WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Принятая в России на начальном этапе экономических реформ либеральная стратегия, характеризовалась ломкой сложившихся социально-экономических институтов, стихийным становлением рыночных отношений, ослаблением роли государства в регулировании экономических и социальных процессов. Всё это, наряду с серьёзными социально-экономическими диспропорциями советского периода развития, обусловило беспрецедентный по тяжести и продолжительности экономический кризис, который сопровождался глубоким падением жизненного уровня. Сразу же после введения свободных цен, либерализации торговли и рынка труда, значительного сокращения бюджетных расходов на социальные цели произошло массовое перемещение населения из средних и даже высокодоходных групп в группы с низкими доходами. Достаточно сказать, что в 1992 году реальные доходы населения составили 52,5 % к уровню 1991 года, а в 1995 году – 58 %; реальная начисленная заработная плата 67 и 45 %, а средний размер назначенных пенсий в реальном выражении 52 и 51,5 % соответственно7. В 1994-1995 гг. они несколько повысились, а затем в результате дефолта 1998 года вновь упали и лишь с 2001 года стали устойчиво возрастать (в среднем реальные доходы и реальная заработная плата на 10-11 % в год). По темпам роста реальных доходов населения Россия в последние годы вошла в первую десятку стран мира.

Темпы роста денежных доходов населения в последние пять лет, несомненно, впечатляют, но за хорошими средними показателями скрывается, как будет показано в ходе дальнейшего анализа, кризисное состояние многих отраслей социальной сферы, большие социальные и региональные различия, широкомасштабная бедность. По оценке Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, в результате осуществления реформ безусловно выиграло около одной пятой населения, остальные четыре пятых в разной степени – кто больше, что меньше - проиграли8. Согласно докладу ООН о развитии человека за 2006 год в списке из 117 государств Россия по уровню жизни занимает 65 место9, что не соответствует масштабам накопленного национального капитала на душу населения и сохраняющемуся высокому интеллектуальному потенциалу.

Китай начинал рыночные преобразования на ином, значительно более низком уровне экономического развития и в совершенно иных социальных условиях. Это была страна с разрушенной в результате «большого скачка» и культурной революции экономикой (ВВП Китая в 1980 году составлял 39 % от российского) и нищим, преимущественно сельским населением, которое накануне реформ составляло 82,1 % его общей численности. В этих условиях китайское руководство смогло выработать адекватную социально-экономическим условиям и потребностям, прагматичную, свободную от идейных ограничений стратегию преобразований. На старте китайских реформ приоритетом стала аграрная сфера. В начале 80-х годов были упразднены народные коммуны и осуществлён переход к системе семейного (арендного) подряда, значительно увеличилось количество вносимых в почву удобрений, введены протекционистские государственные закупочные цены, взят курс на развитие сельской промышленности (волостно-поселковых предприятий). В результате в 1979-1997 гг. доходы сельского населения выросли в 4,4 раза, а городского в 3,1 раза. В целом за период 1979-2005 гг. среднегодовые денежные располагаемые доходы на душу населения городских домашних хозяйств увеличились в 6,1 раза, а среднегодовые чистые доходы на душу населения сельских домашних хозяйств - в 6,2 раза. Комплексный показатель жизненного уровня – средняя продолжительность жизни населения увеличилась за годы реформ с 67,5 до 71,5 лет. Выросло в среднем потребление основных продовольственных товаров, улучшилась его структура. Доля расходов на продовольствие в бюджетах домашних хозяйств (коэффициент Энгеля) сократилась в городе с 54,5 % общих расходов в 1989 году до 36,7 % в 2005 году, в деревне - с 54,8 до 45,5 %10. Судя по многочисленным социологическим обследованиям в городах и сельских районах почти 70 % жителей стран считают, что они улучшили свои жизненные условия в ходе экономических реформ11.

Несмотря на экономическое процветание (Китай сегодня четвертая в мире держава по объёму валового внутреннего продукта и вторая по пересчёту ВВП по паритету покупательной способности валют), Китай остаётся страной с очень бедным населением («богатая бедная страна»). В 2006 году объём ВВП на душу населения в Китае равнялся 2010 долл. (129-ое место в мире) или 7730 долл. в исчислении по паритету покупательной способности валют (102-ое место)12. Кроме того, со второй половины 1990-х гг. по мере расширения и углубления рыночных преобразований темпы роста основных показателей жизненного уровня, прежде всего у сельского населения, замедлились.

