WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Конструкции, в которых грамматическим подлежащим, или грамматической основой является предмет оценки, семантически часто воспринимаются как объективные (не связанные с индивидуальной точкой зрения). Обезличенность такого высказывания придает ему большую убедительность, что увеличивает его воздействующую силу, например: “There are some additional common metaphorical senses of over that are worth discussing” (Geeraerts). Если же в таком высказывании вероятностная оценка эксплицируется, то ее наличие, как правило, снижает воздействующую силу высказывания. Приведем контрпример:”Thus games, plays, and political campaigns can be characterized at their end as being over” (Geeraerts).

В лингвистических текстах на обоих языках довольно часто используются развернутые некатегоричные высказывания, представляющие собой параллельные конструкции. В целом параллелизм используется для усиления воздействующего эффекта, но в случае, если в одной части параллельной конструкции используется «чистое» утверждение, а в другой - некатегоричное, то некатегоричность не увеличивает, а снижает риторический эффект: “If metaphor is seen as a mapping from one domain to the other, metonymy can be seen as a mapping within a single domain”(Panther).

В некатегоричных высказываниях на обоих языках могут использоваться импликаты некатегоричности: парафразы, пересказы и ссылки на идеи и точки зрения. Они призваны обеспечить автору интеграцию чужого текста в его собственные теоретические построения. На отношение автора к сообщаемому как вероятному или возможному при этом указывает модальность, обусловленная особой семантикой глагола-сказуемого: “Every new approach has tended to reject fundamental aspects of its predecessor” (Geeraerts). С одной стороны, мы не можем быть уверены, что автор утверждает, будто новые подходы действительно перечеркивают предыдущие. С другой стороны, в силу той же особенности значения глагола tend, мы не можем утверждать и обратного.

Конструкции некатегоричных высказываний могут включать:

1) модальный вспомогательный и полнозначный глаголы, например, it would appear (seem)- казалось бы, что, может/ могло показаться, что ;

2) полнозначный глагол с последующим наречием или прилагательным; при этом наречие или прилагательное конкретизируют значение полнозначного глагола, например: it seems reasonable (probable) – представляется обоснованным/вероятным считать/полагать, что. Такие формы могут быть двойными, например: it may suggest that – на этом основании можно предполагать, что, it seems likely that – кажется похожим на, it would indicate that – это могло бы означать, что, this probably indicates – это, вероятно, указывает на; тройными, например: it seems reasonable to assume that – кажется вполне разумным полагать, что; четверными, например: it would seem somewhat unlikely that – это в некотором смысле непохоже на, it may appear somewhat speculative that – могло бы показаться в некоторой степени спорным, что;

3) глагол с последующим существительным: It entails an assumption that, создается тенденция к тому, что и т.д..

В таких сочетаниях «ментальные» глаголы в формах сослагательного наклонения могут употребляться со смягчающими наречиями и модальными словами, например: one would like to conclude that – хотелось бы прийти к такому выводу, что, I should like to suggest that – Я хотел бы предположить, что, It is hardly possible to insist upon – едва ли можно настаивать на том, что, we should perhaps acknowledge that – нам, возможно, следовало бы признать, что, it may be objected that – можно было бы возразить, что, it would be a mistake to conclude that- было бы ошибкой делать вывод, что и т.д..

Некатегоричность авторской позиции, сформированной в процессе размышления по тому или иному вопросу, могут выражать и отрицательные высказывания, например: “Semantics is not fully compositional” (Langacker). В отличие от утвердительных, которые можно интерпретировать как «возможно, данное явление соответствует истине, а, возможно, и нет», отрицательные некатегоричные высказывания имеют смысл «скорее, данное высказывание соответствует истине, чем нет».

Авторы лингвистических текстов используют информационно-оценочные высказывания, когда обсуждают и аргументируют какие-либо научные положения, принадлежащие лично им или другим ученым. Подвергая сомнению истинность обсуждаемых положений в некатегоричной форме, тем самым они косвенно указывают на свое присутствие в тексте и апеллируют к воображаемым или реальным читателям. Кроме того, в текстах на обоих языках некатегоричные высказывания подразумевают осторожность, смягченность или сдержанность точки зрения говорящего/пишущего по поводу сообщаемого.

