WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Так, в мозговой ткани (гипоталамус) электорокожное раздражение вызвало достоверное увеличение уровня МДА у всех возрастных групп животных. В то же время в больших полушариях была выраженная тенденция к понижению на фоне стресса уровня МДА у неполовозрелых и взрослых крыс, в отличие от старых животных, у которых этот показатель достоверно повысился после стресса. В легких и сердечной мышце значение этого показателя после электрокожного раздражения также понижалось у всех возрастных групп животных, за исключением миокарда старых животных где стресс не вызвал видимых изменений этого показателя (табл. 2, рис. 1).

Наряду с этим в ходе исследования после острого стрессирования мы наблюдали незначительное, но в большинстве случаев достоверное повышение интенсивности белковой пероксидации в сердце, легких и больших полушариях животных всех возрастных групп. Что касается гипоталамуса и печени, то у крысят и старых животных обнаружена такая же тенденция к стрессиндуцированному усилению ПОБ, при этом в этих тканях у половозрелых 4-х месячных крыс ЭКР спровоцировало снижение ПОБ по-сравнению с контрольными значениями. Особенно это проявилось в гипоталамусе, где уровень ПОБ снизился после ЭКР с 0,016 ± 0,0001 до 0,012 ± 0,0001 (p< 0,001) (табл.2, рис. 2).

Обращает на себя внимание выявленный нами факт возрастной специфики стрессорного уровня малонового диальдегида. Так, в гипоталамусе и миокарде стрессорный уровень МДА у старых крыс был значительно ниже такового у молодых крысят и взрослых животных; в ткани конечного мозга и легких возрастных изменений не наблюдали, при этом в печени стрессорный уровень МДА был гораздо выше у старых крыс (табл.2, рис.1). Что касается стрессорных значений ПОБ, то в легочной ткани и сердце его уровень был практически одинаков у всех возрастных групп, в печени – более высоким у неполовозрелых, в больших полушариях – также высоким у старых, а в гипоталамусе был выражено снижен у 4-х месячных крыс в сравнении с другими возрастными группами (табл.2, рис.2). Такая же тканевая специфичность в реакции на острый стресс имела место и в отношении спонтанного и индуцированного пероксидного окисления липидов.

Таким образом, вышеописанные результаты исследования позволяют прийти к заключению о том, что однократное стрессирование животных электрическим током сопровождается выраженными изменениями интенсивности свободнорадикальных процессов, которые выражаются, как правило, в усилении ПОЛ и ПОБ в большинстве изучаемых тканей и органов у животных разного возраста. Однако, имеют место тканевые и возрастные особенности, которые заключаются в разнонаправленности изменений параметров свободнорадикального окисления. Необходимо также отметить, что наиболее чувствительные к стрессу являются процессы липидной пероксидации по сравнению с белковой (табл. 2, рис.1, рис.2).

Учитывая выше изложенное, представляет интерес изучение взаимосвязи интенсивности двух процессов – ПОЛ и ПОБ, а также зависимость изменений изучаемых параметров от возраста животного. Зависимость уровня интенсивности ПОЛ и ПОБ в условиях стрессорного напряжения и в норме изучали путем корреляционного анализа.

Нами получены достаточно разнонаправленные значения коэффициента корреляции как в контрольных группах, так и в разных органах при стрессе. Тесная положительная корреляция между уровнем белковой пероксидации и накоплением в ткани малонового диальдегида имеет место в гипоталамусе, больших полушариях и печени контрольных крыс всех возрастов, в то время как для легких и миокарда достоверных корреляционных связей не выявлено и коэффициент корреляции имел невысокие, но отрицательные значения.

В условиях стресса между содержанием МДА и перекисным окислением белков в разных тканях также не прослеживается общей закономерной зависимости – коэффициент корреляции имеет различные величины и иногда прямопротивоположную направленность для разных органов и возрастных групп. Наиболее четкая положительная связь средней силы между ПОЛ и ПОБ обнаружена в гипоталамусе, больших полушариях и легких половозрелых крыс, легких старых животных и печени молодых. В то же время отрицательные значения коэффициента корреляции получены для гипоталамуса и миокарда крысят и для легких старых животных.

Таким образом, прослеживается следующая закономерность: наиболее тесная как положительная, так и отрицательная связь между ПОЛ и ПОБ наблюдается в печени, легких, мозге крыс, в миокарде же получены менее выраженные и недостоверные значения коэффициента корреляции. Обращает так же на себя внимание положительная корреляционная зависимость между этими двумя окислительными процессами на фоне стресса только у взрослых половозрелых крыс. В целом можно сделать заключение об отсутствии тесной однонаправленной связи между ПОЛ и ПОБ, значения показателей которых зависимо изменяются не во всех органах животных.

С целью изучения статистического влияния возрастного фактора на исследуемые параметры нами проведен дисперсионный анализ полученных данных (табл. 3).

Сила влияния возраста на изменение окислительной модификации белков и перекисного окисления липидов обнаружена нами как в контроле, так и в группах стрессированных крыс. Наиболее высокая сила влияния имеет место в мозговой ткани, легких и миокарде для контрольных значений ПОБ и так же в печени для контрольных значений ПОЛ. Влияние возрастного фактора на стрессорную динамику изучаемых параметров было так же достаточно высоко во всех органах для ПОБ. Особенно выражено влияние возрастного фактора на стрессорный уровень МДА в конечном мозге и легких и стрессорный уровень белковой пероксидации в миокарде, мозговой ткани и печени. Только в миокарде стрессированных крыс нами не обнаружена достоверная сила влияния возраста в содержании малонового диальдегида.

