дополнительная оценка тревожности с помощью ИТТ. Повышенный уровень ЛТ отмечался в 79,5% случаев, при этом, тревожные проявления плохо осознавались. Показатель ситуативной тревожности составил 53,9%. У здоровых подростков высокая ЛТ наблюдалась в 57,5% случаев, что вообще характерно для данного возрастного периода. Пограничный уровень ЛТ наблюдался чаще у здоровых лиц 32,5%, чем в группе больных – 17,9%. Аналогично низкий уровень ЛТ составил для контрольной группы – 10%, для больных – 2,5%.

Дифференцированная оценка ЛТ по вспомогательным шкалам (рисунок 3): «эмоциональный дискомфорт» (ЭД), «астенический компонент тревожности» (АСТ), «тревожная оценка перспективы» (ОП), «фобический компонент тревожности» (ФОБ) и «социальная защищённость» (СЗ) показала, что структура тревожных проявлений у больных и здоровых идентична.

Рис.3. Дифференцированная оценка ЛТ по вспомогательным шкалам в основной и контрольной группе

В обеих группах высокие значения чаще отмечались по шкалам «ЭД» и «АСТ», реже – по «ФОБ», «СЗ» и «ОП». Однако, среднее значение по каждой из пяти вспомогательных шкал, как и интегральный показатель ЛТ, были выше в группе больных.

Рассмотрим результаты оценки ситуативной тревожности. В группе больных высокие значения интегрального показателя выявлялись в 53,9%, в группе здоровых – всего лишь в 22,5%. Пограничный уровень СТ определялся чаще у здоровых лиц 32,5%, чем в группе больных 15,4%. Аналогично низкий уровень СТ составил для контрольной группы - 45%, для больных - 30,8%.

Среднее значение по каждой из пяти вспомогательных шкал, как и интегральный показатель СТ, были выше в группе больных. Структура СТ у больных и здоровых различна. Так, у здоровых лиц практически не отмечается высоких баллов по шкале «ОП», более высокие показатели наблюдаются у больных по шкале «СЗ» - рисунок 4. Иными словами, на момент госпитализации, подростки, страдающие БА, более тревожно оценивали своё будущее и степень социальной защищённости.

Рис.4. Дифференцированная оценка СТ по вспомогательным шкалам в основной и контрольной группе

В обеих группах уровень ЛТ и СТ не зависел от пола, УН, а у больных – и от стажа заболевания. Дифференцированная оценка личностной и ситуативной тревожности приведена в таблице 1.

Таблица №1

Дифференцированная оценка личностной и ситуативной тревожности


ЭД

АСТ

ФОБ

ОП

СЗ

Общая

Больные

ЛТ

6,7± 1,5

6,4 ± 2

5,8 ± 2,4

5,5 ± 2,3

5,5 ± 2,1

8,3 ± 1

СТ

4,5 ± 2,7

4,6 ± 2,5

4 ± 2,7

4,8 ± 2,5

6,1 ± 2,3

6,7 ± 2,7

Здоровые

ЛТ

5,7±2,3

5,3±1,9

4,5±2,2

4,9±1,7

4,7±2,1

7,4±1,9

СТ

3,8±2,5

3,8±2,2

3,6±2,3

3,7±2,2

3,5±2,5

5,5±2,4

Примечание. Уровень тревожности: до 6 стайнов - низкий; 6-7 – пограничный; выше 7 – высокий.

Диагностика астенического синдрома проводилась как клинически, так и с помощью методики «Уровень невротической астенизации»

Астеническая симптоматика выявлялась у 13 пациентов (33,3%) и у 20 (25%) здоровых лиц. При этом у больных БА при наличии астенической симптоматики выявлялся более высокий уровень ЛТ по общему показателю, по шкалам ЭД (7,8±0,77стайнов), АСТ (7,8±0,8 стайнов), ФОБ (7,9±0,9 стайнов) и ОП (7,1±1,2 стайнов), а также более высокий общий показатель СТ (6,1±1,9 стайнов), по шкалам ЭД (5,7±2,1 стайнов), АСТ (5,8±1,8 стайнов) и ОП (7,1±1,2 стайнов). У лиц контрольной группы при наличии астенической симптоматики выявлялся более высокий уровень ЛТ по общему показателю (8,6±0,96), по шкалам ЭД (7,2±1,75 стайнов), АСТ (6,6±1,3 стайнов), а также более высокий общий показатель СТ (7±1,56 стайнов), по шкале ЭД (5,4±1,5 стайнов).

Показатели клинических шкал тревоги и депрессии Цунга также были выше у лиц с астенической симптоматикой как в основной, так и в контрольной группе – таблица 2.

Таблица №2

Показатели личностной и ситуативной тревожности в зависимости

от степени астенизации

Основная группа

Контрольная группа

Астения (13)

Нет (26)

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»