WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

140

Итого

5636/201

5636/2166

Хронометрический анализ сердечного ритма проводили с помощью построения трех графиков: гистограммы, вариационной пульсограммы, скатерограммы. Нами использовалась клиноортостатическая (активная ортостатическая) проба.

Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) проводилась на аппарате Мицар-2001 (Россия) в соответствии с международной системой отведений ЭЭГ «10-20» (Jasper H., 1957). Эхо-энцефалография (ЭХО-ЭГ), регистрация ультразвуковой эхолокации, проводилась на отечественном аппарате «Эхо-12С» (Россия). Нами использован датчик с частотой колебания 1,76 волны в секунду.

При подборе тестов для психологического тестирования подростков мы пользовались рекомендациями Московского научно-исследовательского института педиатрии и детской хирургии Минздравсоцразвития РФ (Северный А.А., 2000; Леонтьева, И.В., 2005). С целью выявления акцентуаций личности проведено психологическое тестирование с использованием стандартного опросника «Усовершенствованного метода патохарактерологического исследования подростков» (Иванов Н.Я., Личко А.Е., 1992). Для выявления психологических причин нарушений семейного воспитания использовался опросник АСВ (анализ семейного воспитания), который диагностирует тип семейного воспитания и характер его нарушений (Эйдемиллер Э.Г., 1990). Для исследования уровня реактивной (ситуативной) и уровня личностной тревожности использована шкала самооценки Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина. Для выявления особенностей темперамента и эмоциональной неустойчивости использован подростковый опросник Г. Айзенка. Использовались проективные методики –– тест «Несуществующее животное» (ТНЖ), тест «Дом. Дерево. Человек» (Райгородский Д.Я., 2006).

Математические методы обработки результатов исследования

Математическая обработка проведена с использованием статистических программ «Excel МХ 2002», «EPITABLE» и SPSS for Windows (прикладной статистической программы версия 11.5) на ПЭВМ в информационной среде Windows 2000 XP с использованием непараметрических критериев вследствие того, что в одной из групп (1Д) выявлен характер распределения, отличный от нормального, и при оценке критерия Levene выявлена разность дисперсий в 1В и 1Д группах. Проведен непараметрический дисперсионный анализ с помощью критерия Краскела – Уоллиса. Различия, в том числе и апостериорные, по изучаемым диагностическим показателям оценивали с использованием U критерия Вилкоксона-Манна-Уитни, определение структурных взаимосвязей между переменными - с помощью непараметрического коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Уровень значимости различий и достоверность результатов сравнения групп подростков рассчитан по формуле 1-0,951/n и составил при попарном сравнении 0,009, а при сравнении только с контрольной группой 0,018. Анализ качественных признаков проводили непараметрическим методом с использованием критерия Ван дер Вадена с соблюдением необходимых условий для его применения и точного критерия Фишера (ТКФ).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В динамике за пять лет существенно возросло количество детей с электрокардиографическими нарушениями с 630 человек (22%) до 1150 человек (43%) как среди юношей, так и среди девушек (2=295, р<0,001)(рис.2).

Примечание: * – р<0,05; ** – р<0,01; *** – р< 0,001

Рис.2. Частота встречаемости патологических отклонений параметров ЭКГ (%)

В структуре электрокардиографических отклонений значимо возросла общая распространенность нарушений сердечного ритма и проводимости, синдрома ранней реполяризации желудочков, преимущественно у подростков мужского пола с 321 человека (21,3%) до 421 человека (26,6%) (2=11,86, р<0,001). В структуре нарушений сердечного ритма в течение пяти лет первое место занимают аритмии, обусловленные нарушением функции автоматизма синусового узла – у 205 юношей (48,8%) и 90 девушек (36,1%). При этом отмечен рост частоты миграции водителя ритма (МВР) в 1,6 раза, синусовой брадикардии (СБ) в – 1,5 раза, экстрасистолии (ЭС) – в 1,4 раза, снижение частоты синусовой тахикардии (СТ) в 2,8 раза (рис.3).

Примечание: * – р<0,05; ** – р<0,01; *** – р< 0,001

Рис. 3. Структура нарушений сердечного ритма, выявленная у подростков в 2001-2005гг. при эпидемиологическом обследовании

Брадизависимые нарушения сердечного ритма, нарушения внутрижелудочковой проводимости, синдром ранней реполяризации желудочков в 1,3-1,6 раза чаще встречались у юношей (2=10,0 р<0,01). Среди девушек в 1,6-2,3 раза чаще, чем у юношей, определялись такие виды аритмий как синусовая тахикардия, пароксизмальная тахикардия, обменные нарушения в миокарде (2=37,11, р<0,001).

Анализ генеалогического анамнеза показал более высокий уровень наследственной отягощенности у пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы по артериальной гипертензии (116 человек (69%)) и сосудистым катастрофам – инсульты, инфаркты выявлены у ближайших родственников 49 (29,2%) пациентов.

