WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Онтологический подход рассматривает идеологию в контексте выполняемых ею социально значимых функций. Идеология трактуется как необходимый фактор бытия общества в качестве институциональной (Л. Альтюссер, Й. Ларрейн, М. Селиджер), символической (М. Фуко, С. Жижек, П. Бурдье, Ж. Бодрийяр), дискурсивной (К. Гирц, Р. Барт, К. Лефорт, Т. Ван Дайк) систем. В рамках концепции социального конструирования реальности предлагается рассматривать взаимоотношения объективной социальной реальности и субъективных смыслов как взаимопереходный, диалектический процесс, в котором социальная реальность конституируется субъективными значениями (П. Бергер, Т. Лукман). В теории реидеологизации (Дж. Лодж, А. Винер, О. Лемберг, Я. Барион) идеология предстаёт как необходимый инструмент социальной и мировоззренческой ориентации индивидов в мире. В современных российских социально-философских исследованиях начинает доминировать анализ функционального содержания идеологии как побудительного мотива социальной динамики (А.А. Зиновьев, А.П. Бучин, А.Р. Тузиков, В.С. Малицкий, А.В. Логинов, А.В. Жукоцкая, Л.Н. Кочеткова, Г.П. Хорина, С.А. Ветров).

При решении проблемы статуса и характеристик социальной реальности следует исходить из того, что она не только существует объективно, но и субъективно-идеологически конструируется. Процесс смешения оценочных суждений (должное), коренящихся в чувстве веры с научными представлениями о социальной реальности (сущее) свойственен любым формам идеологии. Наиболее эффективным инструментом, с помощью которого идея замещает собой реальность, выступает процедура мифологизации реальности (К. Флад, А.Н. Кольев, В.С. Полосин).

При анализе реальных форм бытия социума необходимо учитывать фактор неадекватного отражения действительности в сознании. Аберрация сознания существует изначально, выступая одним из необходимых свойств общественного сознания, которое всегда и при любых условиях искажает, неадекватно отражает общественное бытие, его природу, устройство и принципы функционирования. В современной социальной философии существует радикальная позиция относительно замещения социальными идеями объективно существующей реальности. С. Жижек отмечает, что социальная реальность не существует в качестве неизменной субстанциальной основы, но представляет собой результат столкновения конкурирующих идеологических систем мышления. Ж. Бодрийяр считает, что знаковая реальность автономизируется от своего предметного прототипа и начинает существовать в обособленном состоянии, выступая для реципиентов в качестве единственной реальности.

В главе II «Философские принципы в либерализме и консерватизме» рассматривается философское содержание либерализма и консерватизма. В § 1 «Место и значение философских принципов в либерализме и консерватизме» показано, что либеральные и консервативные философские идеи подвергаются социально обусловленным интерпретациям.

Философские принципы, служащие основаниями социальных концепций, создаются в процессе идейного противоборства иной системе смыслов, носителем которой выступает некий альтернативный субъект, несущий в себе принципиально иное восприятие социальной реальности. Борьба с концептуальным врагом не только придаёт любой концепции смысл существования, но и является необходимым условием её бытия. В основе возникновения и функционирования социальных концепций лежит процедура создания смыслов в логике «свой – чужой» (К. Шмитт, Й. Ларрейн, К. Гирц, А. Шютц, С. Жижек).

Наиболее показательной разновидностью альтернативного становления и развития социальных концепций является взаимодействие либерализма и консерватизма. Полярность консерватизма либерализму просматривается также в том, что основополагающие произведения консерваторов появлялись как реакция на либеральные инициативы (Ж. де Местр – Б. Констан, Ф. Лист – А. Смит, Н.М. Карамзин – М.М. Сперанский).

Либерализм и консерватизм ориентированы на трактовку реальности с позиций интересов. В этом смысле социальные интересы как способ осознания зависимости от материальной действительности имеют более высокий онтологический статус, чем философские принципы. Подчинённость философских принципов социальным интересам приводит к тому, что мировоззренческие, философские дискуссии между представителями различных концепций уступают место политическим и социально-экономическим разногласиям. С момента открытия достаточно широких возможностей манипулирования общественным сознанием, эффективность политических технологий практически полностью нивелирует значение либеральных и консервативных философских постулатов.

В § 2 – «Эволюция онтологических принципов в либерализме и консерватизме» обозначены философские основания либерализма и консерватизма, которые «красной нитью» пронизывают ткань различных либеральных и консервативных концепций.