Таблица 3

Результаты дисперсионного анализа в опытах по изучению влияния возраста на окислительную модификацию белков и липидов в тканях крыс в условиях фоновой активности и острого стресса

Ткань

Группы

ПОБ, нмоль/ч

Содержание

МДА, нмоль/0,05 г

x2

P

x2

P

Гипоталамус

Контроль

0.96±0.02

<0.001

0.96±0.02

<0.001

Стресс

0.98±0.01

<0.001

0.52±0.24

<0.01

Большие полушария

Контроль

0.96±0.02

<0.001

0.93±0.035

<0.001

Стресс

0.97±0.015

<0.001

0.99±0.005

<0.001

Печень

Контроль

0,39±0,31

<0.01

0.94±0.03

<0.001

Стресс

0.95±0.025

<0.001

0.74±0.13

<0.001

Легкие

Контроль

0.71±0.15

<0.001

0.99±0.005

<0.001

Стресс

0.85±0.075

<0.001

0.99±0.005

<0.001

Миокард

Контроль

0.71±0.15

<0.001

0.92±0.04

<0.001

Стресс

0.92±0.04

<0.001

0.16±0.42

>0.05

Примечание. P – достоверность силы влияния по Фишеру

x2 - сила влияния

Следующим этапом нашей работы было изучение влияния природного антиоксиданта -токоферола с целью выявления возможных его протекторных или регулирующих влияний на окислительные процессы в тканях в условиях фоновой активности и стрессорного воздействия. Для этого нами были выделены две группы опытных животных разных возрастных групп: крысы, которые в течение двух недель получали витамин Е в дозе 1 мг/100 г массы тела и животные, которые после 14-ти дневного перорального введения антиоксиданта подвергались стрессированию по выше описанной модели.

В ходе комплексной оценки изучаемых показателей у животных, подвергавшихся действию стрессора и предварительно получавших антиоксидант, выявлено выраженное, как правило в большинстве случаев стресс-протекторное антиоксидантное действие витамина Е во всех изучаемых тканях и по основным показателям. Однако имеются факты разнонаправленных изменений показателей свободнорадикального окисления у этой группы опытных животных (стресс + витамин Е) у разных возрастных групп по показателям, как перекисной деструкции белковых так и липидных компонентов тканей.

Так, при биохимическом анализе гипоталамической ткани показано значительное снижение под действием -токоферола стрессорного уровня СРО у неполовозрелых животных: содержание МДА на 9%, скорости аскорбатзависимого ПОЛ на 39%, ПОБ – на 64%. Такая же тенденция по показателям ПОЛ имела место у взрослых и старых крыс, причем более выраженный антиоксидантный эффект проявился у половозрелых крыс, в

А

Б

В

Рис.1. Изменение содержания малонового диальдегида в различных тканях неполовозрелых (А), половозрелых (Б) и старых (В) крыс при остром стрессе и введении витамина Е (в % к контрольным значениям)

С – стрессорное воздействие, Е – введение -токоферола, С+Е – предварительное стрессу введение -токоферола

гипоталамусе которых уровень МДА снизился на 26%, скорость аскорбатзависимого ПОЛ на 50% по сравнению с крысами подвергавшимися электорокожному раздражению и не получавших антиоксидант. Совсем иная закономерность обнаружена нами в отношении белковой пероксидации у животных этих возрастов. Так под действием витамина Е уровень ПОБ у половозрелых крыс повысился на 91,6 %, а у старых достоверных изменений этого показателя не выявлено. Обращает на себя внимание факт значительного повышения ПОБ в гипоталамусе у 4-х месячных крыс у группы животных (стресс + витамин Е) не только по-сравнению со стрессом, но и с контрольным значением этого параметра. У старых же крыс значительных изменений уровня ПОБ не обнаружено, хотя так же наблюдалась тенденция к его повышению у этой опытной группы по сравнению с группой только стрессированных крыс (рис.1, рис.2).

Дальнейшее исследование мозговой ткани обнаружило такую же реакцию больших полушарий у группы (стресс + витамин Е), причем единственная тенденция к повышению уровня ПОБ наблюдалась только у старых крыс, у которых в то же время имело место увеличение аскорбатзависимого ПОЛ (на 14,5%) (рис.1, рис.2).

В ходе анализа результатов исследования СРО в органах висцеральной системы наряду с антиоксидантным действием витамина Е также было обнаружено и его прооксидантное действие по ряду показателей и у разных возрастных групп животных.

Результаты указывают на снижение стрессорного уровня МДА, спонтанного и индуцированного ПОЛ в печени у крысят и половозрелых животных. Величина этих параметров по сравнению с группой крыс, подвергавшихся только стрессу понижалась в 1.5-2 раза. Однако совсем иная закономерность показана у старых крыс, у которых предварительное введение -токоферола вызвало повышение уровня МДА в печени на 27% и тенденциозное повышение скорости спонтанного ПОЛ. При этом уровень белковой пероксидации у молодых животных этой группы (стресс + витамин Е) по сравнению с ЭКР достоверно повышался на 26,6%, а у половозрелых и старых наблюдалось лишь незначительное, но повышение ПОБ (рис.1, рис.2).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»