Изучение анте – и интранатального периода показало, что подростки с заболеваниями сердечно-сосудистой системы значимо чаще в анамнезе имеют патологию периода новорожденности (2 =4,6, р<0,05). Наибольшая концентрация перинатальной патологии наблюдалась в группе подростков с хроническими прогрессирующими сердечно-сосудистыми заболеваниями, такими как АГ, жизнеугрожающие аритмии, ВПС (2 = 8,86-15,04, р<0,01- р<0,001). Причем в группе пациентов с ВПС в 7 раз чаще наблюдалось осложненное течение раннего неонатального периода, потребовавшее парентерального введения лекарственных препаратов по тяжести состояния детей (2=6,12, р<0,05). Подростки с АГ в антенатальном периоде чаще страдали от хронической внутриутробной гипоксии (2 =10,61, р<0,01), острая гипоксия при рождении значимо чаще наблюдалась у пациентов с НСРЖ (2 =5,7-11,92, р<0,05- р<0,001).

Анализ физического развития подростков позволил установить, что среднее гармоничное физическое развитие имеют преимущественно здоровые подростки. Высокие показатели физического развития чаще регистрируются у больных с АГ (19 чел. (64,8%)) (2=4,46, р<0,05), в том числе в этой группе выше количество подростков с атипично высокими показателями физического развития (5 чел. (14,8%)) (2 =5,24, р<0,05). Напротив низкие показатели физического развития со значимой частотой встречались у пациентов с НЦД по гипотоническому типу (8 чел. (34,8%)) (2 =7,62, р<0,01). Наиболее часто дисгармоничность физического развития отмечалась у подростков с АГ (2 =15,91, р<0,001), причем за счет избытка массы тела (19 человек (55,8%)) (2 =25,74, р<0,001) и ожирения 1-3 степени по ИМТ (5 чел. (14,7%)) (2 =5,24, р<0,05). Дефицит массы тела более характерен для подростков с НЦД по гипотоническому типу с синкопальными состояниями в анамнезе (12 чел. (52,1%)) (2 =8,79, р<0,01) и подростков с ВПС (12 чел. (41,3%)) (2 =5,34, р<0,05)).

Пациенты с АГ и НЦД по гипотоническому типу с синкопальными состояниями в анамнезе предъявляли жалобы гораздо чаще, чем пациенты других групп (2=13,03-18,75 р<0,001, 2=4,22-10,24, р<0,05 - р<0,01). Подростков с ВПС чаще беспокоили утомляемость, кардиалгии (6 чел. (20,6%)), одышка (4чел. (14%)), эмоциональная лабильность (3 чел. (10%)) (2=4,85-9,45, р<0,05, р<0,01). При АГ основными жалобами являлись головные боли (23 чел. (67,6%)), головокружения (16 чел.(47%)), метеочувствительность (12 чел.(35,2%)) (2=10,94-17,14, р<0,001).

Анализ волновой структуры сердечного ритма и данных ритмокардиоинтервалографии позволил установить, что у большинства подростков с АГ исходный вегетативный тонус характеризуется активацией симпатического отдела вегетативной системы, в волновой структуре ритма у подростков с артериальной гипертензией значимо чаще регистрировались М1, М2 волны (2=10,26, р<0,001).

В группе с НСР с риском возникновения жизнеугрожающих состояний отмечена выраженная гиперсимпатикотоническая вегетативная реактивность, превышающая возрастные нормативы в 2,7 раза ИН2/ИН1 (М±m 8,0±8 усл. ед., Мd=4,1), с коэффициентом реакции равным М±m - 40,1±1,7усл. ед. (Мd=40, U=184,5, р<0,05). У подростков с нарушениями сердечного ритма не встречается доминирование спектра волн М1 и М2, что можно рассматривать как недостаток симпатических влияний, а также ослабление центрального контура регуляции сердечного ритма и аритмогенный фактор (рткф<0,00005) (рис.4).

Установлена средней силы положительная корреляционная связь между парасимпатическим тонусом и высотой показателей переходного процесса полученных, как при использовании методики РКИГ (ИН2/ИН1 rs=0,31, р<0,001), так и при использовании методики КРГ по коэффициенту реакции (rs=0,30, р<0,01). Однако средней силы корреляционная связь выявлена между парасимпатическим тонусом и нормальными показателями коэффициента реакции (rs=0,57, р<0,01). При изучении симпатического тонуса выявлена отрицательная корреляционная связь средней силы между повышением исходного симпатического тонуса и напряжением механизмов вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы в обеих методиках по коэффициенту реакции (rs = -0,37, р<0,01), по ИН2/ИН1 (rs=-0,48, р<0,001).

Примечание: * – р<0,05; ** – р<0,01; *** – р< 0,001, (достоверность различий по сравнению со 2-ой группой).

Рис.4. Волновая структура сердечного ритма у здоровых подростков и подростков с заболеваниями сердечно-сосудистой системы

Среди типов церебральной гемодинамики как у здоровых, так и у больных наиболее распространен спастический тип РЭГ, но в группе подростков с сердечно-сосудистой патологией он встречался значимо чаще (рткф<0,018). Наличие венозного полнокровия имело место только среди больных с кардиоваскулярной патологией (68 человек (51,5%), 2=28,92, р<0,001).

