WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

. Остается актуальной одна из главных его книг - «Мягкая сила»: Как преуспеть в международной политике". Несмотря на то, что Джозеф Най, ныне ученый-политолог, был помощником министра обороны в администрации демократа Клинтона, приводимый в книге тщательный анализ недостатков администрации Буша в виде односторонности и опоры в основном на военную мощь в противостоянии с исламским экстремизмом весьма основателен – главным образом потому, что лишен политического пристрастия. Он отдает должное президенту Бушу и его неоконсервативным советникам в том, как они проецируют в мире военную и экономическую мощь Америки. Но одновременно он показывает, насколько слепота в оценке значения «мягкой» силы может серьезно подорвать силу «жесткую». «Мягкая сила» - а именно, по его мнению, способность обрести что-то посредством повышения собственной привлекательности, а не напряжением мускул - культивируется путем выстраивания отношений с союзниками, предоставления экономической помощи, развития культурных обменов с другими странами. Это создает ощущение того, что поведение Америки соответствует ее риторическим заверениям в поддержку демократии и прав человека, способствует формированию более благоприятного общественного мнения и климата доверия за рубежом.

Автор диссертации стремился творчески развить в своей работе рациональные положения, приводимые в перечисленных и других исследованиях российских и зарубежных исследователей, фиксируя основное внимание на взаимосвязи культурно-идеологической и внешнеполитической деятельности администрации Джорджа Буша-мл.

Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что содержащийся в ней фактический материал, разработанные положения и выводы дополняют имеющуюся научную базу для развития теории и практики исследования влияния культурно-идеологического аспекта на формирование внешнеполитического курса в условиях глобальной войны с террором. Материалы диссертации могут быть использованы органами государственной власти Российской Федерации как при формировании основных направлений внешнеполитического курса на Ближнем Востоке, так и при разработке программ публичной дипломатии, направленных на развитие взаимодействия России с ближневосточным регионом и с США. Содержащиеся в работе оценки и выводы, сделанные с учетом текущей политической ситуации и изучением мнений экспертов, представляются чрезвычайно актуальными и могут использоваться в учебной практике, при разработке вузовских программ, учебных курсов и пособий как в политической социологии, так и по другим дисциплинам – истории, международной журналистике, PR-технологиям.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлялась в ходе исследовательской работы в Отделе внешнеполитических исследований Института США и Канады РАН. На основании материалов диссертации были опубликованы статьи в научных изданиях, в периодической печати и сети Интернет общим объемом 10 а. л., а также подготовлены доклады для конференций и «круглых» столов, проводившихся Институтом США и Канады, Советом по внешней и оборонной политике РФ, Союзом кинематографистов РФ.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографического списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность исследования, сформулированы цели и задачи диссертационной работы, объект и предмет исследования, теоретическая основа, методологический ракурс, источниковая база; определены хронологические рамки работы, ее практическая значимость и научная новизна, а также кратко изложены положения, выносимые на защиту.

В первой главе диссертации «Политико-идеологические концепции и стратегия США на Ближнем Востоке» анализируется возросшая роль и место Ближнего Востока во внешней политике США после 11 сентября 2001 г. Из традиционно жизненно важного для США региона Ближний Восток становится зоной – источником угроз для Америки. Отмечается качественно новый момент: генератором масштабных потрясений в регионе становятся не только арабские государства (в прошлом, радикального толка, просоветски ориентированные), сколько крупные террористические группировки, получившие легальный статус внутри арабских государств и в Палестинской автономии. По сути, США оказались в сложной ситуации в регионе: с одной стороны, существенно возросла его значимость для Вашингтона (в том числе и как источника угроз), что требовало активизации ближневосточной политики США (для обеспечения бесперебойного поступления нефти на мировые рынки, для продвижения мирного процесса между Израилем и Палестинской автономией, для нейтрализации «ядерной угрозы» Ирана и т.д.), а с другой, - проявилась ограниченность политико-идеологического ресурса США. В связи с этим в работе рассматривается роль идеологического фактора в формировании ближневосточной политики США во второй половине ХХ века (раздел 1), акцентируя внимание на уникальности ситуации: наращиваемое со второй половины ХХ столетия военно-политическое и экономическое присутствие США на Ближнем Востоке неизменно расширялось и расширяется сегодня, часто не благодаря, а вопреки предназначенному для этого идеологическому сопровождению. Культурно-идеологические расхождения между США и арабскими странами региона были и остаются весьма существенными и пока практически непреодолимыми. Эти расхождения неизменно препятствовали устойчивому позитивному восприятию Америки и арабскими элитами, и тем более «арабской улицей». В этих условиях идеологическая концепция ближневосточной политики США выстраивается на основе обновленной идеи «продвижения демократии» в этот регион. Для сравнения автор напоминает, что в предыдущие десятилетия доминирующими в ближневосточной политике США были такие идеологические концепции, как «защита очагов демократии на Ближнем Востоке» («неизменность поддержки Израиля»), «обеспечение стабильности умеренных арабских режимов» (что означало фактическое игнорирование Вашингтоном идеи демократизации Ближнего Востока, т.е. ключевое слово «стабильность» фактически вытесняло в политико-идеологическом лексиконе слово «демократизация»). Реализация же нынешней обновленной идеи «продвижения демократии» чревата немалыми издержками: уже изначально она вызвала отторжение элит многих умеренных традиционалистских режимов (например, в Саудовской Аравии, княжествах Персидского залива, частично в Египте).