Либерализм опирается на широкую философскую традицию, истоки которой восходят : к антропоцентризму, гуманизму и атомистическому пантеизму эпохи Возрождения ; к рационализму и механицизму Нового времени ; к атомизму материалистической философии XVIII века. По мере своего развития либерализм (прежде всего, в его русской версии), с целью обоснования онтологического возвеличивания и субстанционализирования идеи некоего внебожественного начала (как вариант – свободы) и для обожествления материи, начинает заимствовать ряд религиозно-мистических идей. С целью обоснования идеи свободы в философии русского либерализма провозглашался некий высший первопринцип, лежащий в основании мироздания. Создаются учения о «божественном ничто» (С.Н. Булгаков), о внерациональной тьме, лежащей в основании бытия, из которой проистекает внебожественная свобода (Н.А. Бердяев). Стремление к онтологической реабилитации материи выразилось в принципе всеединства как родстве духа и материи (В.С. Соловьёв), в идее «религиозного материализма», предусматривающего веру в божественность материи, благодаря развитию которой материальный мир движется к слиянию с Богом (С.Н. Булгаков).

Проблема онтологических оснований консерватизма сводится, как правило, к религиозным постулатам. Считается, что консерватизм базируется не на философии, а на религии, ориентируясь на трактовку мироздания, человека и общества с позиций религиозного мировосприятия. Однако нельзя не учитывать того факта, что в Европе неоднократно  наблюдались попытки создания философской системы в качестве идейной базы для обоснования консервативных общественно-политических идей («кембриджские платоники», ирландский философ-священник Д. Беркли, теократическая школа во Франции и французские философы-спиритуалисты начала XIX века).

В России конца XIX – начала ХХ веков делались попытки увязать основы русского консерватизма с субъективно-идеалистическими и субъективистскими постулатами (С.С. Уваров, П.Е. Астафьев, Л.А. Тихомиров). В рамках русской консервативной идеологии наблюдались попытки синтезировать принципы государственности и субъективизма. Субъективно-божественный принцип образования государства воплощается в личности правителя. Монарх выступает продолжателем субъективной сущности государства, привнося в процесс государственного бытия личностное начало. Некоторые консерваторы соотносили принцип государственной субстанциональности с личностью монарха (Ф.А. Голубинский, А.А. Фишер), преломляли субъективистско-личностный принцип в социальную сферу, обосновывая взаимосвязь между коллективной личностью народа и могуществом государства (Д.А. Хомяков), увязывали монархический принцип властвования с сущностью личности (Л.А. Тихомиров).

В § 3 «Проблема человека в либерализме и консерватизме» рассмотрены антропологические принципы либерализма и консерватизма.

Либеральные представления о человеческой природе условно подразделяются на следующие разновидности.

«Человек внерелигиозный» – это представление о человеке характеризует его как суверенного индивида внутри социума. Человек обладает персональными, юридически зафиксированными правами в силу того, что являлся существом, не отягощённым грехом, и не нуждающемся в духовном водительстве церкви.

«Человек чувствующий» – эта модель используется для реабилитации материальной природы человека, а также для легализации чувственных желаний и гедонистических устремлений людей. Философскими истоками либерального восприятия природы человека с точки зрения его материально-чувственных характеристик явился материалистический сенсуализм XVIII века (П.А. Гольбах, К.А. Гельвеций, Ж.О. де Ламетри, Д.А.Ф. де Сад).

«Человек моральный» (философия кантианства и неокантианские политико-правовые учения) – этот взгляд на человека призван обосновать его автономность от сложившихся в обществе традиций. Человек руководствуется исключительно предписаниями своей моральной природы, имеющей рационально обоснованный, трансцендентный характер. Нравственный трансцендентализм усилил моральные требования к государству, что вооружило либерализм инструментом для критики государственных институтов.

«Человек экономический» – данная трактовка человека обосновывает его сущность как автономной, эгоистически заряженной на экономический успех единицы внутри социального целого. Социальная природа человека сводится исключительно к отношениям товарных взаимодействий с другими людьми. Общество представляет собой либо своеобразное предприятие по взаимовыгодному обмену продуктами дарований (А.Смит), либо является результатом рациональных действий человека, сущность которых сводится к взаимовыгодным товарно-денежным отношениям (Л. фон Мизес).

