WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

0,122

– 0,039

0,867***

0,635**

– 0,336

– 0,367

Э

Автостереотип

русских (АРэ)

0,574**

0,424

– 0,257

– 0,066

0,296

Гетеростереотип

русских (ГРэ)

0,192

– 0,054

0,049

0,484*

«Типичный немец»

И

Автостереотип

немцев (АНи)

0,387

– 0,283

– 0,142

Гетеростереотип

немцев (ГНи)

– 0,145

– 0,130

Э

Автостереотип

немцев (АНэ)

0,688***

Гетеростереотип

немцев (ГНэ)

* - p<0,05; **- p<0,01; ***- p<0,001

В оценке качеств представителей своего этноса (автостереотип) картина представляется достаточно запутанной. Эксплицитные и имплицитные оценки положительно и достаточно тесно связаны в русской выборке – r(АРэ,АРи) = 0,534 (p<0,05), тогда как в немецкой группе испытуемых имеется тенденция к отрицательной, хотя и недостоверной связи r(АНэ,АНи) = -0,283.

При прямом измерении в автостереотипе русского наиболее выраженными оказались такие черты, как: веселый, откровенный, прощающий, умный, приятный, занимающие первые 5 ранговых мест. Имплицитное измерение практически сохраняет такой же порядок предпочтений: первые пять ранговых мест пусть и в другой последовательности заняли 4 из 5 ранее выявленных качеств: веселый, умный, приятный, откровенный. Пятое ранговое место заняло такое качество как «трудолюбивый», а вот такая черта как «прощающий» оказалась лишь на 9 позиции.

Что касается автостереотипа немцев, то здесь при прямом измерении наиболее значимыми оказались следующие качества: трудолюбивый, независимый, угрюмый, скупой (бережливый), а в случае имплицитного измерения первые четыре ранговых места заняли совершенно иные качества: откровенный, веселый, миролюбивый, трудолюбивый, что практически совпадает с имплицитным автостереотипным образом русского – r(АРи,АНи) = 0,828; (p<0,001), а ранее доминировавшие качества – независимый, угрюмый, скупой, заняли лишь 20, 10 и 18 ранговые места соответственно.

Весьма важным для понимания этностереотипов является параметр их направленности, т.е. общее положительное или отри­цательное восприятие объекта стереотипизирования, степень выраженности положительных и отрицательных качеств у представителей своего и другого этноса. Относительное преобладание одних или других может рассматриваться как своеобразный показатель степени субъективного «принятия-непринятия» образа этноса.

Нами было рассчитано 8 значений М, характеризующих полученное с помощью двух методов преобладание в каждом из рассматривавшихся 4 этностереотипов (см. табл.1) положительных (в этом случае М > 0) и отрицательных (тогда М < 0) качеств. Полученные результаты приведены на рис.1 и 2.

Рис 1. Направленность этнических стереотипов русских и немцев по данным эксплицитного метода

Результаты показывают, что, по данным эксплицитного метода (рис.1), имеет место преобладание положительных черт во всех 4 этностереотипах. При этом для русской выборки характерно преобладание положительных черт в автостереотипе (самооценке), причем значение показателя М является наибольшим по абсолютной величине из всех и достоверно выше нуля (p<0,001), и так же достоверно превышает степень представленности положительных черт в образе «типичный немец» (p<0,05). Положительные черты существенно больше представлены и в самооценке русских (АРэ) по сравнению с самооценкой немцев (АНэ) ((p<0,001), и оценкой немцев образа «типичный русский» (p<0,001).

Для немецкой выборки характерны более низкие абсолютные значения показателя преобладания в этностереотипах положительных качеств. Достоверно (p<0,001) преобладает выраженность этих черт в представлениях немцев о «типичном русском» (ГРэ), тогда как в оценке немцев самих себя (АНэ) нет преобладания положительных или отрицательных черт.

Таким образом, можно утверждать, что эксплицитный метод показывает сдвиг этностереотипов в сторону преобладания в них положительных черт. Вместе с тем для русской выборки характерна более высокая степень представленности в авто- и гетеростереотипах положительных личностных свойств, тогда как немецкой выборке присуща более осторожная и близкая к нейтральной оценка.

Иная картина открывается при переходе к результатам имплицитного метода (рис.2).

Рис 2. Направленность этнических стереотипов русских и немцев по данным имплицитного метода.

По-прежнему высокой и достоверно отличающейся от нуля (p<0,01) является самооценка русских (АРи). Что же касается самооценки немцев (АНи), то она, не отличавшаяся от нуля по данным эксплицитного опроса, теперь становится достоверно выше нуля ((p<0,05) и практически сравнивается в абсолютном выражении с автостереотипом русских. Гетеростереотипы (представление о другом этносе) меняются в противоположном направлении – возрастает степень представленности в них отрицательных качеств. В немецкой выборке эксплицитный позитивный образ «типичного русского» превращается в нейтральный (ГРи), а в российской выборке эксплицитный позитивный образ «типичного немца» превращается в негативный, в котором (ГНи) отмечается достоверное (p<0,05) преобладание отрицательных качеств над положительными. Также достоверным (p<0,001) является различие между самооценкой русских (АРи) и их оценкой немцев (ГНи).

