WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Чесноков Сергей Валентинович

роль идейно-политического наследия Л.А.Тихомирова

в русской общественной мысли

и культуре конца XIX XX веков

Специальность 07.00.02 – отечественная история
автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Нижний Новгород

2005

Работа выполнена на кафедре социальной философии факультета социальных наук Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского.

Научный руководитель доктор философских наук,

профессор Бенедиктов

Николай Анатольевич

Официальные оппоненты:доктор философских наук,

доцент Федоров

Александр Александрович

Доктор исторических наук, доцент МАКАРОВ

Владимир Борисович

Ведущая организация Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.

Защита состоится 29 июня 2005 г. в 15-00 часов на заседании диссертационного совета Д-212.166.10 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при ННГУ им. Н.И.Лобачевского по адресу: 603005, Нижний Новгород, ул. Ульянова, д. 2, ауд. 315.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского.

Автореферат разослан 27 мая 2005 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

д.и.н., профессор Корнилов А.А.

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В русской истории и культуре имеется не только органичность, но и противоречивость, наличие различных несмешивающихся между собою пластов. Отсюда постоянная, на протяжении всей истории проблема взаимопонимания, отсюда и необходимость перевода с «русского» на «русский».

В этом смысле весьма актуальным представляется изучение личности и творческого наследия Л.А.Тихомирова (1852-1923 гг.), народовольца, монархиста, религиозного философа, наконец, мемуариста, историка – летописца. Тихомиров является одним из наиболее ярких выразителей и проявителей русских противоречий, и он же в своей жизни их соединяет. Причем соединяет как интеллигент, а интеллигенция это, безусловно, отечественное явление, которого нет на Западе. Именно в интеллигенции проявляется одна из особенностей русской натуры – с ее гигантским интересом к новому, с характерным для нее стремлением всякую вещь испробовать «на разрыв». Тихомиров, прямо по Г.Федотову, – идеен и беспочвен. Все время теряет почву под собой и вновь пытается найти идею спасения и почвы.

В революционные 1870-е Тихомиров революционер, теоретик террористической партии «Народная воля», в 1888 г. кается перед царем. В 80-90е – в период реакции он реакционер, виднейший идеолог самодержавия, пришедший в начале ХХ века к апокалиптической тематике. В 1917 г. Тихомиров признал Временное правительство, что позволило некоторым исследователям утверждать, что он отрекся и от монархизма.

Судьба парадоксальная, не укладывающаяся в «прокрустово ложе» политических идеологий, доставшихся нам в наследство от XX в.

Корневую черту творчества Тихомирова священник Павел Флоренский охарактеризовал следующим образом: «ум его острый и разрывающий материал как добычу, не особенно плодотворен: начинает всегда очень сильно, а потом всю деятельность разоряет, и никакого заключения – нет». Действительно, Тихомиров «качался» вместе с различными волнами (пластами) русской истории, ярко их воплощая. Отсюда и сложность в восприятии его жизни историографами – те идейно-культурные пласты, которые «прожил» Тихомиров, не всеми осознаются как проявления единой русской культуры. Но Тихомиров не просто умудрился побывать в разных пластах культуры. Он принес «плоды» в виде работ – революционных, монархических, религиозно-философских. На примере его судьбы хорошо видна катастрофичность русской истории и ее удивительная противоречивость. В своей единой жизни Тихомиров попытался соединять, как тогда казалось, несоединимое – монархию и социализм, западничество интеллигенции и почвенность православия. Тихомиров ярчайший и высочайший пример интеллигенции еще и потому, что он мыслитель, писатель, но не делатель, не практик. И если история интеллигенции является составной частью отечественной истории, тогда освоение тихомироведения есть самопознание русской культуры. Именно при таком подходе изучение личности и наследия мыслителя становится наиболее актуальным, поскольку до настоящего времени каждый тихомировед выбирал особый пласт истории и называл его русским, а другие чужеродными, и, в соответствии с этим, положительно или отрицательно характеризовал отдельные периоды жизни мыслителя. Тихомиров же интересен тем, что своей личностью и жизнью он подчеркивает родство этих пластов, их русскость, их единое происхождение из русской истории. И это важно нам сегодня, потому что Россия опять в «разорванном» состоянии, и на поверхности лишь разрозненные звенья разладившегося механизма освоения ценностей. Поймем Тихомирова, поймем по разному его понимавших, поймем чуть лучше нашу историю, восстановим русский механизм освоения ценностей, восстановим жизнь.

