WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В целом, можно сказать, что любая логическая пресуппозиция, выраженная в некотором контексте, будет и прагматической пресуппозицией, как например, в выражении Your Roman-Saxon-Danish-Norman English! (D.Defoe). согласно логической пресуппозиции, существует некий романо-саксоно-датско-норманский английский язык; прагматическая пресуппозиция заключается в знаниях о том, что английский язык имеет и романские, и саксонские, и датские, и норманские корни. Напрашивается вопрос: а существует ли вообще английский язык в чистом виде

Однако, не всякая прагматическая пресуппозиция может являться логической, т. к. прагматическая пресуппозиция носит вероятностный характер, а в качестве логической пресуппозиции, как правило, выступает только та информация, истинность которой не вызывает сомнения у адресата, поэтому логическая пресуппозиция носит детерминированный характер, т. к. вытекает из самого высказывания.

Порождение продуцентом и восприятие реципиентом смысла высказывания определяется набором оказавшихся в момент речи в их сознании пресуппозиций. От совпадения или несовпадения набора пресуппозиций зависит степень адекватности порождаемого и воспринимаемого смыслов.

Между эксплицитным и имплицитным содержанием располагается нечто вроде соединяющего звена, а именно импликация, под которой в логике понимают операцию, связывающую два высказывания в более сложное с помощью связки типа “если …, то…”. В нашей диссертации импликацию мы определяем как процесс домысливания того, о чем не сказано эксплицитно в высказывании. В целом, пресуппозиция и импликация рассматриваются нами как имплицитные компоненты, без которых невозможно понимание высказывания.

В процессе обработки содержащихся в высказывании сведений адресат с помощью ассерции, пресуппозиции и импликации выходит далеко за пределы эксплицитно выраженной информации.

Инференция (“inference” от англ. “infer” -- выводить, заключать) -- широкий класс когнитивных операций, в ходе которых адресату, лишенному «непосредственного доступа к процессам порождения речи в голове или душе говорящего, приходится “додумывать за него”»[Макаров, 2003], строить умозаключения, цель которых состоит в выявлении нужной информации.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что прямой референциальный смысл высказывания складывается из эксплицитно выраженной мысли – вербализованного с помощью лексических и грамматических средств (значений слов и значения грамматической конструкции) высказывания (ассерции), а имплицитный смысл высказывания вытекает, с одной стороны, из его ассертивного (эксплицитно выраженного) содержания, а с другой стороны, из соответствующего фрагмента знаний о мире, сценария. С логической точки зрения они представляют собой посылки умозаключения, а его выводом служит импликативная часть содержания высказывания. Выводной смысл располагается “между строк” текста, а точнее говоря, между высказываниями, составляющими текст, и служит фактором, связующим высказывания в единое семантическое целое на основе причинно-следственных связей. Эти связи в своей совокупности структурируют пространство практических умозаключений, служащее когнитивным субстратом речевой коммуникации вообще и отдельных текстов в частности.

В Главе 1 определены коммуникативные функции высказываний и цели, согласно которым основное содержание высказывания выражается не прямо, а косвенно. Если высказывание призвано выполнять криптолалическую функцию, то целью является сокрытие основного смысла от непосвященных. Сюда относятся высказывания, входящие в состав конспиративного и эзотерического дискурса. Например:

Something was up. ‘What’s going on here, Mo What ain’t you tellin’ Cher Huh’

Im just sayin we should cut Spenser some slack, thats alls Im sayin.

‘Somethin’s up and you know it’. Cher wanted to know what Spenser was up to, and she wanted to know what Movita knew about it and why she wouldn’t tell her (O. Goldsmith).

Нередко имплицитные высказывания выступают в качестве регуляторов поведения в рамках аргументативной функции:

‘You’re not speaking for yourself, Hugh,’ he warned. Youre a married man. Elizabeth’s feelings have to be considered.’ (S.. Ellin.).

Birling: And what I was going to say was that I protest against the way in which my daughter, a young unmarried girl is being dragged into this.

Inspector: Your daughter isnt living on the moon. Shes here in Brumley too (J.B. Priestley).

Имплицитное выражение мысли с помощью намека может также преследовать цель усиления довода в рамках аргументативной функции:

Anybody in my old job who got in my way came down with mysterious illnesses ( S.M. Love).