Можно предположить, что политика немецкого государства, являющегося в настоящее время мультикультурным обществом, направленная на пропаганду толерантности, стимуляцию роста межкультурных контактов, создание благоприятных условий жизни привела к тому, что образ «чужого» (в лице русских) оказывается свободным от предубеждений и даже подсознательно не воспринимается немцами явно негативно, чего нельзя в полной мере сказать в отношении направленности «образа немца» у русских.

В заключении диссертации подводятся общие итоги работы, намечаются перспективы для дальнейшего исследования этнических стереотипов, использования новых методов и средств для их выявления.

В Приложениях представлены методики исследования и результаты обработки данных.

Выводы:

  1. Несмотря на сохранение ряда качеств, традиционно приписываемых русским и немцам, за последние 15 – 20 лет произошли серьезные изменения в содержании их авто- и -гетеростереотипов:
  • Как и ожидалось, наибольшим изменениям оказался подвержен автостереотипный образ русского: из негибкого он стал гибким, раскрепощенным, перестал быть непрактичным, он стал веселее, скорее расточительным, чем бережливым, скорее уверенным, чем неуверенным, а также стал скорее возбужденным и активным, нежели спокойным и инертным. Таким образом, в трансформации автостереотипа русских наблюдается явная динамика – этот образ становится более активным, динамичным, практичным, уверенным, что является отражением ценностей «западного» образа жизни;
  • В восприятии русских немцами следует отметить следующие произошедшие изменения: немцы более не считают русских осторожными. В их восприятии русские стали менее критичными, менее твердыми, менее спокойными, менее умными, менее трудолюбивыми;
  • В восприятии немцами самих себя «типичный немец» стал более критичным, избирательным и ленивым, менее бережливым и зависимым;
  • В восприятии немцев русскими наибольшие изменения наблюдаются по шкале «бережливый – расточительный». Если в исследовании Д. Пибоди, А.Г.Шмелева и др. (1993) русские студенты воспринимали немца скорее как расточительного, то современные студенты однозначно считают его бережливым, что лучше соответствует представлениям немцев о самих себе. Кроме того, немцы в представлении русских из агрессивных стали миролюбивыми, менее придирчивыми, менее боевитыми, менее смелыми и менее жесткими;
  1. Расхождение между образами «Я-реальное» и «Я-идеальное» выявленное у немецкой выборки может рассматриваться, с одних позиций, как источник фрустрирующих переживаний, признак дезадаптированности и психического неблагополучия, с другой стороны, такое расхождение является необходимым элементом самоконтроля, мотивационной направленности на достижение собственных идеалов, признаком психологической зрелости. При этом оценка немцами самого себя «Я-реальное» и их идеал «Я-идеальное» ближе к их образу гетеростереотипному русского, чем к автостереотипному образу немца. Оценка русскими самого себя («Я-реальное») ближе к их автостереотипному образу русского, чем к гетеростереотипному образу немца, в то время как идеал русских («Я-идеальное») ближе к гегетеростереотипному образу немца, чем к автостереотипному образу русского.
  2. При изучении особенностей этностереотипов эксплицитные и имплицитные методы измерения приводят к разным результатам. При этом степень рассогласования между прямыми и косвенными оценками, как и ожидалось, оказалась более выраженной в немецкой выборке. Причиной этого может в какой-то степени быть фактор социальной желательности, который оказывает влияние на оценки немецких студентов, проявляющих большую осторожность в своих прямых высказываниях в случае эксплицитного измерения. Однако, мы полагаем, что основная причина возникших расхождений обусловлена различиями в конструктах, на базе которых строятся эти оценки – личностные или социальные убеждения – в случае эксплицитно измерения и культурные коллективные представления, являющиеся отражением ценностей (в нашем случае - общеевропейских) в случае имплицитного измерения.
  3. Содержание имплицитных стереотипов в меньшей степени соответствует социальным ожиданиям, чем эксплицитных, которые являются более социально зависимыми, конвенциальными. Так степень предпочтения своей собственной группы наиболее явно проявляется в стереотипах, полученных именно в ходе имплицитного измерения, когда испытуемые не в состоянии контролировать свои ответы, в то время как при эксплицитном измерении наблюдается менее однозначная картина.
  4. Значение критерия истинности исследуемых этнических стереотипов зависит от того, какой конкретный параметр берется в качестве показателя соответствия авто- и гетеростеротипов и, по-видимому, должно по-разному определяться в зависимости от методического и содержательного контекстов.
  5. Имплицитный метод в большей степени выявил сходство (наличие общего признака) а эксплицитный – различия (дифференцирующего признака) в оцениваемых объектах «русский» и «немец». Имплицитный метод выявил наличие в представлениях о русских и немцах тех качеств, которые присущи представителям обоих этносов, принимавших участие в исследовании (т.е. и русским и немцам) –– эту общность предположительно можно обозначить как «европейцы». Возможно, что имплицитный метод выявил общий для русских и немцев культурный архетип, что исторически вполне оправданно, поскольку и германцы и славяне имеют общие индоевропейские корни и их глубинные ценности могут быть сходными. Этот вывод хорошо согласуется с точкой зрения М. Олсона и Р. Фезио, рассматривающих полученные при помощи имплицитных методов стереотипы как некую общую культурную норму или внеличностные ассоциации в противовес личностным ассоциациям, измеряемым при помощи прямых методов.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»