У подростков с ВПС, НСРЖ, АГ зарегистрирован спазм мелких артерий, но у значительного числа пациентов с ВПС и НСР он сочетался с гипотонией венозной сети (рткф<0,014-0,010), а у пациентов с АГ – с повышенным сосудистым сопротивлением (16 чел. (57,1%), 2=3,96 р<0,05; рткф<0,0001). Оценка направления дислокации срединных структур показала, что смещение срединных структур справа налево по данным эхоэнцефалографии характерно преимущественно для пациентов с жизнеугрожающими нарушениями сердечного ритма (2=5,85-13,9, р<0,05-0,0001).

Полученные нами результаты оценки электроэнцефалограмм свидетельствуют о том, что состояние биоритмики мозга у подростков с ВПС характеризуется ирритацией коры и стволовых структур (8 чел. (47,9%), 2=4,8, р<0,05). Ирритация коры оказывает существенное влияние на степень напряжения регуляторных механизмов, и это состояние биоритмики коррелирует с парадоксально высокой реакцией на активную ортостатическую пробу (rs =0,343, р<0,01). Снижение функциональной активности коры у подростков с НСР встречается в 1,7 раза чаще, чем в контрольной группе.

Оценка электрокардиографических параметров показала, что для пациентов с ВПС характерно удлинение электрической систолы желудочков. Особенностью ультразвуковой картины подростков с МАР сердца является легкая дилатация полости левого желудочка, более 97 перцентиля по весу и росту (2=9,46, р<0,01). Для подростков с нарушениями сердечного ритма характерны нормальные структурно-геометрические показатели сердца, удлинение электрической систолы желудочков, наличие поздних потенциалов желудочков (2=3,84, рткф<0,05). Для подростков с НЦД по гипотоническому типу с синкопальными состояниями характерно гипоэволютивное сердце (U=83-248,5, р<0,05 - р<0,001), снижение временных показателей ЭКГ и ЭКГ-ВР (U=168,5, р<0,05), нарушения процессов реполяризации (2=4,44, рткф<0,04). Установлено, что у пациентов с АГ размеры сердца больше, чем у здоровых подростков как по параметрам полостей, так и по толщине стенок (U=338-261, р<0,05 - р<0,001), среди электрокардиографических показателей увеличена продолжительность только зубца Р (М±m 0,10±0,01, Md=0,10с, SD=0,01, U=308,5). Выявлена средней силы отрицательная корреляционная связь между величиной пульсации по данным ЭХО-ЭГ и показателем ЭКГ-ВР - RMS-40 (rs = - 0,35, р<0,01).

Оценка показателей проведенного психологического тестирования показала, что у подростков с патологией сердечно-сосудистой системы акцентуации характера выявлены у 156 (93%) пациентов, а в контрольной группе – у 30 (91%), что соответствует данным литературы. И у здоровых, и у больных выявлялись гипертимная акцентуация характера (ГАХ), циклоидная (ЦАХ), лабильная (ЛАХ), астеноневротическая (ААХ), сенситивная (САХ), психастеническая (ПАХ), шизоидная (ШАХ), эпилептоидная (ЭАХ), истероидная (ИАХ), неустойчивая (НАХ) и смешанные типы (СмАХ). Среди здоровых характерологические типы распределены относительно равномерно, а у пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы в 1,5-1,6 раза чаще регистрировались гипертимный и эпилептоидный типы характера.

Для более точного представления о концентрации характерологических особенностей в исследуемых группах мы проанализировали связь между акцентуацией характера и наличием того или иного сердечно-сосудистого заболевания. Мы выявили, что для гипертимных подростков наиболее характерна АГ, для циклоидных, лабильных и астеноневротических акцентуаций – НЦД по гипотоническому типу с синкопальными состояниями в анамнезе (2=6,0, р<0,05), для истероидных – жизнеугрожающие аритмии (2=5,8, р<0,05), шизоидные типы несколько чаще регистрируются у пациентов с ВПС (рис.5).

Рис. 5. Типы акцентуаций характера у подростков с кардиоваскулярной патологией

Нами установлена средней силы положительная корреляционная связь между астеноневротическим типом акцентуации и высокой эмоциональной неустойчивостью (rs=0,34, р<0,001), что объясняет высокую представленность подростков с НЦД в структуре астеноневротической акцентуации.

Высокая личностная тревожность чаще регистрировалась в группе подростков с ВПС и НЦД по гипотоническому типу с синкопальными состояниями в анамнезе (2=7,59, р<0,01) (таб.3).

Таблица 3

Уровень реактивной и личностной тревожности у подростков

с кардиоваскулярной патологией (в баллах)

Название параметров

Реактивная тревожность

Личностная тревожность

Контрольная группа

17,8±2,07

33,28±1,8

Подростки с заболеваниями ССС, в.ч.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»