WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

В 1918 г. рассматриваемая проблема была поднята М.Гофманом. Однако разработанная ученым схема эволюции общественных взглядов Пушкина, подчеркивавшая цельность и относительную константность политического мировоззрения поэта, не отличалась оригинальностью. Данная схема в общих чертах повторяла концепцию, разработанную Анненковым и Якушкиным (в этом случае с акцентом на «якушкинской» составляющей) и принятую либеральными пушкинистами тех лет. Таким образом, труд Гофмана представляется нам вторичным. Значение же его мы видим в том, что он подводит итоги изучения общественно-политических взглядов Пушкина в дооктябрьский период. Опираясь на труд Гофмана, мы можем утверждать, что в период между двумя революциями (1905 г. и октябрьской 1917 г.) пушкиноведение полностью отказалось от идеи резкого перелома в политических воззрениях Пушкина и придерживалось мнения о том, что эти воззрения лишь в незначительной степени эволюционировали в течение жизни поэта. При этом очевидно стремление большинства пушкинистов в период острой политической борьбы представить поэта одновременно сторонником прогрессивных преобразований и хранителем лучших традиций российской государственности. Пытаясь достичь этой цели, исследователи синтезировали прямо противоположные друг другу концепции Анненкова и Якушкина. Кроме того, у всех названных ученых, за исключением Слонимского, отсутствовало понимание того, что изменение взглядов поэта на декабризм произошло не после восстания, а в результате идейного кризиса 1823 г. Итак, проблема изучения пушкинского политического мировоззрения осталась в дооктябрьский период нерешенной. Произошло это во многом потому, что решение ее всецело определялось политической конъюнктурой своего времени.

Далее мы рассматриваем работы советских пушкиноведов, занимавшихся проблемой изучения политического мировоззрения Пушкина. Мы начинаем этот обзор со статей В.Брюсова конца 10-х – начала 20-х гг. Приняв советскую власть, Брюсов выработал новый взгляд на Пушкина, в корне отличный от того, которого придерживался прежде. Главной задачей на этом этапе своей работы в пушкиноведении Брюсов считал защиту тезиса о непреходящей культурно-исторической значимости творчества великого поэта в условиях, крайне неблагоприятных для сохранения классического наследия. Однако Брюсов был вынужден реабилитировать великого поэта в глазах представителей пролетарской культуры ценой искажения его взглядов и убеждений. Он пытался найти ту почву, на которой можно было бы обосновать необходимость для советских людей наследия Пушкина. Данной почвой стал вопрос о пушкинских политических взглядах, которые в интересах дела Брюсов был вынужден обозначить как крайне революционные. Однако позиция Брюсова встретила критику как со стороны старого либерального пушкиноведения, так и со стороны социологистов. Как видим, Брюсов не имел абсолютной поддержки, поскольку «его» Пушкин тогда еще казался ненужным советскому государству. Во всяком случае, весьма скромно отмеченный в СССР 125-летний юбилей со дня рождения великого поэта доказывает, что власть еще не рассматривала его тогда в качестве необходимого для коммунистического читателя классика минувшей эпохи.

Далее мы анализируем монографию П.Сакулина «Пушкин и Радищев» (1920), в которой он выступил против брюсовского понимания великого поэта. В работе Сакулина впервые был убедительно показан скрытый механизм мировоззренческой эволюции Пушкина. Ученый системно выстраивает ход формирования зрелого пушкинского политического мировоззрения, стараясь сопоставить показательные высказывания поэта в художественном творчестве, публицистике, критике с другими его суждениями по тому же поводу. Очевидным достоинством книги Сакулина нужно считать то, что в годы напряженной идеологической борьбы он объективно пишет о «поправении» Пушкина. Данное изменение в пушкинских взглядах Сакулин показал как результат обретения поэтом жизненной мудрости и естественного развития присущих ему от рождения личностных качеств. Между тем книга Сакулина не была лишена недостатков. Так, в ней обойдены вниманием вопросы об отношении Пушкина к крепостному праву, Великой французской революции, польскому восстанию 30-х гг. Итак, нужно признать, что в работе Сакулина вопрос об эволюции пушкинского политического мировоззрения не получил законченного освещения. Но вместе с тем эта работа стала в методологическом отношении прорывом в деле изучения данного вопроса. Книга была неоднозначно встречена критикой: ее не приняли Брюсов и его сторонники В.Боцяновский и С.Гессен, равнодушно к ней отнеслись социологисты. Но зато она получила поддержку со стороны В.Семенникова и П.Щеголева, крупнейших знатоков вопроса.