Основные параметры идеологического разрыва между США и арабским миром, обнаружившиеся после событий 11 сентября 2001 г. изложены во втором разделе первой главы диссертации. Внешним проявлением

противостояния стал всплеск антиамериканизма в арабских странах, а также вылившиеся в СМИ дискуссии о совместимости культур Востока и Запада. Автор исследует мотивации стереотипа антиамериканизма, укоренившегося в сознании жителей ближневосточного региона, анализируя различные подходы к проблеме и оценки перспектив отношений между США и арабским миром (исследования Д.Пилон, Д.Свейг, П. Холландера, Р.Кеохане, П.Катценштайна, А.Хамзави и др.)10.

Реакция «арабской улицы» на события 11 сентября 2001 г., часто сводившаяся к нескрываемому ликованию, ярко продемонстрировала гигантский разрыв в культурно-цивилизационных установках жителей мусульманского Востока, с одной стороны, и стран Запада в целом, с другой. В значительной степени 11 сентября стало актом выплеска на поверхность в острой форме давно сложившегося «разрыва в уровнях цивилизационного развития» двух крупных международных сообществ. Осознание масштабов этого разрыва подвигло политиков и идеологов с обеих сторон предпринять экстренные меры по предотвращению его дальнейшего нарастания. При этом главным тезисом риторики с обеих сторон стало отрицание так называемого «конфликта цивилизаций»: мол, разрыв налицо, но сам «конфликт цивилизаций» еще можно и нужно предотвратить и тем самым сорвать глобальные замыслы сторонников бен Ладена, рассматривавших атаки на американские города как важнейший этап к обострению глобального противостояния цивилизаций.

Показательно, что развернувшиеся межцивилизационные дискуссии в значительной степени сфокусировались на исламе, на анализе религиозного и общественного контента Корана. Поводом для этого стали не только заявления самих террористов-исполнителей 9/11, утверждавших, что пошли на это преступление «во имя торжества ислама во всем мире», но и достаточно жестко сформулированные обвинения ислама в «неспособности к реформированию и обновлению, в его антигуманной сущности» со стороны ряда исламоведов и политиков на Западе. Исламофобия, охватившая ряд стран Европы и вылившаяся среди прочего в серию так называемых «карикатурных скандалов» (например, публикация датским журналом карикатур на пророка Мухаммеда в 2003 г. или выход в Интернете в марте 2008 г. антиисламского фильма голландского режиссера Герта Вилдерса), вызвала мощную реакцию общественного протеста в арабских странах. Защищая, однако, «чистоту ислама» от нападок неверных, либерально настроенная часть интеллигенции арабских стран рискнула призвать своих богословов предпринять шаги по модернизации религиозных догм, их приспособлению к современному миру, в том числе и к ослаблению звучания (путем распространения авторитетного толкования) тех тезисов Корана, которые могут быть интерпретированы малообразованными последователями как призывы к перманентной войне против неверных.

