WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

2,3+0,51

2,2+0,90

3,7+1,56

Регионарные лимфатические узлы

Массону

3,3+0,85

1,7+0,17*

2,9+0,45

2,5+0,29

0,6+0,05*

2,1+0,06

3,6+1,17

Гримелиусу

4,8+1,21

2,8+0,52

2,6+0,55

4,1+1,53

2,5+0,51

2,6+2,01

3,3+0,92

Отдаленные лимфатические узлы

Массону

6,1+1,70*

4,3+1,50

5,1+1,05*

2,5+0,29

1,8+0,46*

2,5+0,29

3,1+0,56

Гримелиусу

4,1+1,01

3,4+1,92

6,1+1,54*

3,3+0,17

2,7+0,40

3,1+0,98

3,3+0,75

Селезенка

Массону

3,8+1,10

4,8+1,01

5,9+1,51

6,1+3,50*

4,3+0,17

2,8+1,01*

3,9+0,97

Гримелиусу

5,5+1,75

5,1+1,12

2,6+0,50

4,5+1,04

7,0+1,15*

5,3+0,85

4,5+1,25

Примечание: *-достоверность р<0,05 по отношению к ИК

После выяснения реакции макроорганизма на различные способы введения ЖЧВ, была предпринята попытка сравнения ревакцинирующего эффекта ЖЧВ и препарата ХЧВ. В результате проведенного морфометрического исследования были выявлены более выраженные проявления вторичного иммунного ответа к 14-м суткам наблюдения со стороны иммунокомпетентных органов морских свинок, ревакцинированных препаратом ХЧВ, по сравнению с ЖЧВ. В регионарных лимфатических узлах при ревакцинации ХЧВ гиперплазия лимфатических фолликулов выражалась в увеличении их площади в 2 раза по сравнению с интактным контролем. Отмечали в 1,3 раза чаще, чем у свинок ревакцинированных ЖЧВ, увеличение числа лимфатических фолликулов со светлыми центрами, характеризующими процессы активации этих структур. Чуть слабее была реакция со стороны отдаленных лимфатических узлах, где гиперпластические процессы в виде увеличения паракортикальных зон (ПКЗ) и размеров фолликулов наблюдались с 14-х суток у животных ревакцинированных как ЖЧВ, так и ХЧВ. Увеличение средней площади лимфатических фолликулов в селезенке животных, иммунизированных ХЧВ, было в 1,7 раза больше, чем на введение ЖЧВ, и в 1,3 раза чаще среди них встречались фолликулы с активными светлыми центрами, а ширина Т-зон в органе была в 1,2 раза больше.

Выраженности иммунологической перестройки в лимфоидных органах подопытных животных, регистрируемой по результатам морфометрического исследования к 14-м суткам после ревакцинации указанными препаратами, соответствовало максимальное накопление антител к FI у морских свинок иммунизированных ЖЧВ и ревакцинированных ХЧВ или ЖЧВ. Следует отметить, что на ревакцинацию ХЧВ этот показатель почти в 2 раза превышал аналогичный у свинок, ревакцинированных ЖЧВ.

Далее разрабатываемый принцип и схему оценки изменений в макроорганизме, обусловленных введением вакцинного штамма чумного микроба, апробировали для характеристики аттенуированного штамма Y.pestis 1217М (архив комиссионных испытаний 1986-1987 г.), проведя его сравнительное изучение с эталонным вакцинным штаммом Y.pestis ЕV линии НИИЭГ [МУ 3.3.1.1113-02]. Штамм Y.pestis 1217М, отклоненный по результатам комиссионных испытаний от внедрения в качестве вакцинного, был взят для проверки правильности выбора наиболее значимых параметров.

