WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Чарыков Дмитрий Викторович

ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМ ТЕОРИИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

В ИСТОРИОГРАФИИ 90-х гг. ХХ в. НАЧАЛА XXI в.

(НА МАТЕРИАЛЕ УРАЛО-СИБИРСКОГО РЕГИОНА)

Специальность 07.00.09 – Историография, источниковедение

и методы исторического исследования

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Челябинск – 2009

Работа выполнена на кафедре Отечественной истории и методики преподавания истории ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный руководитель – доктор исторических наук,

профессор

Загребин Сергей Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Рыженко Валентина Георгиевна

кандидат исторических наук,

доцент

Гришина Наталья Владимировна

Ведущая организация – ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

Защита состоится «20» ноября 2009 г., в 14.00 час. на заседании диссертационного совета ДМ 212.298.13 при Южно-Уральском государственном университете (454080, г. Челябинск, пр. им. В. И. Ленина, 76, ауд. 244).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета.

Автореферат разослан «___» октября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М. И. Мирошниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Изучение феномена интеллигенции традиционно привлекает внимание отечественных исследователей, но, несмотря на обилие работ, по меткому замечанию Ю.А. Полякова: «Нет в нашей историографии сюжетов, о которых бы так много говорилось и в которых мы так плохо разбирались»1. Внимание к проблемам интеллигенции в 1990-е гг. было настолько велико, что многие авторы считают возможным говорить о рождении новой науки – «интеллигентоведения».

Возникновение нового научного направления явилось следствием многочисленных дискуссии в рамках всероссийских и международных конференций, возникновения научных центров изучения интеллигенции, обильным научным публикациям по проблеме. Особенно много споров вызывают теоретические вопросы изучения феномена интеллигенции (далее: теории интеллигенции), поскольку очевидно, что от уровня теоретического осмысления проблемы во многом зависят выводы конкретно-исторических исследований. Поэтому проблематика нашей работы включает два пласта: анализ работ, посвященные теоретическим вопросам изучения интеллигенции, и обобщение работ, посвященные истории интеллигенции, в которых затрагиваются теоретические аспекты исследования феномена интеллигенции.

Изучение базовых тенденций развития теории интеллигенции в постсоветский период развития историографии представляется актуальной исследовательской проблемой, поскольку позволяет определить основные тенденции развития исследований, посвящённых феномену интеллигенции и перспективные направления дальнейших исследований. Кроме того, исследование историографической ситуации в специальной работе позволяет последующим авторам получить представление об основных достижениях в изучении теоретических вопросов интеллигенции, не распыляя внимание и силы в безбрежном море мнений, оценок и суждений.

Хронологические рамки работы. Выбор указанного периода обусловлен следующими причинами. Нижняя временная граница определяется тем, что в начале 1990-х годов произошла смена исследовательской парадигмы, советская модель стала уступать место новым методологическим подходам. Верхняя временная граница исследования определена началом XXI в., то есть максимально приближена к современности. Это сделано с целью выявления новых теоретических моделей в историографии и для более глубокого анализа историографической динамики изменений исследовательских подходов.

Территориальные рамки исследования. В названии работы заявлены параметры Урало-Сибирского региона. При этом в работе подчёркивается, что изучение вопросов теории интеллигенции в рамках обозначенного региона происходило в органической связи с общей историографической ситуацией в отечественной науке. Поэтому мы неизбежно анализируем общие тенденции изучения теории интеллигенции, как в масштабах всей российской исторической науки, так и в пределах исследований региональных ученых.

Степень изученности темы. Изучение проблем теории невозможно без учета накопленных достижений, которые, безусловно, существуют и выступают, по словам М.Е. Главацкого, «хлебом историографа». Работ, посвященных исследованию истории изучения интеллигенции в отечественной науке сравнительно немного. Безусловно, в диссертационных исследованиях, посвященных частным проблемам истории интеллигенции, обязательно присутствует историографический обзор2. Однако он обладает рядом особенностей, в частности, он, как правило, тесно связан с заявленной в исследовании проблемой и теоретических аспектов изучения интеллигенции касается лишь отчасти, что обусловлено естественными границами объема исследования. Во-вторых, историю изучения интеллигенции в отечественной науке подобные историографические обзоры не затрагивают, либо отражают неглубоко, в основном, акцентируя внимание на актуальности проблемы3, что, оговоримся мы вновь, нисколько не умаляет результатов исследований, но скорее актуализирует необходимость специального исследования, направленного на обобщение изучения теоретических вопросов истории интеллигенции.