Подобно тому, как призывы интеллектуалов и политиков США и стран Европы модернизировать ислам и реформировать общественное устройство в арабских странах провоцируют двойственную реакцию в арабских странах, схожие процессы происходят и в сфере культуры: либерально настроенная интеллигенция арабских стран в принципе пытается положительно ответить на призывы «вписаться в общемировой культурный процесс» и предпринимает определенные усилия в этом плане в основном при поддержке партнерских структур в США и Европе (кинематографисты, писатели, артисты); другая же часть творческой интеллигенции арабских стран наоборот – видит в этих призывах попытку Запада лишить арабов их собственной культурной идентичности, подвергнуть арабскую культуру обработке американским масс-культом и т.д. Оба этих вектора творческих усилий схожи в одном – в нынешней обстановке культурно-идеологической напряженности с Западом их представители пытаются по-своему определить культурную идентичность арабов. Либералы и модернисты в основном обращаются при этом к современным реалиям, пытаются дать оценку состоянию дел в своих странах, опираясь на западные критерии демократии; рассматривают современные арабские общества и отдельных индивидов в сравнении с западными обществами, предлагая такие параметры для культурной идентификации арабов сегодня. Консерваторы, как правило, обращаются к глубокому историческому прошлому, пытаясь обнаружить в нем опорные точки для современной арабской культурной идентификации.

С учетом вышеизложенного следует констатировать, что после событий 11 сентября 2001 г. резко возросло значение культурных и идеологических составляющих в комплексе отношений между США и арабскими (шире – мусульманскими) странами. Обнажившийся гигантский разрыв в культурно-идеологических установках элит США и арабского мира грозил заведомо обречь на неудачу политическую стратегию Вашингтона в регионе Ближнего Востока. При выявленном состоянии дел формировалась реальная угроза усиления тенденций к так называемому «конфликту цивилизаций». Контуры этой угрозы осознавались как американскими стратегами, так и политическим руководством большинства арабских стран. Культурно-идеологическая составляющая стала важнейшим пунктом при разработке ближневосточной политики Вашингтона на протяжении обоих сроков президентства Джорджа Буша-мл. Серьезные усилия по модернизации имиджа арабских стран, усилия в направлении ослабления культурно-идеологической напряженности в отношениях с Западом начали предпринимать и правящие элиты арабских стран.

Во второй главе диссертации исследуются механизмы и подходы к выстраиванию имиджа США на Ближнем Востоке. Подобно тому, как идея распространения демократии на Ближнем Востоке оказалась срочно востребована администрацией (в основном для идеологического обоснования войны в Ираке), а «не вызрела» самостоятельно на региональной почве, столь же спешно выстраивались и механизмы информационно-пропагандистского воздействия США прежде всего на население Ирака, а затем их охват расширялся на соседние страны. В процесс выстраивания позитивного имиджа США на Ближнем Востоке на фоне событий в Ираке были вовлечены все ведущие ведомства в Вашингтоне. На эти цели в бюджете США ежегодно выделялись огромные средства, часть которых расходовалась на заключение контрактов с ведущими частными PR-агентствами. Координировать комплексные усилия различных ведомств и агентств по выстраиванию имиджа США на Ближнем Востоке («государственный PR») поручено заместителю Госсекретаря по публичной дипломатии и связям с общественностью (в последнее время это была Карен Хьюз, кредо которой «победить пропаганду правдой»). Она сформулировала задачу следующим образом: «Сформировать «мозговой трест» для выработки обновленного межведомственного процесса, который обеспечит, скоординированную работу всех структур нашего правительства, чтобы в партнерстве со Стратегией национальной безопасности мы разработали конкретную Национальную стратегию по ведению и одержанию победы в мировой битве идей» 11.

Концепция корректировки имиджа США на Ближнем Востоке после 11 сентября 2001 года, выстроенная PRстратегами администрации Буша, раскрывается в разделе первом  Концептуальные основы выстраивания имиджа США на Ближнем Востоке. Ключевые тезисы концепции составили имиджевую триаду:

а) американцы не настроены враждебно по отношению к исламу – война ведется не против мусульман, а против террористов и экстремистов, искажающих и извращающих подлинный ислам («Это война идей, а не религий. Международные террористы используют великую религию ислама в своих политических интересах», – подчеркивается в тексте документа 2006 г. «Стратегия национальной безопасности США» 12).

б) нельзя допустить, чтобы террористы и экстремисты «довели до реального конфликта цивилизаций»; изолировать экстремистов, противодействовать им – задача всех здравомыслящих людей в мусульманских странах;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»