WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В Китае, несмотря на рост занятости (почти в два раза за годы реформ), безработица – одна из самых острых социальных проблем. В последнем десятилетии темпы увеличения занятости заметно снизились. Это обусловлено реструктуризацией государственных компаний и сокращением штатов, а также ослаблением административных рычагов, сдерживающих высвобождение работников. Если в 1979-1993 гг. численность работников увеличивалась на 2,5 % в год, то в 1998-2005 гг. среднегодовой прирост лишь немногим превышал 1 %20. По оценкам китайских экономистов, городская безработица (исчисленная по международным стандартам) равна 10-12 % городского экономически активного населения, что в три раза превышает официальные данные21. Аграрное перенаселение в деревне оценивается в 100-150 млн. человек22 (примерно 20-30 % сельскохозяйственного населения). Массы крестьян покидают бедные центральные и западные провинции и устремляются в города, образуя вокруг них зоны нищеты и преступности. Мигрирующие или «кочующие» работники составляют до 20 % трудоспособного (15-59 лет) населения23.

Анализ комплекса наиболее острых социальных проблем современных России и Китая показывает, что, несмотря на различия в стратегии и тактике преобразований, национальных и исторических особенностей исходного уровня развития основной круг социальных проблем близок по своему характеру. Их измерение (масштабы и глубина), естественно, различаются, но значимость этих проблем для каждой страны с точки зрения перспектив развития и политической стабильности тождественна. Острота этих проблем в первом десятилетии текущего столетия достигла такой степени, что поставила на повестку дня вопрос о существенных сдвигах в социально-экономической стратегии.

Наиболее важное место в диссертации занимает третья глава «Формирование стратегии социального развития в XXI столетии», где автор рассматривает ход и результаты преобразований в социальной сфере обеих стран и изменения в их социально-экономической стратегии.

И в России, и в Китае существует глубокий дисбаланс между ростом доходов и потребления населения и состоянием социальной сферы. Между тем, как показывает предыдущий анализ, именно социальная сфера – развитие образования, здравоохранения, культуры – становится сегодня главным условием дальнейшего прогресса и национальной конкурентоспособности. В обеих странах на начальном этапе экономических реформ социальная сфера оказалась наиболее уязвимой, правительства действовали без оглядки на социальную среду.

В России уровень развития социальной сферы был несомненным достижением страны в годы социалистического строительства. При относительно ограниченных экономических возможностях он создавал скромные, но прочные гарантии социального обеспечения и удовлетворения потребностей в общественных благах, обеспечивал доступ к ним людей, принадлежащих к разным социальным слоям. В годы рыночных преобразований в политическом отношении в России сохранялась старая система социальных гарантий. Она, хотя и сужала возможности маневра государства, но была одним из факторов стабильности в условиях масштабного падения доходов.

В Китае система социальных гарантий, неизмеримо более скромная по сравнению с российской, была создана в 1950-е годы, но затем почти полностью разрушена в годы культурной революции, растащена по предприятиям. В 1980-е-1990-е годы предпринимались усилия по упорядочению этой системы, но они касались в основном государственного сектора, практически отсутствовала система социальных гарантий в деревне. Отсутствие системы социального обеспечения компенсировалось ростом доходов населения, что обеспечивало стабильность.

Помимо сокращения расходов в обеих странах происходила её стихийная коммерциализация: приватизация учреждений социальной сферы; поощрение развития системы платных услуг, не доступных для основной массы населения; перенос социальных расходов на региональный уровень при отсутствии у местных властей необходимых финансовых средств. Достаточно привести два примера. Сегодня в России 33-35 % населения отказываются от медицинской помощи из-за отсутствия денег24. В Китае система медицинского страхования охватывает менее половины городского населения и только 10 % сельского25.

И в России, и в Китае были предприняты определённые, в ряде случаев серьёзные шаги по реформированию крупных социальных систем. Однако ни одна из масштабных реформ полностью не завершена, значительная часть декларированных преобразований осталась на бумаге, в ряде случаев получены результаты противоположные намеченным целям.

Накопившиеся и обострившиеся социальные проблемы вызывают протесты населения. Планка общественных притязаний повышается в связи с ростом экономических возможностей, и люди требуют от властей адекватных усилий по улучшению материального положения.

