WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Практическая ценность проведенного исследования заключается в развитии приемов сопоставительного анализа научных текстов, позволяющих выявлять степень устойчивости и релевантности выражения понятийных категорий в научных текстах на английском и русском языках. Правильное использование и восприятие некатегоричных высказываний в английском и русском научном тексте важно как для автора научного текста, так и для его читателя и переводчика. Результаты исследования могут быть применены в исследованиях по теории текста, в исследованиях и курсах лекций по теоретической грамматике и теории и практике перевода специальных текстов, а также в курсе межкультурной коммуникации.

Апробация работы:

Основные положения диссертации докладывались в Пятигорском государственном лингвистическом университете на заседаниях кафедры теории и практики перевода, а также изложены в 5 статьях, опубликованных в издательстве ПГЛУ и в рецензируемом сборнике «Вестник ПГЛУ» (с 2005 по 2008 гг.).

Материалом исследования явились научные лингвистические тексты – монографии и статьи на английском и русском языках, изданные в Великобритании, США и РФ (всего свыше 6000 страниц лингвистических текстов 50 отечественных и зарубежных авторов).

Диссертация имеет следующую структуру: введение, три главы и заключение.

В первой главе «Некатегоричное высказывание в линво-когнитивном, семантическом и структурно-грамматическом аспектах» вводится понятие некатегоричных высказываний и обосновывается, что они представляют собой особый разряд высказываний, репрезентирующих результаты оценивания говорящим пропозиционального содержания его высказывания по категории вероятности. Здесь приводится анализ точек зрения, существующих в трудах отечественных и зарубежных лингвистов на природу и сущность вероятностных оценок, рассматривается логико-смысловая основа и номинативная сущность некатегоричных высказываний, выявляются их лексико-фразеологические и структурно-семантические характеристики и устанавливается типология конструкций некатегоричных высказываний в современном английском и русском языках.

Во второй главе «Некатегоричные высказывания в английском и русском лингвистическом тексте» рассматриваются примеры эксплицитного выражения и имплицирования некатегоричности в англоязычных и русскоязычных текстах и выявляется их смыслообразующий потенциал. Устанавливается, что маркирование вероятностного характера знания, сомнения и мнения субъектом речи могут определять эпистемический и прагматический мотивы.

В третьей главе «Коммуникативно-прагматические характеристики и когнитивно-дискурсивные функции некатегоричных высказываний в англоязычных и русскоязычных лингвистических текстах» предпринята попытка проследить зависимость использования некатегоричных высказываний от прагматического мотива говорящего и выявить их коммуникативно-прагматический потенциал. Прагматический мотив определяет заполнение смысловых лакун при отсутствии знания, т.е. в ситуации «незнания», а также следование принципу этичной коммуникации. Выбор некатегоричных высказываний соответствует, в частности, стратегии вежливости, обеспечивающей минимизацию угрозы «потерять лицо». Здесь рассмотрен также вопрос о национально-культурной специфике использования некатегоричных высказываний в письменном научном общении на английском и русском языках.

Главы сопровождаются краткими выводами.

Диссертация завершается списком литературы, насчитывающим 228 источников и 50 лингвистических текстов, авторами которых являются лингвисты-носители английского и русского языков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Сущность научной коммуникации составляет сообщение, или передача средствами языка некоторого мыслительного содержания, в том числе – выражение интеллектуально-оценочного отношения к предмету речи.

Содержание интеллектуальных оценок обусловлено знаниями и прошлым опытом интеллектуальной и материальной деятельности людей. В научном тексте это отношение может представлять собой результат проверки истинности высказываемого самим автором или другим ученым или коллективом исследователей, а также подтверждение или опровержение ранее сформированной оценки, послужившей основанием дальнейшего обсуждения. Основанное на интеллектуальной оценке отношение автора научного текста к предмету его речи эксплицитно (прямо или косвенно) выражают или имплицируют, в том числе, рациональные/логические оценки знания/незнания, мнения, сомнения, полагания. Это отношение может быть объективным или субъективным. В научном сообществе такие качества, как субъективизм оценок и отношений являются признаком незрелости исследователя. Субъективизм оценок порождается, когда основанием для оценки становится нечто несущественное, не выражающее природы и подлинной значимости того, к чему данное отношение сформировалось. Однако в некоторых случаях выражение вероятностной оценки порождается отсутствием у субъекта речи объективного основания для оценки или случайностью самого явления. Осознанное выражение результата интеллектуальной оценки означает, что автор текста четко знает, какая именно черта оцениваемого объекта легла в основу его отношения. Объективация интеллектуального-оценочного отношения автора в научном тексте – это, в том числе, результат проверки своего или чужого высказывания на истинность.

