WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Третья глава посвящена описанию результатов аудитивного и электроакустического анализов с учётом модальности и степени интенсивности выражаемых эмоций, в ходе которых выявлялись типологически общие и этнокультурные конкретно-языковые особенности просодического оформления эмоции раздражения и злости.

На первом этапе аудитивного анализа мы убедились, что звуковые портреты всех степеней напряжённости эмоции раздражения воспринимаются наивными носителями языка как естественные и соответствующие узусу.

Вторым этапом исследования стало установление степени адекватности в распознавании качества (специфической тональности) выражаемой эмоции, а также степени её напряжённости. Для решения этой задачи были выбраны по 2 тест-группы носителей каждого языка. Группе 1 (10 американцев и 50 русских) предлагалось прослушать фразы и определить: а) маркированность/ немаркированность фразы, б) «знак» эмоции (положительный или отрицательный), в) качество эмоции.

Группе 2 предлагалось прослушать фразы и также определить: а) маркированность/ немаркированность, б) «знак» эмоции, в) качество эмоции. Последняя задача данной группы отличалась тем, что был предложен перечень дескрипторов, содержащий 10 слов - наименований для американцев и 7 - для русских (те термины эмоций, которые имели большую степень узнаваемости в ходе описанного выше эксперимента).

Аудитивный и электроакустический анализ просодических

характеристик фраз, произнесенных с разной степенью напряженности раздражения и злостью, осуществлялся нами по следующей модели:

  1. выявление просодической структуры конкретной степени напряженности в русском языке;
  2. выявление просодической структуры соответствующей степени напряженности в английском языке;
  3. сопоставление полученных результатов с немаркированным нейтральным вариантом;
  4. сопоставление разноязычных реализаций друг с другом.

Во всех случаях речь идет о характеристиках в комплексе их одновременной эксплуатации, что позволяет представить просодическую структуру в ее реальном функционировании.

Для целей данного исследования нами был разработан инвентарь просодических параметров общим объемом в 48 критериев.

Раздражение минимальной степени в обоих языках имеет самое большое число специфических этнокультурных особенностей просодического оформления.

При выражении слабой степени эмоции громкость не является значимым контрастом ни в русском, ни в английском языках: фразы реализуются со средней степенью интенсивности, так же как в нейтральном варианте.

В русском языке, в подавляющем числе реализаций, был произнесен низкий нисходящий тон, в английском – средний узкий. В отдельных случаях английское слабое раздражение звучало с нисходяще-восходящим ядерным тоном, но этот способ нельзя назвать общепринятым или систематическим. Тип шкалы в случае маркированной интонации отличается от нейтрального только в английском варианте, где средняя нисходящая (в нейтральности) противопоставляется ровной средней; в русском языке дикторы использовали среднюю нисходящую шкалу и для выражения слабого раздражения и для нейтральных фраз. Высотнотональное положение фразы в диапазоне является значимым для просодического оформления слабой степени эмоции. Высотнотональный уровень как начала, так и ядерного завершения меняют свои значения в обоих языках по сравнению с нейтральной реализацией, но контраст не является ярко выраженным. Особенностью ядерного завершения английского слабого раздражения явилась смена низкого высотнотонального уровня на средний повышенный при неизменно отрицательном интервале между ядерными, предъядерными и ядерными / заядерными слогами. Тональный регистр слабого раздражения сужается в обоих языках, но в русском ярче (с полного низкого до суженного, то есть на 3 высотные градации). Соответственно, тональный диапазон также сужается для выражения описываемой модальности.

Локализация тонального максимума в нейтральном варианте в обоих языках предсказуемо располагается на первом ударном (или первом неударном) слоге шкалы. Особенность локализации тонального максимума на первом неударном в русском языке во многом объясняется местом реализации максимального интервала повышения тона – на первом ударном слоге. Для выражения слабого раздражения в английском языке в 50% случаев тональный максимум смещается на второй ударный; в русском же варианте локализуется либо на предъядерном, либо на ядерном слоге.