Однако Щеголев в 1923 г. сделал попытку внести свой вклад в разработку проблемы политического мировоззрения Пушкина. Щеголев полагал, что выяснить специфику общественных взглядов поэта можно только решив вопрос о его отношениях с Николаем I. В своих рассуждениях Щеголев был согласен с Сакулиным, когда писал о переходе Пушкина на консервативные позиции во вторую половину 20-х гг. Однако если Сакулин полагал, что в 30-е гг. взгляды Пушкина окончательно оформились, то Щеголев был убежден, что мировоззрение поэта продолжало эволюционировать. Эволюция эта проявилась в изменении отношения Пушкина к царю с положительного на отрицательное. В русле этой идеи Щеголев переработал в 1927 г. книгу «Дуэль и смерть Пушкина».

Проанализировав ряд работ, созданных пушкинистами к 125-летнему юбилею великого поэта, мы сделали вывод о том, что высокое пушкиноведение в лице Н.Измайлова, Б.Модзалевского, Б.Томашевского, П.Щеголева и др. предпочло как бы не заметить полярных крайностей (имеются в виду позиции Брюсова и Сакулина) в освещении вопроса об эволюции политического мировоззрения поэта. Ни брюсовская, ни сакулинская трактовки не были взяты на вооружение крупнейшими пушкинистами тех лет. Таким образом, в пушкинистике продолжала до определенного момента пользоваться признанием выработанная еще в дооктябрьский период версия понимания содержания и развития общественно-политических взглядов Пушкина.

Начиная с 1925 г., изучение Пушкина в СССР становится по преимуществу социологическим. Важнейший вопрос в пушкинской биографике тех лет – это вопрос о классовой позиции поэта. Одним из первых начал серьезно работать над ним Д.Благой. С его точки зрения, Пушкин, поверхностно связанный с декабризмом в молодости, в 1823 г. переходит на позиции теоретического аристократизма. Однако на этом его политическая эволюция не заканчивается, потому что в 30-е гг. у поэта появляется новое классовое самосознание – он начинает ощущать себя представителем третьего сословия, не забывая при этом о своем «шестисотлетнем дворянстве». Ученый сочувственно отмечает отход Пушкина от феодального миросозерцания и переход его на буржуазные позиции, но одновременно указывает и на консерватизм общественно-политических взглядов поэта в 30-е гг. Важно отметить, что Благой, определенно заявивший о просвещенном консерватизме зрелого Пушкина, тем самым противоречил той ветви социологизма, которую представляли Брюсов и его последователи, и, напротив, солидаризировался с рассмотренной выше монографией Сакулина. Например, Благой не склонен упрекать Пушкина за перемену взглядов, видя в переходе поэта на новые классовые позиции адекватную реакцию на те исторические сдвиги, которые претерпело российское общество в начале николаевского царствования. Более того, Благой полагает, что эти изменения в сознании Пушкина имели органический характер и были художественно плодотворными, с ними был связан переход поэта на позиции реализма. В 1934 г. ученый изложил принципы построения социологизированного пушкинского жизнеописания, которые, были взяты на вооружение советскими биографами поэта.

Между тем мнение Благого и его сторонников (А.Грушкина, А.Луначарского, Д.Мирского, И. Сергиевского и др.) разделялось не всеми социологистами. Так, историк М.Покровский считал Пушкина идеологом дворянства, взгляды которого были более реакционными, чем политическая доктрина николаевского самодержавия. Итак, мы видим, что социологисты, по-разному определяя классовые позиции зрелого Пушкина, были едины в признании его общественно-политического мировоззрения консервативным.

В декабре 1935 г. в газете «Правда» Пушкин был официально объявлен великим русским поэтом. С этого момента Пушкина уже нельзя было осуждать за консерватизм и принадлежность к привилегированному классу. Вульгарно-социологические концепции Благого и Покровского уже в 1935 г. подверглись жесткой критике. Мы подробно анализируем наиболее показательную в этом отношении разгромную статью В.Александрова «Шестисотлетнее дворянство» // Литературный критик. 1936. № 7). На наш взгляд, она удачно иллюстрирует динамику перехода советской пушкинистики с позиций экономической социологии на позиции социологии идейно-политической. Статья Александрова показывает, как советские пушкиноведы, отказавшись от прежних вульгарно-социологических выводов и решений в преддверии юбилея, срочно пытались разработать новую схему общественно-политической эволюции Пушкина. Мы видим, что в ходе этого процесса осуществлялось мифотворчество в духе Брюсова, и Пушкин методами агитпропа превращался в плакатную фигуру революционера, последователя декабристов и предшественника Герцена.