В целом, вектор динамики основных показателей жизненного уровня населения почти на всём протяжении рыночных преобразований был в России и Китае прямо противоположным. Китаю удалось создать условия для вывода из нищеты значительных масс населения и весомо повысить уровень благосостояния. Россия теряла запас социальной прочности, созданный в дореформенные годы. Однако этого запаса хватило для поддержания стабильности и обеспечения основы для выживания основных масс населения в наиболее трудные годы.

В целом и в России, и в Китае сложившийся в результате реформ уровень жизни не соответствует сформулированным выше требованиям развития в XXI столетии, несмотря на внешние признаки экономического процветания и стабильности.

И, наконец, в первой главе анализируется демографический фактор, который оказывает возрастающее воздействие на перспективы развития и отношения между рассматриваемыми странами.

В России с 1992 года смертность превышает рождаемость, происходит, несмотря на положительное сальдо миграции, устойчивое сокращение абсолютной численности населения. С 1990 года по май 2007 года численность населения России сократилась почти на 6 млн. человек. Наиболее негативная особенность демографического кризиса в России – беспрецедентно высокая смертность населения, особенно в трудоспособном возрасте.

Преодоление тенденции к сокращению численности населения стало сегодня в России одним из главных приоритетов государственной политики. В конце мая 2007 года была принята Концепция демографической политики до 2025 года, которая предусматривает преодоление к 2025 году тенденцию к сокращению абсолютной численности населения, снижение коэффициента смертности с 15,2 на 1000 жителей в 2006 году до 10,5 в 2025 году. Концепция предусматривает комплекс социально-экономических мер по увеличению численности населения – от увеличения пособий на содержание детей, льготной системы ипотечных кредитов, повышения расходов на здравоохранение до пропаганды спорта и здорового образа жизни, борьбы с алкоголизмом и курением. Однако в середине 2007 года ещё не были утверждены размеры инвестиций и конкретные сроки запуска программы.

Проблема Китая – избыточное население (в конце 2006 года численность населения равнялась 1314,5 млн. человек) при крайней ограниченности природных ресурсов и экологическом давлении. Поэтому демографическая политика была направлена на снижение рождаемости и замедление темпов прироста численности населения. Эта политика позволила добиться впечатляющих результатов. Коэффициент естественного прироста населения снизился с 12 на тысячу жителей в 1978 году и 15 – в 1989 году до 6 в 2005 году. По данным ООН, коэффициент фертильности (число рождений на 1 женщину фертильного возраста) сократился с 4,9 в 1970-1975 гг. до 1,7 в 2000-2005 гг., что уже ниже необходимого уровня для обеспечения простого воспроизводства населения в перспективе. Стремительное падение рождаемости привело к искажению половой структуры населения и ускорило процесс его старения.

Сегодня китайский демографический потенциал превышает российский в 9,5 раз. Уже сегодня восточные регионы России ощущают давление китайского населения. Достаточно сказать, что на долю Дальнего Востока приходится более одной трети российской территории и только 5 % населения (7 млн. человек), тогда как трёх соседних китайских провинциях живёт более 100 млн. человек13. Поэтому для обеих стран крайне актуальна задача выработки совместной взаимовыгодной стратегии в отношении китайской миграции на российский Дальний Восток.

За динамикой средних статистических показателей жизненного уровня в обеих странах скрываются серьёзные социальные диспропорции и проблемы.

Эти вопросы стали предметом исследования во второй главе диссертации «Актуальные социальные проблемы и источники напряжённости на современном этапе».

Несмотря на принципиальные различия исходных позиций и разные стратегии преобразований, основные социальные проблемы в начале XXI столетия по своему характеру являются общими для России и Китая.

Прежде всего, в обеих странах сохраняется широкомасштабная бедность населения.

В России, согласно официальным статистическим данным, доля бедных (население с доходами ниже установленного прожиточного минимума) неуклонно снижалась, особенно быстро в последние годы. Она снизилась с 33,5 % в общей численности населения в 1992 году до 17,6 % в 2005 году и 15,8 % в 2006 году. Однако здесь следует иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, по оценкам, официальная статистика, по меньшей мере, вдвое занижает показатель бедности. Во-вторых, сегодня прожиточный минимум в России – это по существу норма физиологического выживания. Этот минимум не способствует полному восстановлению физических затрат многих категорий работающих граждан, и тем более, не обеспечивает условий для полноценного развития личности.