Изменение объема максимального понижения тона не является отличительной чертой при выражении эмоции в русском языке; в английском он становится уже по сравнению с нейтральной реализацией. Наличие же положительного интервала является стабильной системой только в русском языке, где максимальный интервал повышения безошибочно реализуется на первом ударном слоге как немаркированных, так и маркированных фраз, то есть является не показателем эмоциональности, а скорее отражает общий принцип просодического оформления русской речи (или, по крайней мере, фраз с нейтральной или легкой степенью эмоциональной окрашенности). В английском варианте само наличие интервала повышения не системно: в тех нейтральных фразах, где он вообще присутствует, его локализация довольно разнообразна, а объем – максимально узкий. При выражении минимальной модальности раздражения положительный интервал локализуется более или менее стабильно на втором ударном слоге в своем максимально узком объеме.

Принципы изменения показателей длительности для выражения слабого раздражения в русском и английском языках различны. Так, для просодического оформления невысокой степени модальности в английском варианте сокращается среднезвуковая длительность (за счет укорачивания безударных гласных), но увеличивается среднеслоговая и длительность слогоносителя (в том числе и ударного) по сравнению с нейтральным вариантом. Коэффициент соотношения среднезвуковой / среднеслоговой длительности уменьшается по сравнению с нейтральной реализацией в оппозициях ядерный / заядерный; остается прежним для шкалы / ядра на фоне повышенной длительности обоих частей интонационной группы и повышается в случае среднезвуковой длительности шкалы / ядра.

Для просодического оформления слабой степени раздражения в русском языке характерны следующие темпоральные черты. Уменьшается по сравнению с нейтральной реализацией среднеслоговая длительность фразы; длительность слогоносителя (в том числе и ударного) остается краткой, коэффициент соотношения среднезвуковой и среднеслоговой длительности на участке ядро / заядро увеличивается со слабого до максимального значения, хотя в оппозиции ядро/шкала остается неизменно ярким.

Основным отличием замедленной реализации слабого раздражения от более распространенного варианта, описанного выше, является, безусловно, понижение всех показателей контрастов подсистемы темпа, но не только.

В английском языке этот способ является как бы гипертрофированным с точки зрения скорости произнесения, но все же похожим на основную версию просодической реализации данной модальности. Скорость частотных изменений на всех участках высказывания колеблется в пределах замедленной / слегка замедленной, не опускаясь ниже. Если учесть, что при первом способе выражения эмоции этот показатель замедляется по сравнению с нейтральной реализацией, то мы не можем говорить об английском замедленном раздражении как о принципиально отличном варианте просодического оформления данной модальности, скорее, о версии этого оформления.

Длительность практически всех сегментов также описывается как увеличенная / максимальная (кроме длительности безударных сегментов), причем процентный показатель долготы ядра значительно увеличивается по сравнению с первой версией озвучивания модальности.

На фоне увеличения значений всех подсистем темпа английское слабое раздражение с замедленной реализацией характеризуется низкой шкалой, более узким тональным регистром (средним широким с обеими границами в нижней зоне), средним пониженным (зачастую низким) высотным положением тонального максимума и экстранизким завершением. Все вышеназванные особенности отлично вписываются в классическое тоновое представление об английском недовольстве, описанном О'Коннором как низкая ровная шкала + низкий нисходящий ядерный тон.

В русском языке замедленная реализация слабого раздражения является, скорее, альтернативным (правда, довольно редким) способом выражения описываемой модальности, чем вариантом.

Основной, самой яркой отличительной чертой данного способа является предельное (максимальное практически по всем показателям) замедление скорости звучания фразы. Русское слабое раздражение этого типа – самое медленное из всех четырех вариантов выражения этой модальности в обоих языках. Самой продолжительной по звучанию является ядерная часть фразы, хотя коэффициенты соотношения среднезвуковой и среднеслоговой длительности шкалы / ядра не превышают отметки среднее. Такой способ использования подсистемы темпа для выражения данной эмоции является прямо противоположным первому варианту и в сравнении с ним звучит весьма контрастно.

Кроме того, несколько понижается высотнотональный уровень начала при сохранении тонального диапазона и некотором расширении регистра по сравнению с ускоренным вариантом реализации.

Раздражение средней степени напряжённости (собственно раздражение)

Под «собственно» раздражением мы понимаем такую степень напряжённости эмоции, когда её просодические реализации наиболее эксплицитны для аудиторов – носителей языка и не будут спутаны с другими проявлениями недовольства. Этим требованиям отвечает раздражение средней степени.