Целью имплицитного высказывания может быть и выражение негативного отношения к факту действительности или поступку другого человека, выражаемое нередко через иронию, гиперболу. Рассмотрим ряд примеров:

А: Keith gave me know that he would probably get married before long.

В: What exactly did he say

А: He said: “ Ill probably have to learn cooking soon.” (Л. Шкутник).

Do you run your own hospital for people who eat here (пример по: В.И. Карасик).

The girl with gardenias turned in her chair and scanned her companion’s profile with disapproval. ‘See here, Marilee’, she drawled, are you going to be a damn fool all your life (К. Brush).

Целью имплицитного высказывания может быть и угроза, выраженная в рамках эвфемистической функции, например:

‘You won’t get away with this, you know.’

‘Why not’

Dead men tell no tales. (Oxford Dictionary of Current Idiomatic English, 1984).

Имплицитное выражение мысли дает возможность передать нужное содержание в обход ритуальных запретов (табу) на прямое именование некоторых социальных и культурных феноменов, выполняя эстетическую функцию:

Ann swallowed a watermelon seed (Англо-русский словарь-справочник табуизированной лексики и эвфемизмов ABC of Dirty English, 1993).

В художественных произведениях высказывания, имеющие инференциальный смысл, создаются в целях усиления художественного эффекта, повышения экспрессивности высказывания, также выполняя эстетическую функцию, например:

In me the tiger sniffs the rose (S.L.Sassoon).

В Главе 2 “Специфика инференциального смысла англоязычных устойчивых и переменных высказываний” рассматривается логический механизм вывода скрытого содержания англоязычных устойчивых и переменных высказываний на примерах авторских тропов, “крылатых выражений”, эвфемизмов, образных пословиц, поговорок, штампов и клише, некоторых неинформативных высказываний.

Исследуя инференциальный смысл англоязычных устойчивых и переменных высказываний, мы попытались ответить на вопрос о том, что общего и что особенного в механизме выводного смысла у таких высказываний: установлено, что у высказываний разных типов один общий механизм выведения смысла, представляющий собой редуктивное умозаключение, в котором широкое применение находит умозаключение по аналогии, где посылка 1 -- это эксплицитно выраженная ассертивная часть высказывания; посылка 2 – это не выраженные явно логическая и прагматическая пресуппозиции; между посылками устанавливаются отношения в виде логической операции репликации (вероятностной импликации), следствием чего является вывод, содержащий имплицитное сообщение. Рассмотрим пример подобного умозаключения:

Cleopatra: Flatateeta, dear: you must go away – just for a little.

Caesar: You are not commanding her to go away; you are begging her.You are no Queen (B.Shaw).

Цезарь, будучи уверенным в том, что статус монарха должен подтверждаться речевым актом приказа, а не просьбы, замечает, как “не по-королевски” ведет себя Клеопатра, и делает вывод о том, что она – не царица. Проведем рассуждение, которым руководствовался Цезарь:

Клеопатра не отдает приказов (ассертивная часть); Все короли отдают приказы своим слугам (прагматическая пресуппозиция); Если Клеопатра не отдает приказов как все короли, то Клеопатра -- не королева (импликация).

Особенностью в механизме выводного смысла высказываний является тот факт, что умозаключение может быть усложненным, где возможны несколько посылок и, соответственно, несколько промежуточных выводов; особенность заключается и в том, что возможно изменение характера привлекаемых фрагментов фоновых знаний, т.е. прагматических пресуппозиций (это могут быть житейские знания, исторические, специальные узкогрупповые знания), причем их характер не зависит от конкретного типа высказывания. Но мы подчеркиваем, что, не имея в своем распоряжении достаточно фоновых знаний, невозможно вывести скрытый смысл высказывания, например:

‘I am like a bаll-player that bats two hundred and thirty and knows he’s no better.’

What is a ball-player that bats two hundred and thirty It’s awfully impressive.’

‘It’s not. It means a mediocre hitter in basebаll.’ (Е.Hemingway).

Для правильного понимания пословицы Good wine needs no bush необходимо знать, что, по старому обычаю, трактирщики вывешивали ветки плюща в знак того, что в продаже имеется вино; не владея этими данными, угадать смысл пословицы не удастся.