В начале XXI столетия социальные проблемы стали приоритетом в стратегии обеих стран.

Новым поворотом в государственной социальной политике в России стали национальные проекты: «современное здравоохранение», «качественное образование», «доступное жильё», «эффективное сельское хозяйство», «улучшение демографической ситуации», выдвинутые в 2005 году.

Помимо решения актуальных социальных проблем за счёт увеличения государственных расходов значение проектов в том, что поставленные в них социальные проблемы стали предметом всеобщего внимания, конкретно сформулированы приоритеты большой социальной значимости, касающиеся развития образования, здравоохранения, жилищного строительства, внедрения в отрасли социальной сферы современных технологий.

Вместе с тем национальные проекты не формируют целостной социальной стратегии, в их основе не лежит идеологическая концепция развития странs в XXI столетии. Проекты направлены на решение отдельных конкретных проблем. Поэтому разработка социальной стратегии на основе широкого её обсуждения профессиональными, научными и общественными структурами остаётся в России актуальной задачей.

Китай отличает более комплексный подход к формированию новой стратегии развития, в основе которой лежат социальные приоритеты. В самом общем виде концептуальные подходы к новой стратегии были сформулированы на XVI съезде КПК (2002 год). Была поставлена цель перейти от стратегии «догоняющего развития» к стратегии «сбалансированного, устойчивого развития», что означает – сохраняя высокие темпы экономического роста, добиться преимущественного развития сферы услуг, больше опираться на внутренний опрос, обеспечить более справедливое распределение результатов экономического роста и его экологическую устойчивость.

Поставленные цели обогащались и конкретизировались на последующих партийных и других форумах. И, наконец, на октябрьском (2006 год) пленуме ЦК КПК была принята детальная программа построения «гармоничного общества» до 2020 года.

В рамках этой программы предусматривается:

  • сокращение разрыва в развитии города и деревни;
  • обеспечение более справедливого распределения доходов;
  • увеличение занятости;
  • создание социальной защитной сетки, охватывающей как городское, так и сельское население;
  • увеличение количества и повышение качества общественных товаров и услуг;
  • расширение и усиление инновационных мощностей;
  • повышение эффективности использования ресурсов и обеспечение экологической устойчивости экономического роста.

Намечены и пять групп основных мер социально-экономической политики, которые должны обеспечить решение поставленных проблем.

На основе общих концептуальных подходов готовятся реформы в отдельных отраслях социальной сферы (они находятся в стадии проектной разработки или обсуждения). К ним относятся, например, реформа в сфере здравоохранения, в финансировании жилищного строительства, разработка новых экологических и энергетических стандартов.

Несмотря на то, что многие из намеченных мероприятий только разрабатываются, в начале XXI столетия были предприняты определённые шаги. Так, в 2004-2006 гг. снижались налоги на крестьянские хозяйства, повышались государственные расходы на социальные цели, усилилась борьба с коррупцией. В январе 2006 года Государственный Совет КНР принял новые правила защиты прав работников – сельских мигрантов, включая своевременную выплату им заработной платы и предоставление образования детям.

В заключении сформулированы основные выводы, которые выносятся автором на защиту.

1. В основе повышения значимости социального фактора в мировой экономике и общественно-политическом развитии современного мира лежит углубление конкуренции на глобальном, национальном и корпоративном уровнях, а также на уровне отдельных работников. В условиях глобализации, интенсивной информатизации общества, инновационных вызовов в области науки и технологий конкурентоспособность тесно связана с развитием человеческого потенциала, повышением образованности, профессионализма и благосостояния людей. Не случайно, что общей тенденцией в мире стал сегодня рост инвестиций в образование и здравоохранение, расширение сферы действия социальной политики в тех или иных её формах.

2. Уровень и качество жизни населения обеих рассматриваемых в диссертации стран - России и Китая - не соответствует требованиям нового этапа мирового развития, вызовам ХХ1 столетия, замедляет переход к инновационной, основанной на знаниях экономике. Имеются, несомненно, существенные различия в параметрах основных социальных индикаторов обеих стран и в векторе их изменений в годы рыночных преобразований.