Динамический максимум при среднем раздражении в английском языке располагается на ядерном слоге; русские дикторы произносят одинаково громко первый ударный и ядерный слоги. Повышение динамики произнесения явилось, безусловно, вполне предсказуемой чертой и было, так сказать, интернациональным: и русские, и американцы достигли практически одинаковых показателей пика интенсивности.

Американцы для выражения собственно раздражения отдают предпочтение высокому нисходящему узкому терминальному тону (около 70% реализаций), что не явилось неожиданностью, так как высокий нисходящий тон (со всеми аллотонами) является выразителем маркированной интонации английского языка вообще. Около 20% ядерных завершений были оформлены низким восходящим тоном, что также характерно для выражения недовольства в английском языке в целом (O'Connor J.D., Arnold G.F, 1973: 28), но не типично для просодической экспликации средней степени напряжённости раздражения в частности.

Особенностью выражения модальности раздражения стало сочетание высокого нисходящего узкого ядерного тона со скользяще-нисходящей шкалой, расположенной в высоком широком регистре. Объем максимального падения тона в шкале – узкий, что позволяет конкретизировать качество конфигурации как скользяще-нисходящая высокая узкая шкала. Также одной из показательных черт просодического оформления собственно раздражения можно назвать неизменное присутствие интервала повышения тона, чего не происходило при выражении слабого раздражения. Положительный интервал приходится на первый ударный слог и реализуется в узком диапазоне.

Для выражения собственно раздражения в русском языке в основном используется, как и в английском языке, высокий нисходящий узкий тон. Но русское ядерное завершение при среднем раздражении звучит выше и уже, чем английское; на этот факт указывает и интервал между ядерным и заядерным слогами: узкий отрицательный для английского и средний отрицательный для русского языков. Принципиальной разницей в реализации данной модальности в разных языках явился выбор шкалы. Для русскоязычных дикторов естественно выражение собственно раздражения при помощи скользяще-восходящего варианта. Как и в английском языке, локализация максимального интервала повышения тона находится на первом ударном слоге, но далее шкала не меняет своего качества. Объем повышения тона русской скользяще-восходящей шкалы различен; среднее его значение – суженный.

В английском языке высотнотональный уровень выражения собственно раздражения выше, чем в русском при идентичной локализации (первый ударный слог). Тем не менее, качество скользяще-восходящей шкалы позволяет произнести ядро выше в русском, чем в английском. Следовательно, и ударные слоги, и терминальное завершение находятся примерно в одном среднем (средний повышенный + средний пониженный) высотнотональном диапазоне в русском языке, тогда как в английском и ударные слоги шкалы, и ядро имеют суженный диапазон, и каждый последующий ударный начинается ниже предыдущего. Высотнотональную картину среднего раздражения дополняют и значения тонального регистра – полного низкого для русского и высокого широкого для английского языков.

В английском языке средняя звуковая длительность имеет тенденцию к увеличению с нарастанием силы выражаемого раздражения. Так, будучи средней для нейтральных реализаций, этот параметр приобретает повышенное значение для слабого раздражения и увеличенное – для собственно раздражения.

Тот же самый принцип абсолютно идентично проявляется при рассмотрении среднеслоговой длительности: краткое – среднее – увеличенное в нейтральных реализациях, слабой и средней степенях интенсивности модальности соответственно. Такое увеличение времени звучания объясняется, прежде всего, повышением длительности любого слогоносителя( даже безударного). Длительность ударного слогоносителя принимает максимальное значение.

Самыми долгими из всех слогов в английской фразе являются ядерный (на ядре находится локализация темпорального максимума) и первый ударный. Ядерный слог при произнесении английского среднего раздражения звучит настолько долго, что соотношение среднезвуковой длительности ядерного и заядерного слогов остается максимальной даже при том, что длительность безударного (заядерного в данном случае) слогоносителя принимает среднее значение. Ядерный слог по долготе звучания контрастирует также и с предъядерным (яркое / максимальное соотношение), хотя соотношение среднезвуковой и слоговой длительности шкалы и терминальной части ядра – слабое, из-за максимальной долготы первого ударного.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»