Некатегоричные высказывания присутствуют в проанализированных лингвистических текстах как обязательные и составляют до 25% всех информационно-оценочных высказываний в лингвистических текстах на английском языке. В лингвистических текстах на русском языке они встречаются реже и составляют менее 15 %.

Значение вероятностной оценки сочетается с экспликацией или косвенным указанием на категорию автора и читателя часто в конструкциях на обоих языках довольно часто. Так, например, категория автора эксплицируется в конструкции с придаточным предложением с грамматическим субъектом в форме первого лица и глаголом в сослагательном наклонении:

“I would suggest that cognitive linguists narrow this field of study” (Geeraerts 2004); «Я бы не хотела вступать в полемику по поводу того, что представляет собой окружающая нас среда» (Арутюнова 1999).

Логико-смысловой анализ лингвистических текстов отечественных и зарубежных авторов показывает, что некатегоричные высказывания выполняют как когнитивную, так и прагматическую функции. Рассмотрим примеры:

« Литературоведы, философы и культурологи, во многом сторонники "новых левых", эти авторы внесли в академическое французское литературоведение безусловный азарт ниспровергателей догматов, сильно напоминающий революционаристский пафос времен молодости Романа Якобсона и Виктора Шкловского (Фрумкина).

Р.М. Фрумкина использует в этом высказывании несколько средств оценки. Одни из них снижают категоричность ее суждения (во многом сторонники – это не полностью разделяющие данную точку зрения, абсолютные, а лишь относительные сторонники, напоминающий – не то же самое, что являющийся). Другие повышают степень экспрессивности: безусловный (азарт), сильно (напоминающий).

Рассмотрим другой пример:

“Within the non-phraseological subset, the construction can be formed by a few verbs with the meaning of “ know” (знать), understand (понимать, разбирать)or remember (помнить, упоминать, припомнить)” (Иомдин).

В этом примере Л. Иомдин выражает свое суждение о предмете речи на основе установленного им сходства не всех, а лишь немногих слов английского и русского языков (в плане их сочетательных способностей). Сказуемое can be formed включает модальный глагол can, который придает высказыванию вероятностный смысл: утверждаемое возможно, но не является абсолютной истиной в силу внутренних свойств обсуждаемых единиц.

Маркеры авторства и маркеры оценочного отношения в некатегоричных высказываниях зачастую сопутствуют друг другу. Если в качестве маркеров авторства выступают, прежде всего, формы личных местоимений и глаголов (главным образом, в русском языке) и местоимений (главным образом, в английском языке), а также модальные слова, сочетания слов и модальные глаголы, то формы сослагательного наклонения выступают в качестве маркера некатегоричности в обоих языках. Использование сослагательного наклонения позволяет автору уклониться от точного ответа – возможно, потому, что он не уверен в своей правоте, а возможно, потому, что она уважает авторитет ученого, которого он цитирует. Форма сослагательного наклонения является в то же время косвенным указанием на принадлежность вероятностной оценки автору текста: «Проекцию образа на действительность (Л. Витгенштейн) следовало бы определить как предпонимание …» (Фрумкина)

В данном и многих подобных случаях некатегоричность прагматически обусловлена интенцией: автор стремится соблюсти принцип этичности коммуникации.

Конструкции некатегоричных высказываний в лингвистических текстах выполняют также когезивную и композиционную функции. При этом кроме собственных гипотез, мнений, точек зрения и теорий, в качестве научного фундамента в лингвистических текстах используется некоторое количество положений, конвенциально адаптированных и одобренных научным сообществом, которые являются для данного автора научным наследием. “The relevant shift, Croft argues, is not necessarily one within a single domain, but it may be a shift within a domain matrix” (Lakoff); «Мнение, - пишет Аристотель, - кажется, бывает обо всем, то есть о вечном и невозможном, с таким же успехом, как и о зависящем от нас; различают ложные и истинные мнения…» (Арутюнова).