Шоковая рыночная реформа в России и связанный с ней глубокий и продолжительный спад производства привели к обвальному падению жизненного уровня населения. Страна стремительно теряла накопленные социальные преимущества. Неблагоприятные тенденции удалось переломить лишь в 2001-2002 гг., после этого ситуация стала медленно улучшаться. Но и в настоящее время показатели реальных доходов и реальной заработной платы лишь приблизились к дореформенному уровню.

Избранная Китаем стратегия рыночных преобразований была значительно более адекватной сложившимся в стране социально-экономическим и политическим условиям и потребностям. В результате, особенно на начальных этапах преобразований, происходило устойчивое повышение доходов населения, что позволило вывести материальное потребление на качественно иной для Китая уровень. Произошло сближение обеих стран по такому комплексному показателю как индекс человеческого развития ( в Китае его значение повысилось с 0,560 в 1980 г. до 0,628 в 1990 г. и 0,768 в 2004 г.; в России оно снизилось с 0,818 в 1990 г. до 0,797 в 2004г.).

3. В обеих странах общенациональные положительные тренды показателей благосостояния деформируются нарастанием экономической дифференциации, а также существенными региональными разрывами в уровне и качестве жизни населения, несмотря на различные стратегии преобразований. Сохраняется широкомасштабная бедность населения, хотя её масштабы и величина существенно различаются. Достаточно сказать, что, по данным ООН, доля населения, живущего на 1 долл. и менее в день, была в Китае в начале ХХ1 столетия в 9 раз больше, чем в России, а живущего на 2 долл. и менее в день - в 4 раза. При этом обе страны сопоставимы, как показано в работе, по глубине экономической дифференциации и региональных различий. В основе углубления экономического неравенства в каждой стране лежат разные, обусловленные национальной спецификой факторы, но главной, общей для России и Китая причиной углубления названных социальных проблем является отсутствие или крайняя слабость государственной социальной политики, направленной на предупреждение или ослабление социальных рисков, связанных с приватизацией и развитием различных форм предпринимательства.

4. Наиболее острым социальным противоречием, оказывающим непосредственное воздействие на перспективы развития, является сложившийся в обеих странах дисбаланс между экономическим ростом и развитием социальной инфраструктуры. Различия в уровне благосостояния населения России и Китая были и остаются наиболее существенными именно в потреблении благ и услуг, предоставляемых социальной сферой. В годы рыночных преобразований низкий уровень государственных социальных обязательств в Китае был одним из факторов экономического роста. В России же в основном сохранялась сложившаяся, хотя и сильно сокращающаяся, система социальных гарантий, что было одним из факторов стабильности в годы резкого падения жизненного уровня.

В обеих странах социальная сфера в годы реформ оказалась наиболее уязвимой. Фактически экономические реформы осуществлялись без оглядки на социальную сферу, происходило сокращение государственных социальных расходов и быстрая стихийная коммерциализация отраслей социальной сферы. Как показал анализ, уровень социальных расходов государства и в России, и в Китае остаётся одним из самых низких в мире, не соответствующим ни критериям социального государства, ни потребностям развития человеческого потенциала в ХХI веке.

5. В обеих странах предприняты шаги по реформированию крупных социальных систем. Декларируемой целью реформ является реструктуризация систем предоставления социальных услуг для повышения эффективности их функционирования, расширения доступности и повышения качества. Но большая часть заявленных преобразований пока остаётся на бумаге. Опыт России и Китая, накопленный в ходе преобразования отраслей социальной сферы, показал, что социальные реформы затрагивают сложившуюся систему интересов на всех уровнях - от центральных властей до отдельных работников - и требуют значительных финансовых и административных ресурсов для их осуществления. Китай отличает более взвешенный и осторожный подход к системным социальным реформам, широкое использование стадии предварительного экспериментирования.

6. Масштабность и глубина актуальных социальных проблем в России и Китае исключает возможность их решения без увеличения социальных расходов и усиления социальных функций государства. Нельзя ожидать серьёзных позитивных сдвигов в социальной ситуации или решения конкретных социальных задач, сокращая расходы и государственное присутствие в социальной сфере. Мировая практика показывает, что в условиях обострения социальных проблем используются кейнсианские методы регулирования, повышается роль государственной социальной политики, независимо от характера национальной модели.

7. В начале ХХI столетия Россия и Китай усилили внимание к социальным проблемам, прежде всего к отраслям социальной инфраструктуры, увеличили социальные расходы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»