В числе авторов, которые посвятили свои работы этой теме, можно назвать М.Е. Главацкого, В.Л. Соскина, А.Е. Корупаева, В.Г. Рыженко, И.В. Сибирякова. Четверо из перечисленных авторов – исследователи Урало-Сибирского региона. Это позволяет говорить нам о достаточно серьезной историографической школе. Несмотря на то, что каждый авторов обращался в своих работах к традиционным, ключевым проблемам теории интеллигенции: проблемам понятия, генезиса, социальных функций и интересов интеллигенции, тем не менее, у всех авторов своя специфика, акцентирование внимания на различных аспектах общей проблемы. Так, М.Е. Главацкий и В.Л. Соскин большее внимание уделили анализу общей ситуации в изучении интеллигенции с точки зрения сравнения с советским периодом отечественной науки, когда господствовало ленинское понимание интеллигенции как «специалистов». Обусловлено это тем, что значительный этап творческой и научной биографии этих авторитетных учёных пришелся именно на советский период, что актуализировало для них возможность и необходимость оценить результаты пройденного пути, проанализировать причины произошедших изменений в историографии.

В наибольшей степени, с точки зрения вклада в анализ современного состояния историографии изучения интеллигенции, актуальна работа профессора В.Л. Соскина4. В ней присутствует обстоятельный анализ произошедших в историографии изучения интеллигенции изменений на рубеже 1980-х – первой половины 1990-х гг. Автор указывает на специфику новой историографической ситуации: формирование региональных центров изучения интеллигенции, поиск новых исследовательских концепций. Этим автор объясняет отсутствие крупных монографических работ, приоритет «мелких публикаций». Основное внимание В.Л. Соскин уделяет анализу материалов конференций, но использует в основном материалы ивановских сборников, поскольку последние начали публиковаться с 1992 г. и давали на момент написания работы больший материал для анализа. Автор делает вывод, что статьи в сборниках конференций, несмотря на ряд существенных недостатков, имеют высокую исследовательскую ценность, особенно для анализа тенденций изменения историографической ситуации.

Дальнейшее развитие проблема историографии изучения интеллигенции получил в статье И.В. Сибирякова «Региональные школы интеллигентоведения»5. В этой работе автор очертил деятельность двух основных центров изучения интеллигенции в России – в г. Иваново и в г. Екатеринбурге, дал характеристику особенностей, достижений и проблем в работе каждого из центров, а так же обозначил основной круг авторов и возможные центры изучения интеллигенции, указав в качестве такового и г. Челябинск, отметив, что основным препятствием для формирования мощной интеллигентоведческой школы являются проблемы организационного порядка.

Изучению дискуссии вокруг понятия «интеллигенция» в кон. 1980-х – начале 1990-х гг. посвящено эссе «Что же такое, наконец, интеллигенция» в книге профессора М.Е. Главацкого «История интеллигенции России как исследовательская проблема. Историографические этюды»6. Автор анализирует позиции исследователей по данному вопросу и делает выводы относительно общих результатов дискуссий, в частности, указывая, что последние нельзя считать ни законченными, ни бесполезными. Что же касается определения понятия «интеллигенция», то М.Е. Главацкий отметил, что по-прежнему доминирующими остаются социологический и нравственно-этический подходы, между которыми нет четкого противопоставления, они применимы в исследованиях и их соотношение зависит от общей ситуации в обществе.