«Человек как со-творец Бога» – указывает на то, что человек статусно соотносится с Богом, так как несёт в себе отсвет внебожественной свободы и творчества. При этом имелся в виду человек как максимальная степень реализации Абсолюта, как цельный, идеальный, софийный человек (В.С. Соловьёв). Человек воспринимался как вершина мира, как существо космическое, как активное деятельностное существо, со-творец Бога (С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев). Свобода личности трактовалась в качестве безусловного и абсолютного первоначала, превышающего онтологическую значимость Бога (Н.А. Бердяев).

Если в русском последовательном либерализме присутствовало религиозно-мистическое обоснование либерализма (В.С. Соловьёв, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк, В.Ф. Эрн, Д.С. Мережковский, Н.А. Бердяев), то представители консервативного либерализма остались на почве строго философского мировосприятия, отстаивая рационалистическую позицию в вопросе познаваемости мира. Возможность рационального постижения всеобщего закона, лежащего в основании всех явлений мироздания, приводила к закономерному выводу о возможности человека влиять на политику государства путём рационального политического выбора (Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве).

Общей антропологической установкой для консерватизма является убеждение в том, что человек есть существо несовершенное. Это требует задействования религиозных, социальных, политических компенсаторных механизмов. В консервативной мысли присутствуют следующие концепции человека.

«Человек религиозный» – данный взгляд на человека указывает на потребность в религиозной вере как на доминирующую и определяющую характеристику человека (Ориген, Григорий Нисский, Аврелий Августин, Максим Исповедник, Иоанн Дамаскин), а греховность и несовершенство людей требуют господства над ними церкви и государства. Человек, будучи укоренёным в бытии, в обществе, в государстве, в истории, не имеет права, на основе разумных доводов, дистанцироваться от социальных отношений и утратить связь со всеобщим порядком, царящим в бытии. Консерватизм при этом акцентировал внимание на внерациональных характеристиках человека, одним из которых является чувство веры (Ж. Де Местр, К.П. Победоносцев, К.Н. Леонтьев, Ю.Н. ГоворухаОтрок, В.А. Грингмут, И. Восторгов, Ф. Витберг, К.Н. Леонтьев).

«Человек политический» – это представление трактует человека как существо, бытие которого конституируются и наделяется смыслом через его принадлежность к социальным и национальным общностям, политически объединёнными под эгидой государственной власти. Идея же познавательной ограниченности человека объясняется его ущербными психолого-биологическими характеристиками (Г.К. Кальтенбруннер, А. Гелен).

«Человектруженик» – эта модель является продуктом новой индустриальной культуры, которая требует укрепления экономической мощи и политического могущества государства, представляющего собой тотально-мобилизационный вариант социального объединения при максимально проявленных формах трудовой самоотдачи человека на благо нации, общества, государства (Э. Юнгер, А. Мёллер ван ден Брук).

«Человек героический» – этот взгляд выступил консервативной разновидностью экзистенциальных рассуждений о персональной ответственности человека за выбранный им жизненный путь и за сконструированный образ самого себя (А. де Бенуа, Р. Буайе).

В главе III «Социально-политическая философия либерализма и консерватизма» рассматриваются либеральные и консервативные принципы социального устройства, связанные с трактовками развития как мироздания в целом, так и общества в частности. В § 1 «Либеральные и консервативные принципы социально-экономического устройства общества» рассматриваются либеральные и консервативные способы социально-философского обоснования устройства и функционирования общества.

В рамках выявления законов функционирования социума последовательный либерализм, в лице, прежде всего, физиократов, гипотетически увязывал бытие общества с существованием некоего всеобщего «естественного порядка», предопределяющего развитие всех явлений мироздания (Ф. Кенэ, Ж.Б. Сэй, П.С. Дюпон де Немур). Экономическое прочтение действия всеобщего закона было предложено теоретиками английской политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо, Д.С. Милль). Человек, стремясь удовлетворить свой экономический интерес, вынужден оказывать услуги другим людям в соответствии с законом «невидимой руки» свободного рынка, действие которого не должно быть ограничено государственным вмешательством (А. Смит). Социальные установки последовательного либерализма (К.А. Гельвеций, П.А. Гольбах, Д. Дидро) трансформировались в радикальную критику роли и хозяйственных возможностей государства, которое должно освободить оперативный экономический простор для деятельности буржуазии (Ф. Бастиа).

Консервативный либерализм делал ставку на интересы государства как целого. Государство силовым путём, на правах отношения целого к своей части придаёт социуму целостность, системную завершённость и динамизм (Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве). Свобода здесь из абстрактной категории наполнялась реальным историческим содержанием, распространяясь на свободу общества и государства.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»