Степень научной разработанности темы. Хотя биография Л.А.Тихомирова, написанная эмигрантом Владиславом Маевским, вышла в свет еще в 1934 г., первым исследованием, специально посвященным Тихомирову, может считаться лишь диссертация В.Н.Костылева «Лев Тихомиров на службе царизма: (Из истории общественно-идейной борьбы в России в конце XIX начале ХХ вв.)». Защищенная в 1989 г., она до сих пор остается самым полным сводом архивно-библиографических источников тихомироведения. Костылевым впервые была обрисована широкая панорама реакции русского общества на переход революционера Тихомирова в правительственный лагерь, представлены оценки этого события со стороны революционеров, монархистов, либералов, политической эмиграции.

Предшественником Костылева был Ю.В.Давыдов. В исторических романах Давыдова о народовольцах уже в 1970-80-х гг. была поднята вся система вопросов тихомироведения, по отдельности обсуждавшихся впоследствии, во вступительных статьях и предисловиях 1990-х гг. к переиздаваемым работам Тихомирова.

Несмотря на большое количество литературы о Тихомирове, содержащей порой прямо противоположные оценки, до сих пор отсутствует анализ этой литературы. Так, единственная классификация основных подходов, существующих в рамках тихомироведения, имеется лишь у В.Н.Костылева, однако охватывает она лишь «левую» историографию. Но здесь важен сам принцип классификации, задающий матрицу дальнейшего исследования, и, прежде всего, позволяющий увидеть вопрос, главный для левой историографии. Поскольку последняя является первоначальной и базовой, то содержащиеся в ней основные подходы могут быть в дальнейшем спроецированы на все тихомироведение в целом. Четче всего постоянно задававшийся ему вопрос сформулировал сам Тихомиров, назвавший свою покаянную брошюру 1888 г. «Почему я перестал быть революционером».

Опираясь на работу Костылева, диссертант выделяет следующие основные варианты ответа на тихомировский вопрос:

1) Народнический, согласно которому «Тихомиров не был борцом – в его личной неустойчивости и измене народовольчество ни при чем» (В.Н.Фигнер, Н.С.Русанов, Д.Кузьмин (Е.Е.Колосов), Б.С.Итенберг, Е.А.Таратута, В.А.Твардовская, Ю.Пелевин, [Х.Вада] и др.).

2) Марксистский же ренегатство Тихомирова объясняет отражением, с одной стороны, кризиса народнической идеологии, с другой – торжества реакции в России 1880-х гг., причем сам Тихомиров называется “героем политического безвременья” (Г.В.Плеханов, В.И.Невский, С.И.Мицкевич, И.А.Теодорович, С.С.Валк, Н.А.Троицкий, М.Г.Седов, [К.Ф.Шацилло] и др.).

3) Следующий подход – Ф.Энгельса, в 1890 г. написавшего в связи с тихомировским ренегатством о том, что русский, если только он шовинист, рано или поздно падет на колени перед царизмом.

4) Ленинский подход ставил перед собой задачей воссоздать в своей диссертации сам Костылев. Что было обосновано, поскольку в полном собрании сочинений Ленина имеется всего одно, не существенное упоминание имени Тихомирова, плюс анонимные упоминания в газете «Искра».

Как видим, первый и второй ответы предлагают объяснение поступка соответственно субъективными и объективными причинами. Третий и четвертый ответы задают идеальный пример отношений преемственности, имеющей место и в случаях 1 – 2, поскольку марксизм выступил преемником народовольчества. Как неоднократно отмечали нижегородские исследователи (Н.А.Бенедиктов, С.А.Евстигнеев, В.И.Мишин), Ленин, а с ним и большевизм в целом, выступил наследником как западной, так и отечественной культур. И в этом смысле 4-й ответ является синтетическим. Однако, несмотря на наличие некоторого материала, показывающего преемство большевизма и «Народной воли», проходящее через личности их вождей, эта важнейшая проблема Костылевым поставлена не была.

В дальнейшем анализ оценок Л.А.Тихомирова, существующих в русской культуре, предпринимался: применительно к революционному периоду творчества Тихомирова – Х.Вада, Г.С.Каном, О.А.Милевским, М.Б.Смолиным; монархическому – А.В.Пролубниковым, И.А.Исаевым, С.М.Сергеевым, Г.Б.Кремневым, С.В.Фоминым; религиозно-философскому – Г.Николаевым, В.И.Карпецом, В.М.Лурье. Однако исследователи касались «одного из» периодов творчества, «одной из» творческих ипостасей мыслителя.