Работы А.Е. Корупаева и В.Г. Рыженко – это труды уже более молодых авторов. Однако они очень отличаются между собой. Работа А.Е. Корупаева7 вышла в 1994 г. и, несмотря на серьезность и масштабность заявленной темы, во многом не выполнила поставленных задач. Безусловно, автор обобщил большое количество работ, собрал огромный материал, тем не менее, выводы, представленные в книге, недостаточно убедительны, а теоретические обобщения фрагментарны. По нашему мнению, это объясняется недостаточными условиями (прежде всего техническими и экономическими) для выхода работы в печать, плохой редакторской версткой, поскольку порой в тексте нарушается логика повествования. Отчасти, невнятность выводов автора объясняется исследовательской концепцией, стержень которой составляет стремление отойти от социально-экономического подхода и переориентировать внимание на проблемы культурной истории и понимание интеллигенции именно как элемента культуры. Однако, несмотря на заявленное стремление, А.Е. Корупаев не смог выработать методику исследования интеллигенции как историко-культурного феномен. В итоге, работа во многом приняла эклектичный характер, отличающийся обильным фактическим и историографическим материалом, но без цельных непротиворечивых выводов. Кроме того, в заявленный период историографическая ситуация только начала меняться (неслучайно В.Л. Соскин указывал, что работы по проблемам интеллигенции 80-х гг. «малоценны за исключением некоторых конкретно-исторических»8), поэтому специфика изучаемого материала наложила отпечаток на исследование.

Общее слабое место всех перечисленных работ: недостаточно внимание к проблеме изучения теории интеллигенции. Дальше всех в этом направлении продвинулась профессор В.Г. Рыженко, монография которой, по своей структуре и реализуемым целям, ориентирована на постановку и исследование проблем теории интеллигенции, что связано с освоением автором теоретического поля новой научной дисциплины – интеллигентоведения, на возникновении которой В.Г. Рыженко настаивает9. Автор указывает, что проблемная историография интеллигенции, разрабатывавшаяся в рамках социологического подхода, фактически исчерпала себя. В отношении историографической ситуации изучения интеллигенции в 1990-х гг. В.Г. Рыженко указывает на нарушение единого и унифицированного пространства советской историографии интеллигенции, что обусловило появление новых организационных форм объединения интеллигенции и, как следствие, расширение их состава. По сути, пристальное внимание автора к проблемам изучения теории интеллигенции, на наш взгляд, не случайно и подтверждает отмеченную нами тенденцию к усилению поиска новых теоретических направлений в изучении интеллигенции.

Таким образом, мы видим, что работ, посвященных историографии изучения интеллигенции сравнительно немного, что, безусловно, актуализирует наше исследование. При этом часть из перечисленных трудов либо не решает поставленной автором в заглавии проблемы (как, например, работа А.Е. Корупаева), либо подвергает анализу сравнительно более ранний период изучения интеллигенции (начало 1990-х гг. у В.Л. Соскина). Несомненно, стремление к постановке проблем теоретического изучения интеллигенции имеет место быть, примером чему служит монография В.Г. Рыженко, однако в рамках данной работы автор ориентировалась именно на постановку проблем теории интеллигенции, не ставя перед собой цели отразить в специальном исследовании историографию изучения интеллигенции в постсоветский период. В целом же необходимо отметить, что краткость историографический раздел обуславливается тем, что, фактически все наше исследование посвящено историографии изучения теоретических вопросов истории интеллигенции.

Источниковая база диссертационного исследования. В работах историографического характера источниковая база носит специфический характер, поскольку анализу подвергаются не объекты исторической реальности, а плоды исследовательских усилий по научному изучению этих объектов. В нашей работе источниковая база будет рассмотрена в трех плоскостях, которые образно можно представить в виде концентрических кругов. Первый круг образуют работы по теории интеллигенции дореволюционного и советского периодов. Второй круг составляют работы, опубликованные в 1990-х гг. – начале XXI в. и отразившие теоретические вопросы истории интеллигенции. Третий круг представляют труды исследователей Урало-Сибирского региона, созданным в постсоветский период и нацеленные на изучение теории и истории интеллигенции.

Круг первый включает общий перечень работ, содержащий проблемы теории интеллигенции. Обращение к столь обширному диапазону текстов необходимо для того, чтобы составить общее представление о наработках отечественной историографии в изучении феномена интеллигенции. Изучение наработок, сформировавшихся подходов, идей, концепций, позволил оценить, что нового привнесено исследователями Урало-Сибирского региона, какие труды являются продолжением и развитием ранее накопленного теоретического материала.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»