Подобные ссылки на других авторов бывают призваны обеспечить органическую адаптацию «чужого» текста в собственные теоретические построения и способствуют достижению интертекстуальности. Использование некатегоричных высказываний предоставляет возможность применить научное наследие в качестве фундамента, материала для собственной исследовательской деятельности и формирования собственных теоретических моделей. Данный мотив является прагматическим.

Научные положения, цитируемые авторами лингвистических текстов, связывают между собой отдельные высказывания и в то же время способствуют стратификации – разделяют тексты на пласт, созданный непосредственно автором, на интертекстуальный пласт, принадлежащий дисциплинарному текстуалитету: “He argued that intensionality is (in general) the result of embedding under an attitude verb like try” (Goldberg); Metaphor is supposed to based on similarity… metonymy is said to be based on contiguity (Croft).

В первом примере автор ссылается на идеи другого автора о том, что представляет собой интенциональность; вместе с тем использование глагола argue позволяет имплицировать то, что, возможно, обсуждаемое определение интенциональности было не истинным, а лишь возможным или допустимым при определенных условиях. Во втором примере имя цитируемого автора не называется, но форма Passive Voice позволяет предположить, что процитированная точка зрения принадлежит не автору данного текста, а какому-то другому неназванному лицу или лицам. Таким способом автор снимает с себя ответственность за истинность утверждаемого и косвенно указывает на его вероятностный характер. Понимание ключевых моментов и характеристик описываемого явления автором часто не совпадает, полностью или частично, с мнением субъекта, на которого автор данного научного текста делает ссылки. Точки зрения других исследователей в текстах на обоих языках цитируются или воспроизводятся в косвенной форме довольно часто. Привлечение текстовых фрагментов других авторов позволяет не только формировать виртуальный диалог и привлекать на свою сторону мнения, точки зрения и теории, адаптированные и одобренные научным сообществом, но и создавать текст, целостный как в смысловом, так и в композиционном отношении.

Указания на то, что та или иная мысль или положение принадлежат не автору текста, а другому лицу, могут осложнять конструкцию и в то же время – в определенной степени ослаблять категоричность утверждений. И ослаблять воздействующую силу высказываний. Указание на автора, являющегося авторитетом в данной области и экспрессивизация способствуют усилению воздействующей силы высказываний.

В зарубежной литературе по прагматике речи некатегоричные высказывания рассматриваются как пример умения автора осуществлять хеджирование. Один из первых представителей когнитивной лингвистики, обративший внимание на это явление, Дж. Лакофф (1972) определяет языковые средства хеджирования как слова или словосочетания, при помощи которых “we make things fuzzy or less fuzzy”. Тем самым авторы, выражающие ту или иную степень убежденности в истинности того, о чем они говорят или пишут, ограничивают смысл высказываемого, ограждают себя от коммуникативных неудач и «сохраняют лицо».

В настоящее время существует не менее четырех концепций, каждая из которых трактует явление хеджирования по-своему. Как пишет Ф. Салагер-Мейер (1997), ограничители смысла могут включаться в научные тексты в качестве эпистемического комментария. Эпистемические комментарии в текстах на английском языке одинаково часто используются и в науке, и в искусстве. Однако нет основания для того, чтобы утверждать, что сами авторы всегда осознают, для чего, с какой целью их используют. Ф. Салагер-Мейер считает, что хеджирование – это, прежде всего, языковой продукт, выражающий ментальное отношение (мнение). Можно полагать, что функционирование некатегоричных высказываний в англоязычном лингвистическом тексте регулируется функциональным стилем научного письма и этнокультурным фактором, так как умение правильно применять и интерпретировать хеджирование относят к одной из важных коммуникативных компетенций носителей английского языка.При овладении иностранным языком, который демонстрирует более высокий уровень частотности использования языковых средств хеджирования, чем родной, достичь прагматического уровня “proficiency” особенно трудно (Базерман).

Как показало исследование, хеджирование в английском языке науки в некоторой степени конвенциализировано. Лингвисты, испытывая потребность убедить коллег (в объективности результатов эксперимента, в правильности той или иной точки зрения другого ученого, или критикуя чью-то точку зрения), стремятся в то же время соблюсти принятый в научном сообществе речевой этикет.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»