Исследование монархической теории Л.А.Тихомирова привлекало и нижегородских исследователей. Так, на юридическом факультете Нижегородского университета была выполнена и успешно защищена в 2000 г. диссертация В.И.Цыганова «Идея русского самодержавия и ее развитие в творчестве Л.А.Тихомирова».

Первый опыт целостного обзора историографии Л.А.Тихомирова имеется в монографии 1999 г. А.В.Репникова «Консервативная концепция российской государственности». Интересные попытки осмысления личности и наследия Тихомирова в целом содержатся в диссертациях и статьях О.А.Милевского и С.М.Сергеева, в тезисах А.Г.Трифонова, а также в статье Б.Парамонова, в которой тема жизни мыслителя осмысляется им как покаяние.

Тема восприятия личности и творческого наследия Л.А.Тихомирова его идейными преемниками и, в частности, П.А.Флоренским, была затронута преподавателем Православного Свято-Тихоновского богословского института А.И.Яковлевым в вышедшей в 2002 г. книге о Патриархе Тихоне «Корона и крест». В ней Л.А.Тихомиров представлен одним из главных героев, действующих на фоне церковной жизни дореволюционной интеллигенции Москвы и Сергиева Посада. В книге представлен художественно-психологический синтез всего существующего спектра оценок Тихомирова «справа», сопоставимый с романами Ю.В.Давыдова.

Подобная степень изученности не может считаться достаточной. Та литература, и те новые источники, которые вышли за последние 15 лет, нуждаются в анализе. Их обилие обосновывает необходимость подробной рубрикации библиографии.

Хронологические рамки исследования: 80-е гг. XIX – XX вв.

1880-е гг., потому что именно в это время Тихомиров выходит на политическую арену. Сначала как последний оставшийся на воле крупнейший деятель «Народной Воли», ставший после цареубийства 1 марта 1881 г. не просто теоретиком, но и вождем революционеров. Затем, в 1888 г. поступок тихомировского покаяния стал предметом самого широкого обсуждения как в тогдашней печати, так и в последующей литературе. В качестве верхней рамки можно было поставить начало XXI столетия, однако, вся полнота библиографии собрана нами до 2001 г., хотя анализируются и отдельные работы, появившиеся позднее.

Цель и задачи исследования. Исходя из сказанного, целью исследования видится анализ той роли, которую сыграло идейно-политическое наследие Л.А.Тихомирова в русской общественной мысли и культуре конца XIX – ХХ вв.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • изучение эволюции восприятия (т.е. историографии) Л.А.Тихомирова в ее связи с идейно-политической эволюцией мыслителя;
  • анализ понятия ренегатства применительно к идейной эволюции Л.А.Тихомирова;
  • анализ эволюции тихомировского монархизма и его оценка;
  • преодоление сложившихся стереотипов и воссоздание целостного образа Тихомирова, существующего в русской культуре;
  • исследование значения идейно-политической эволюции Л.А.Тихомирова для современной отечественной культуры.

Теоретическая и методологическая база исследования.

Сообразно сформулированной выше цели данного исторического исследования в качестве методологии выбран культурологический подход, позволяющий определить роль наследия Тихомирова, как в русской общественной мысли конца XIX – ХХ вв, так и в русской культуре в целом. А именно, в диссертации предлагается рассмотрение идейно-политического наследия Тихомирова с точки зрения отражения в ней разнородных пластов русской общественной мысли и культуры указанного периода. Подобный подход диктует необходимость присутствия историографического метода в качестве серьезной составляющей.

Вслед за С.М.Сергеевым и В.И.Цыгановым мы называем Тихомирова творческим традиционалистом. В.И.Цыганов справедливо выделял три периода, которые прошла в своем развитии отечественная государственная мысль: первый – до-петровский, (относительно) самостоятельный, второй – «подражательский». И здесь Цыганов отмечает один очень важный момент: «консервативный идеологический запас русского общества был очень велик, больше, чем последующего», третьего периода, который Цыганов характеризует как «период активного формирования теории русского самодержавия». Поскольку понятие традиционалист восходит к веберовской проблематике модернизации, мы бы и назвали эти периоды по-веберовски: традиционным, модернизационным и ввели бы третье понятие – традиционалистский. При подобном методологическом подходе понятие модернизации оказывается уместным для понимания того, что в основе появления различных пластов русской культуры лежит единое диалектическое ее развитие на протяжении истории.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»