WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Теоретический анализ позволил аналитически выстроить ряд идеаль­ных алгоритмов адаптивных взаимодействий в системе «группа(1)группа(2)»: принудительная МГА: (S(1)О(2)); встречная МГА: (S(1)S(2)); ресурсная МГА: (О(1)S(2)); фоновая МГА: (О(1)О(2)). Оптимальную реализацию достижения целей группы в ситуациях МГА выполняют стратегии. Они образуют комплекс, который позволяет противостоять деструктивным воздействиям другой группы и организации в целом; повысить эффективность профессиональной деятельности группы; оптимизировать межгрупповую и межличностную коммуникацию; достичь оптимального социально-психологического, взаимодействия; эффективно преодолевать разнообразные барьеры МГА.

Для изучения МГА разработана ее комплексная модель. В качестве элементов в нее вошли межгрупповая адаптационная ситуация, своя и другая взаимодействующие группы, характеризующиеся специфическими субкультурами. Ситуация МГА (СМГА) определена как сложная субъективно-объективная реальность, обусловленная в течение определенного промежутка времени состоянием системы отношений между субъективным восприятием, в котором представлены объективные составляющие достигнутого результата и личной значимостью ситуации для участников. Основными сферами проявления МГА являются социальная, экологическая, деятельностная, собственно социально-психологическая и интегративная сферы. Совокупность этих проявлений содержательно отражает МГА в экипаже корабля.

Модель МГА позволила сформулировать два интегральных критерия и пять интегральных субъективных и объективных показателей.

I. Критерий адаптации групп к совместной деятельности на корабле, который характеризуют следующие показатели. Во-первых, результат совместной дея­тельности групп, соответствующий установ­ленным целям и зада­чам организации. Индикаторами показателя являются: количественный результат выполнения поставленных задач, качество выполненных задач (отсутст­вие/наличие взаимных межгрупповых претензий), отсутствие отказов при обращении за помощью; взаимозаменяемость; интерес к освоению смежной специальности. Второй показатель – адаптационный потенциал групп. Индикаторы: профессиональное здоровье групп, усредненный личностный адаптационный потенциал групп. Третий показатель – соответствие профессионально-должност­ных и социально-статусных требований своей группы по­требностям и ожида­ниям, мотивам, интере­сам других групп – мотивационный потенциал групп. Индикаторы мотивов: заработок, материальное по­ощрение; физические условия труда; структурирование работы; социальные контакты; взаимоотношения; признание; стремление к достижениям; власть и влиятельность; разнообразие и перемены; креативность; самосовершенствование; интересная и полезная работа. Четвертый показатель – профессиональная привержен­ность, профес­сиональный патриотизм, любовь к профессии. Индикаторы: соблюдение и защита норм профессио­нальной этики и поведения, без корпо­ративной замкнутости и противо­пос­тавления другим профессиям.

II. Социально-психологический адаптационный критерий экипажа корабля. Показатели: соответствие военно-организационной субкультуры групп общей военно-организационной культуре экипажа. Индикаторы: особенности групп, их динамичность, ориентированность на результат, структурированность; доминирующий стиль руководства; управление личным составом; общность целей, задач, системы ценностей; критерии успеха.

Третья задача исследования, связанная с выявлением основных закономерностей, определением принципов и социально-психологических механизмов МГА на кораблях флота, решалась в ходе опытно-экспериментальной работы в реальных условиях ВМФ России.

Закономерность обусловленная генезисом МГА на кораблях ВМФ выявлялась по двум направлениям. Во-первых, были выявлены тенденции, степень изученности МГА на каждом уровне развития корабля ВМФ России. Для чего применялся метод изучения документов. Во-вторых, в ходе квазиэксперимента с использованием системно-ситуативного анализа деятельности корабельных групп выявлялись эмпирические зависимости. Анализ, сопоставление и обобщение позволило сформулировать закономерности генезиса МГА.

Качественный и количественный анализ научных и нормативных документов, мемуарных и информационно-аналитических источников, освещающих организационное развитие ВМФ России, проведен по специально разработанной схеме контент-анализа. В массив документов 1990- 2005 годов вошли: 667 документа (из них 376 интернет-ресурсов). Аспекты МГА освещались в сферах экономической - 502, политической - 423, социальной - 288, экологической - 197, деятельностной - 173, интегративной (прежде всего в профессиональной) - 148. Выявлено, что проблема МГА нашла отражение в 142 документальных источниках. Контент-анализ документов позволил определить распределение их по уровням оценки МГА (в % от всех документов, оценивающих ситуации МГА): организация в целом – не выявлено; межгруппо­вые отноше­ния в ор­гани­зации – 22%; групповые от­ношения – 66%; межличност­ные отноше­ния – 8%; индивидуаль­ный уровень – 4%.