Создание текстов науки практически никогда не обходится без выражения оценочного отношения субъекта к тому, что он высказывает. Для этого могут быть использованы средства языковой модальности. Языковая модальность, согласно “The Oxford English Grammar”, “… is a semantic category that deals with two types of judgements: (1) those referring to the factuality of what is said (its certainty, probability, or possibility); (2) those referring to human control over the situation (ability, permission, intention)” (Oxford English Grammar 1996).

Н.Д. Арутюнова (1999) для определения значений интеллектуальной оценки в высказываниях использует термин «когнитивная модальность». Эта оценка в научном тексте может эксплицироваться или имплицироваться. Языковая и когнитивная модальность реализуются разнообразными морфологическими, лексическими, лексико-фразеологическими и синтаксическими средствами. Оценочное отношение авторов научных текстов, сформированное в процессе познания, в лингвистических текстах выражают фразы и предложения, которые выступают, как правило, в синтаксической позиции главного компонента сложноподчиненного предложения. Глагольный член такой фразы или предложения относится чаще всего к лексико-семантической группе глаголов мыслительной деятельности. Однако в данной синтаксической позиции он выражает не сам процесс интеллектуальной деятельности, а результат вероятностной оценки отношения между именуемым в придаточной части объектом и предицируемым ему признаком.

В обоих сопоставляемых языках эти средства образуют функционально-семантические поля. Различия в составе этих полей объясняются строевыми различиями между сопоставляемыми языками. Наиболее рекуррентными средствами вероятностной оценки в английском языке являются морфемы сослагательного наклонения, модальные фразы, модальные глаголы, модальные слова и эпистемический глагол seem. В русском языке содержание вероятностной оценки наиболее часто выражают такие пробаблифицирующие слова (Падучева 2005), как вероятно, возможно, по-видимому. Включающие их некатегоричные высказывания представляют собой несколько конструкций, имеющих общую логико-смысловую основу. Семантическим инвариантом этих конструкций в обоих сопоставляемых языках является модель (PROP) + (X), в которой (Х) – модальный семантический оператор, выражающий вероятностную оценку пропозиционального содержания (PROP).

К описанию структурно-грамматической формы информационно-оценочных высказываний в отечественной и зарубежной лингвистике применяется два основных подхода. Для отечественного языкознания – в доструктуралистский период и в период его наибольшей популярности было характерно стремление охватить сферу взаимодействия языка и речи, проникнуть в сложный процесс функционирования языка как общественного явления. В отличие от этого в трансформационной грамматике наиболее пристальное внимание уделяется описанию процессов синтаксической деривации и технических приемов, имеющих целью изменение количества и способов расположения синтаксических элементов в составе структурно-грамматического целого. При этом выражение отношения субъекта к предмету его речи зачастую рассматривается практически без обращения к вопросу о взаимодействии лексических и структурно-грамматических единиц. В такой трактовке высказывание, выражающее оценочное отношение к высказываемому пропозитивному содержанию, предстает как синтаксическая конструкция, состоящая из основного конституента и включенной или парентетической части (вставки). Те смысловые взаимоотношения, в которые вступают лексические единицы не только между собой, но и с их конкретным грамматическим оформлением, т.е. функциональная сторона производства высказываний, в трансформационной грамматике, как правило, из рассмотрения исключаются. Генеративный взгляд на язык придает особое значение формальным семантическим структурам и усиливает роль контекста (и языкового, и экстралингвистического) как определяющего фактора формирования синтаксических конструкций (Почепцов 1971).