Российское население является одним из самых бедных на постсоциалистическом пространстве. Если принять в качестве границы бедности один из критериев ООН (4 доллара в день на человека), то за чертой бедности окажется уже 53 % россиян. Худшая ситуация только в Молдове (82 %) и Киргизии (88 %). Доля населения, живущего на 4 доллара в день, составляет в Эстонии 18 %, Литве – 17 %, Польше – 10 %, в Словакии, Латвии, Болгарии и Румынии - 20-28 % населения14. По данным исследования, выполненного в Институте социологии РАН, по собственной самооценке 65 % россиян относят себя к низшим слоям.

Бедность в Китае несравнимо шире и глубже, хотя за годы экономических реформ Китаю удалось вывести из состояния крайней нищеты, по различным оценкам, 250-270 млн. человек. Но примерно 200 млн. продолжают жить в условиях крайней нищеты (на 1 доллар и менее в день)15. Об общей бедности населения свидетельствуют и данные об уровне среднедушевых денежных доходов. По данным официальной статистики, в 2005 году среднегодовой доход на душу населения в городских домашних хозяйствах равнялся 10493 юаня (примерно 1300 долл. по обменному курсу на этот период), а в сельских районах 3254 юаням (примерно 407 долл.). При этом и в городе и в деревне примерно 60 % населения имели доходы ниже среднего уровня16.

В обеих странах небывало острые формы приобрела доходная и имущественная дифференциация, которую можно охарактеризовать как избыточную, дестабилизирующую.

В России показатель концентрации доходов – коэффициент Джини за 1991-1995 гг. повысился в полтора раза, а децильный коэффициент фондов – в 3 раза. Затем оба показателя возрастали более медленно, составив, однако, в 2006 году 0,410 и 15,3 раза соответственно. Обычно при оценке неравенства значение коэффициента Джини в интервале 0,25-0,35 является отправной точкой, так как неравенство в большинстве развитых государств попадает именно в этот интервал. К концу 1980-х гг. в России оно находилось именно в этом интервале.

Масштабы дифференциации доходов в Китае превышают российские показатели. Так, коэффициент Джини в 2005 году достиг 0,47 по сравнению с 0,30 в 1978 году17. По данным китайского учёного Ли Цзяна на долю 20 % наиболее богатых китайцев приходится 53-55 % совокупного дохода населения (в начале 1990-х гг. эта доля составляла 48 %), а доля беднейших 20 % сократилась за этот период в два раза18.

Разрыв в уровне и качестве жизни городского и сельского населения признаётся сегодня в Китае самым значительным за всю историю страны. Фактически с середины 90-х годов произошло замораживание доходов крестьянства. Дальнейшему развитию и повышению благосостояния крестьянства препятствовали нехватка земли, аграрное перенаселение, низкий уровень механизации сельского хозяйства, раздробленность земельных участков, фактическое отсутствие социальных гарантий, административные меры по сдерживанию миграции в город.

Одной из острых социальных проблем в обеих странах остаётся занятость населения, хотя её причины, масштабы и характер различны.

В России в ходе рыночных преобразований безработица не приняла массового характера, адекватного величине падения производства. Приспособление рынка труда к новым реалиям обеспечивалось не за счёт роста открытой безработицы, сколько за счёт резкого снижения оплаты труда, сокращения продолжительности рабочего времени, сдерживания высвобождения рабочей силы административными методами, ухода в неформальный сектор экономики.

По официальным статистическим данным, в 2006 году безработные составляли 7,1 % экономически активного населения страны. Её особенностью является высокая доля молодёжи (40 %) и сосредоточение в ряде национальных республик и малых и средних городах. В настоящее время для России всё более актуальной становится нехватка рабочей силы. По расчётам Центра стратегических реформ, в ближайшие 15 лет России будет не хватать, как минимум, 8 млн. работников (12 % всей численности занятых)19. Уже сегодня в огромных масштабах низкоквалифицированные рабочие места занимают мигранты из стран СНГ и некоторых развивающихся государств.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»