Тенденции изучения МГА в теории и практике развития ВМФ России представлены двумя основными группами. Первая группа – результаты изучения собственно социально-психологических особенностей МГА. Выявлено, что снижение уровня МГА на корабле ведет к снижению безопасности плавания корабля; отсутствие постоянно организованной совместной деятельности ведет к межгрупповой дезадаптации; для ВМФ специфична адаптация группы «командиры кораблей» с другими группами своего экипажа; возможные изменения традиционной организации корабля обострят межгрупповые отношения в экипаже, а разработанная система оптимизации МГА позволит снизить возникшую напряженность. Вторая группа особенностей МГА – социально-психологические межгрупповые адаптационные аспекты политической, экономической, социальной, экологической областей жизнедеятельности ВМФ. Изменение социально-ролевой функции ГК ВМФ в системе отношений «флот-государство» привело к переходу от встречного алгоритма МГА к использованию преимущественно алгоритма ресурсной МГА, главной целью которой является финансирование флота.

Для эмпирического выявления закономерностей генезиса МГА проведен анализ ситуаций МГА (СМГА). База ситуаций получена путем ретроспективного опроса 1129 военнослужащих 270 групп-категорий 45 экипажей кораблей Северного и Черноморского флотов (22 и 23 экипажа соответственно). В квазиэксперименте приняли участие: 35 командиров кораблей, 43 старших помощников и помощников командиров, 32 заместителя командира по воспитательной работе, 285 корабельных офицеров (128 - командиров боевых частей, 90 - командиров групп, 53 - инженеров, 14 - психологов), 159 мичманов (87 старшин команд и 72 специалиста различного профиля), 62 старшины-контрактника, 468 военнослужащих по призыву (59 старшин срочной службы, 409 матросов). Исследование проводилось в различных условиях. На 8 кораблях изучение проводилось после возвращения из дальнего похода (длительность 2-4 месяца), 24 корабля находились в состоянии постоянной боевой готовности, планового выполнения учебно-боевых задач и 13 кораблей – на этапе расформирования в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями в ВМФ. Исследование проводилось в 2001-2005 годах. Выборка ситуаций формировалась на основании критериев межличностно-группового континуума Р.Брауна (1981): явное наличие двух или более социальных категорий отличия групп, высокая стереотипность поведения в ситуациях у членов групп, высокое единство отношения к членам другой группы. Критерии позволили из 1129 ситуаций избрать 628 СМГА. Частотность ситуаций распределилась: между военнослужащими как членами разных групп по критериям: возраста – 14%, срока службы в ВМФ – 14%, срока службы на корабле – 14%, воинского звания 16%, жизненного опыта – 9%, профессионального опыта, профессиональной подготовки – 9%, принадлежности к подразделению, боевой части, службе – 16%, национальности – 5%, политических взглядов – 0,3%, уровня доходов 3%, другое – 0,7%. Следовательно в экипаже корабля, около 62% СМГА, воспринимаются участниками как взаимодействие групп с различным статусом, т.е. МГА происходит преимущественно как взаимодействие по вертикали.

Рис. 1. Сравнение номинального и межгруппового адаптационного статусов групп экипажа корабля ВМФ (n=628 ситуаций, в рангах)

Для дальнейшего анализа результатов был использован коэффициент адекватности восприятия участниками межгруппового взаимодействия (КВсмга) ситуации как ситуации межгрупповой адаптации (СМГА). КВсмга определяет статус группы в СМГА. КВсмга рассчитывался путем сравнения показателей СМГА участников взаимодействующих групп с использованием корреляционного анализ (rs Спирмена). Абсолютные величины КВсмга определяют устойчивость группы в системе межгрупповых отношений экипажа корабля, а валентность показывает на позицию активности группы в разнообразии применяемых моделей МГА. Положительная величина КВсмга сигнализирует о применении традиционных для данной группы алгоритмов МГА, учитывающих статусное (властное) положение группы. Отрицательное значение об использовании группой других алгоритмов, не соответствующих статусному положению группы, чаще скрытых от внешнего наблюдателя.

На рис. 1. наглядно представлены результаты сравнения номинального статуса групп в экипаже корабля по критерию наличия власти (группа командования корабля – 1 ранг, группа матросов соответственно 6 ранг) со статусом в СМГА (ранжирование полученных КВсмга ). Анализ базы данных позволил выявить следующие эмпирические зависимости.