С утверждением в лингвистике антропоцентрического подхода синтаксические конструкции начинают рассматриваться, прежде всего, как формы, используемые для выполнения различных коммуникативных целей и решения задач. Каждое высказывание является конечным результатом конструктивного процесса, а его цели могут включать передачу информации о той или иной сущности. Эта информация может считаться уже установленным фактом или рассматриваться как вероятностное знание. С развитием когнитивной лингвистики понятие о конструкции начинает трактоваться в связи с вопросом об обусловленности актов речи лингвокогнитивными процессами. Когнитивная лингвистика отказывается от дескриптивного и от генеративного определения конструкции и рассматривает как набор конструкций разного рода весь язык, определяя его как “structured inventory of conventional linguistic units” (Дж.Лакофф). Конструирование высказывания осуществляется не как простая последовательность структурно-грамматического и лексико-фразеологического этапов и предполагает использование всего знания субъекта речи. Каждое высказывание является конструкцией и в том смысле, что ассоциируется с семантической и фонологической структурой.

В широком (когнитивном) смысле конструкция – это синоним любой языковой единицы, образуемой взаимодействием элементов разных смысловых сфер. Элементы этих смысловых сфер, участвующие в актах производства разных по смыслу высказываний, вступают друг с другом в разнообразные значимые отношения. В высказываниях, имеющих целью выражение результата рациональной оценки субъектом их пропозиционального содержания, это отношение является реляционным значением соответствующей конструкции.

Авторы научных текстов, в том числе – лингвистических, делая то или иное утверждение по рассматриваемому вопросу (теме), естественным образом заинтересованы в том, чтобы высказать собственную точку зрения и узнать реакцию на него (узнать мнение научного сообщества). Поэтому научные тексты характеризует свойственный научному дискурсу в целом эгоцентризм (Свойкин 2006, Гергокаева 2008) и наличие средств вероятностной оценки сообщаемой информации. Указание на автора текста как на источник знания и мнения о предметеречи, как и прямая и косвенная апелляция к модусу адресата – единомышленника или оппонента автора часто содержатся в некатегоричных высказываниях. Некатегоричные высказывания в лингвистических текстах являются также одним из способов приглашения адресата текста к диалогу с его автором. Благодаря наличию средств интеллектуальной оценки авторы-субъекты речи в текстах науки могут одновременно выражать свое оценочное отношение к сообщаемому и свое намерение вступить в диалог: “Conversely, it appears from the vantage point of anthropology that cognitive linguists could do more to incorporate the framework of cognitive anthropology” (Geeraerts 2004); «Вернемся, однако, к семантическим типам слов» (Арутюнова 1999).

Для выявления интеллектуально-оценочного отношения автора к вопросу, обсуждаемому в тексте, имеет значение весь комплекс лексико-грамматических средств, но каждая конструкция характеризуется определенным логико-смысловым своеобразием, о чем свидетельствуют следующие примеры:

(1) I see this question as part of a larger issue of the interaction of lexical semantics with compositional semantics … (East-West);

(2) Hence, the prefix po- is in a certain sense quantificational… (East-West);

(3) It is noteworthy that the properties of subjects tend to cluster together… (East-West); ;

(4) Можно выделить следующие характерные особенности хэдлайна (Яз. Культура 2007);

(5)…часть поставленных тогда проблем нуждается, возможно, в более точных формулировках…(Кубрякова);

(6) По соображениям Ю.М. Лотмана, не осталась в стороне от влияния французского языка даже сакрально-религиозная сфера жизни православного русского дворянства (Яз. Культура 2007).

Если автор использует такую конструкцию, в которой субъект речи и грамматический субъект совпадают (1), это означает, что он берет ответственность за высказываемую точку зрения на себя. Если он использует конструкцию (3), то он как бы снимает с себя ответственность, но не за достоверность информации в целом, а за характеристику одного из свойств предмета речи: the properties of subjects tend to cluster. Если он сомневается в объективности информации, но считает ее достоверной, то использует формы высказываний (2) – (6). Если автор выбирает форму (2), т.е. использует конструкцию универсального высказывания, он не связывает высказываемое суждение ни с каким конкретным предметом. Используя форму (4), он рассматривает соответствующий денотат не как событие, а как факт. В примере (5) субъект речи и грамматический субъект не разведены по отдельным позициям. В примере (6) автор поручает высказывание суждения, в истинности которого он сомневается, другому лицу. При этом он называет такой источник информации, который не может не быть авторитетом для ее вероятного получателя-лингвиста. Этот прием перепорученного повествования-информирования способствует восприятию информации как вполне достоверной и надежной. Форма (5), в которой поименован весьма авторитетный источник информации, представляет наименьшую угрозу в смысле «потери лица» автора.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»