Первым исследователем, опубликовавшим в это время серьезную работу, посвященную анализу эволюции политического мировоззрения поэта, стал Б.Томашевский. Мы имеем в виду его вступительную статью к однотомнику Пушкина, напечатанному в 1935 г. Большой заслугой Томашевского является то, что ему впервые в СССР удалось создать целостную картину формирования пушкинского политического мировоззрения. Ученый представил это мировоззрение в его динамическом единстве: смена этапов политического развития поэта выглядит в работе Томашевского именно эволюционно, т.е. как исторически и психологически обусловленный процесс последовательного развития от умеренного либерализма к умеренному консерватизму. При этом подчеркивается, что данный консерватизм не являлся изменой свободолюбивым идеалам молодости. В рамках этой концепции Пушкин выглядел не ренегатом или революционером, а человеком своего времени, чьи интенсивные искания в области политической мысли интересны далеким потомкам как ключ к постижению его гениального творчества. Время публикации статьи Томашевского это очень интересный период в развитии советского общества, когда была достигнута известная политическая и экономическая стабильность, а вместе с ней появилась потребность избавиться от левых перегибов во всех сферах жизни, опереться на национальные и мировые культурные традиции и почувствовать себя частью всего цивилизованного мира. В этой обнадеживающей обстановке статья Томашевского воспринималась как официально утвержденная концепция становления политического мировоззрения великого поэта, предлагавшая вектор изучения его жизни и творчества в преддверии юбилейных торжеств.

И, на наш взгляд, не случаен тот факт, что уже в 1936 г. публикуется первая объемная советская биография поэта, написанная Г.Чулковым. Политическую биографию Пушкина Чулков выстраивает, опираясь на статью Томашевского, и в этом смысле его работа вторична. Однако книга Чулкова о Пушкине, по словам М.Михайловой, – это «неожиданно в русской культуре советской эпохи появившаяся первая религиозная биография поэта»24. Следовательно, реконструкция религиозного мироощущения Пушкина была для Чулкова сверхзадачей. Политическая же биография поэта – это своего рода канва его духовной биографии, написанной как бы между строк. С возрастом политическое мировоззрение поэта становилось все более консервативным, в общемировоззренческом плане этот же процесс выглядел как духовное взросление.

В конце 1936 г. В.Кирпотин сделал попытку определить сущность политического мировоззрения поэта. Очерк политической биографии Пушкина в основном выстраивается Кирпотиным с опорой на статью Томашевского. Однако в отличие от Томашевского Кирпотин полагал, что в 30-е гг. эволюция политического мировоззрения поэта не завершилась. Он писал по этому поводу: «Классовый смысл эволюции творчества Пушкина необходимо искать не по линии от дворянства к буржуазии или от дворянства к мещанству, а по линии от дворянства к крестьянству, по типу эволюции Льва Толстого»25. Эта идея встретила критику, но в целом размышления Кирпотина были восприняты как официальная позиция советской пушкинистики по изучаемому вопросу.

В январе 1937 г. вышла биография Пушкина, написанная Н.Бродским, которая до сих пор остается лучшей по полноте фактического материала. Что касается разработки проблемы политического мировоззрения поэта в этой книге, то, по словам Н.Мордовченко, Бродский «в основном, исходит из концепции… Б.В. Томашевского»26. Соглашаясь с Мордовченко, мы считаем, что Бродский внес в концепцию Томашевского значительные коррективы, и подробно рассматриваем этот материал в диссертации. В итоге мы делаем вывод, что, не называя Пушкина прямо революционером, как это сделал в свое время Брюсов, Бродский несколько отошел от концепций политического развития великого поэта, которые были предложены его предшественниками – Томашевским, Чулковым, Кирпотиным. Пушкин Бродского – это последователь Радищева, почти революционер. Необходимо отметить, однако, что в отличие от названных исследователей Бродский не считает нужным перегружать свой труд доказательной аргументацией и многие его утверждения о политической позиции зрелого Пушкина выглядят недостаточно обоснованными. Так, с начала 1937 г. посредством капитальной биографии великого поэта, талантливо написанной Бродским, в общественное сознание советских людей стал внедряться официальный миф о Пушкине как о революционере, яростном, непримиримом враге монархии. В данном контексте этот серьезный, значительный труд Бродского воспринимается как политически тенденциозный идеологический заказ сталинского режима, как «житие» великого поэта.

В 1939 г. выходит в свет биография Пушкина, написанная Л.Гроссманом. Несмотря на популярный характер своего труда, Гроссман стремится придать ему черты научной объективности, хотя и лишенной академической основательности. Что же касается в целом концепции политической эволюции Пушкина, предложенной Гроссманом, то она, как справедливо заметил И.Сергиевский, «не отличается новизной»27

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»