МГА является амбивалентным, происходящим во всех сферах жизнедеятельности групп корабля, трудно фиксируемым, недостаточно глубоко рефлексируемым участниками, как правило, латентным социально-психологическим явлением. Наибольшую нагрузку в МГА на корабле несет принадлежность к сообществу «категория военнослужащих» (62% ситуаций). МГА групп-категорий происходит под воздействием ведущего фактора – наличия у них власти. Принимая в целом номинальное статусное положение свое и других, группы-категории воспринимают СМГА нелинейно относительно этого статуса.

Восприятие группы офицеров наименее соответствует их номинальному статусу, офицеры в СМГА испытывают максимальное напряжение. Высокая ответственность за выполнение задач и наибольшая гетерогенность офицерского состава корабля являются основой подверженности их групповым патологиям: повышенной конфликтности, частой бессубъектности в межгрупповом взаимодействии, значительному преобладанию личных отношений над служебными, формированию иррационального управленческого мышления и др. МГА с другими группами проходит через привитие офицерами корабельным группам системы ценностей флотской службы, корабельных традиций, мифов, позиционирование своей групповой особенности.

Восприятие групп мичманов, старшин-контрактников в целом, и старшин по призыву полностью соответствует номинальному статусу. При этом мичманы корабля более часто, чем остальные группы экипажа корабля используют межгрупповую дискрими­нацию, ради повышения самооценки. А старшины-контрактники, имея высокий уровень групповой идентификации и одновременно являясь носителями выраженной «психология наемника», вызывают против себя, прежде всего, в группе офицеров, активизацию применения защитных стратегий. МГА с другими группами у мичманов происходит через взаимоприятие противоречивой системы профессионального и жизненного опыта, у старшин-контрактников через «инновационность» положения в экипаже корабля.

Оптимальное восприятие старшинами срочной службы ситуаций МГА связано с традиционной для корабельной службы амбивалентной позицией группы. В море, когда нет других высоко статусных специалистов, на старшин срочной службы возлагаются ответственные обязанности, с которыми они, как правило, справляются. При стоянке у пирса, в ремонте, при расформировании экипажа роль старшин ограничивается ролью «старшего матроса», их поведение дополняется высокой вероятностью проявления неуставных взаимоотношений. МГА с этой группой осуществляется через установление во взаимоотношениях своего рода двойных стандартов поведения и ответственности.

Восприятие матросами корабля ситуаций МГА наиболее адекватно. Это результат полной реализации амбивалентного положения группы. С одной стороны большинством членов других групп корабля матросы не воспринимаются как субъект МГА. С другой – в группе матросов, наиболее сложно и противоречиво происходят процессы группового саморегулирования. Они одновременно основываются на принятии своего номинального статусного положения на корабле, адекватных требованиях к другим группам экипажа корабля, отсутствии своевременного изменения существующих порядков и на деструктивных процессах неуставных взаимоотношений.

Обобщение выявленных зависимостей позволяет сделать вывод, что закономерностью генезиса МГА на корабле является нелинейность восприятия группами межгрупповых адаптационных ситуаций относительно своего статусного положения в экипаже. Слабо рефлексируемое, которое выражается в неком обобщенном «другом», находящемся в тени, на периферии межличностных взаимодействий, но базовое по своему социально-психологическому содержанию МГА лежит в основе взаимоприятия, а иногда и отторжения корабельных групп друг другом, влияет на результативность совместной деятельности членов групп и межгрупповые отношения.

Выявление социально-психологических закономерностей МГА осуществлялось в ходе серии квазиэкспериментов через анализ влияния на МГА военно-организационной культуры экипажа корабля, субкультур, социально-психологического климата, уровня развития взаимодействующих групп, характера выполняемых ими социально-ролевых функций.

В первой серии эксперимента проведено изучение влияния военно-организационной культуры экипажа корабля, групповых субкультур на МГА. Экспериментальную выборку составили 126 групп-категорий 14 кораблей Северного и 7 кораблей Черноморского флотов. Проведенные регрессионный, кластерный и факторный анализы позволили сделать следующие выводы.

Во-первых, доминирующей культурой в экипажах кораблей ВМФ является субкультура «порядка». Полученные результаты выявили общую тенденцию естественную для военной организации доминанты субкультуры «порядка» в самооценках всех групп экипажа корабля (t-критерий Стьюдента составляет от 1,286 до 0,211 между группами при tтабл.=1,98).

Во-вторых, МГА реализуется нелинейно в зависимости от имеющихся у групп представлениях о желаемой ВОК экипажа корабля. Группы с однотипными субкультурами имеют меньшую напряженность в ситуациях МГА. Это групповые диады: ГКК – офицеры, мичманы – старшины-контрактники, старшины по призыву – матросы. МГА у групп, имеющих различное, но неконкурентное представление о ВОК, проходит более напряженно. Такими групповыми диадами являются: офицеры – мичманы, офицеры – старшины-контрактники.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»