Приведем в качестве примеров сценарии некоторых устойчивых и переменных высказываний, в которых мы применяем методику вывода инференциального смысла из ассертивной части высказывания и фоновых знаний. Необходимо отметить, что значения устойчивых высказываний являются конвенциональными и детерминированными. Изначально их переносное значение логически следовало за ассертивным компонентом, но, устоявшись в языке и войдя в социо-культурный фонд, оно закрепилось за высказываниями и ныне располагается над ассерцией, которая является лишь образной основой для высказывания, поэтому реципиент фактически не проделывает умозаключения: оно давно автоматизировалось и редуцировалось в его сознании, а выводной смысл закрепился за высказыванием в качестве его значения. Так, крылатое выражение Only over my dead body широко употребляется в речи и даже вошло в разряд штампов, хотя автором этого выражения называют немецкого поэта И.Г.Гердера, использовавшего его в стихотворении «Der Gastfreund» (Русско-английский словарь крылатых слов, 1984). Смысл этого выражения заключается в отказе поддержать чьи-либо действия или в запрете каких-либо действий собеседника. Однако, умозаключение присутствует в семантике этого высказывания, посылками которого служат буквальное значение (ассертивная часть) и фрагмент знаний о мире (прагматическая пресуппозиция). Рассмотрим пример:

‘My new boyfriend hasn’t got any money. But that’s all right; he’s going to give you a cheque.’

Over my dead body he s going to give me a cheque. (Oxford Dictionary of Current Idiomatic English, 1984). Вот рассуждение, которое должен проделать реципиент:

Только через мой труп я приму у него чек-говорит продавец (ассертивная часть высказывания);значит, продавец примет чек, будучи мертвым (логическая пресуппозиция); продавец жив и умирать не собирается (прагматическая пресуппозиция); если продавец жив и умирать не собирается, то чек он не примет (импликация). Я не приму чек -- имплицитное сообщение.

Стереотипное высказывание Your loved one is in Heaven now watching you является стандартной формулой выражения соболезнования собеседнику по поводу кончины близкого ему человека, но содержит в себе гораздо больший объем информации, чем тот, который находится в ассертивной части:

Тот, кто вам дорог, теперь на Небесах и оттуда смотрит на вас – ассертивная часть высказывания; есть человек, который вам дорог – логическая пресуппозиция; Небеса – это, с точки зрения религии, место, куда хорошие люди попадают после смерти и где им хорошо – прагматическая пресуппозиция; если тот, кто вам дорог, сейчас находится в очень хорошем месте, значит, ему сейчас хорошо – импликация; если ему хорошо, то этому нужно только радоваться (насколько это возможно в данных обстоятельствах) – импликация; если тот, кто вам дорог, наблюдает за вами, значит он видит вас и, следовательно, он с вами – импликация; если он с вами, значит, вы не должны чувствовать боль утраты (насколько это возможно) – окончательный вывод. Вашему близкому сейчас хорошо, поэтому не горюйте по поводу утраты, ведь он с вами и будет с вами всегда – имплицитное сообщение, которое кажется очень многословным, что в сложившихся обстоятельствах выглядит крайне излишним, а традиционная этикетная формула передает в сжатой форме попытку приободрить человека. Этот сценарий является примером усложненного умозаключения, где рассматриваются несколько посылок и, соответственно, несколько промежуточных выводов.

Приведем другой пример сценария неустойчивого (переменного) высказывания, где реципиенту необходимо проделать умозаключение для понимания смысла высказывания:

In a real dark night of the soul, it is always three o clock in the morning, day after day (F.S.Fitzgerald).

В глубокой ночной мгле души всегда три часа утра, день за днем -- ассертивная часть высказывания; в душе – ночная мгла -- логическая пресуппозиция; утро -- это рассвет -- прагматическая пресуппозиция; если в душе -- глубокая ночная мгла, но близится рассвет, значит, мгла уйдет и будет светло в душе – импликация; даже в такие моменты, когда на душе очень тяжело (темно), надежда на лучшее (светлое) не покидает нас никогда – имплицитное сообщение.

Однако такая трактовка этого высказывания спорна. Ей противоречит слово always. (В душе) всегда три часа ночи – это значит, что время остановилось, наступила вечность, утро никогда не придет, и душа никогда не пробудится к радости.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»