Отмечая общее сходство в направленности иммунологических процессов в лимфатических узлах и селезенке подопытных животных, иммунизированных чумными микробами испытуемого штамма, в сравнении с эталонным, регистрировали ряд отличий в количественной характеристике описываемых изменений. Так, в отличие от Y.pestis EV, введение Y.pestis 1217М дозе 1х107 м.к. вызывало на фоне наблюдаемых явлений умеренного серозного, иногда серозно-гнойного процесса в лимфоидных органах гиперплазию фолликулов в регионарных и отдаленных лимфатических узлах, регистрируемую морфометрическими методами, без активации бластической реакции в них вплоть до 14-х суток. С увеличением иммунизирующей дозы до 2х109 м.к. нарастал воспалительный компонент при введении культур, как эталонного штамма, так и испытуемого, а разница между определяемыми морфометрическими параметрами в группах нивелировалась. Адаптационно-компенсаторные реакции во внутренних органах характеризовали состояние функционального напряжения в работе систем жизнеобеспечения биомодели. Введение испытуемого штамма в дозе 100 м.к. или 1х107 м.к. вызывало умеренную активацию клеток РЭС в печени в ранние сроки. С увеличением иммунизирующей дозы до 2х109 м.к. наблюдали относительное истощение клеток РЭС. Эти изменения проходили на фоне усиления деструктивных процессов в гепатоцитах с изменением ДИ, значение которого вплоть до 45-х суток наблюдения отличалось от такового у интактного контроля и превышало показатели, определяемые в группе животных, иммунизированных культурами эталонного штамма. Аналогичная закономерность была установлена и для морфометрических параметров, характеризующих функциональное состояние почек. В легких инфильтративные процессы при введении культур испытуемого штамма в дозах 1х107 м.к. и 2х109 м.к. приводили к изменению ПВО, понижая этот показатель более чем в 8 раз по отношению к интактному контролю, без достижения контрольного значения к 45-м суткам. На введение же культур эталонного штамма достоверное изменение ПВО регистрировали лишь при иммунизации в дозе 2х109 м.к. и только в ранние сроки. Если стресс-реакцию организма на введение культур эталонного штамма Y.pestis EV в дозах 1х107 м.к. и 2х109 м.к. характеризовали незначительные отклонения Истресс. до 7-х суток, что согласуется с литературными данными о стрессорном действии ЖЧВ, характеризуемом по изменению концентрации 11-оксикортикостероидов в плазме крови подопытных животных [Анисимова Т.И. и др., 2005], то введение культур испытуемого штамма в аналогичных дозах приводило к изменению Истресс., вызывало гиперплазию коркового вещества органа на фоне резкой инверсии его слоев, а учитываемые морфометрические параметры лишь по отдельным позициям к 45-м суткам возвращались к контрольным значениям.

Таким образом, по полученным данным испытуемый штамм чаще вызывал патологические изменения в органах и тканях подопытных животных, эти изменения по продолжительности были более длительными, а процесс формирования адаптационно-компенсаторных реакций макроорганизма не всегда укладывался во временной промежуток до 45-х суток наблюдения.

Границы традиционного патоморфологического исследования биомоделей при введении F.tularensis 15 были расширены за счет введения характеристики реакций клеток нейроэндокринной (APUD) системы функционально значимых органов и морфометрического анализа изменений, отражающих характер адаптационно-компенсаторных процессов в макроорганизме, обусловленных иммуногенезом (таблица 15).

Таблица 15. Количество клеток APUD-системы морских свинок, иммунизированных культурой вакцинного штамма F.tularensis 15

Окраска по

Опыт 1

Опыт 2

Интактный контроль

Легкие

Массону

2,3+0,4

4,2+0,14

3,6+0,50

Гримелиусу

2,9+1,17

3,5+1,06

3,9+1,52

Регионарные лимфатические узлы

Массону

6,7+1,08*

4,4+0,28

3,3+0,68

Гримелиусу

4,1+0,89

3,6+0,17

3,7+0,50

Отдаленные лимфатические узлы

Массону

2,6+1,06

7,1+1,48*

3,8+1,51

Гримелиусу

4,2+0,72*

7,4+0,99*

2,8+0,64

Тимус

Массону

5,4+1,22

6,7+0,92*

2,1+0,95

Гримелиусу

3,9+0,64

6,9+1,34*

2,8+1,01

Селезенка

Массону

11,5+2,14*

5,7+1,91

5,6+0,35

Гримелиусу

9,8+1,45*

5,8+3,68

3,7+0,64

Надпочечники

Массону

6,5+1,24

3,9+0,07*

7,1+1,05

Гримелиусу

4,2+0,98

5,5+0,35

3,8+1,22

Примечание * достоверность р<0,05 по отношению к интактному контролю

Реакция НЭК в регионарных лимфатических узлах заключалась в некоторой активации аргентаффинных клеток, особенно на введение вакцинного штамма в дозе 5х107 м.к (опыт 1), а аргирофильных элементов - практически не отличалась от аналогичных показателей у интактного контроля. В отдаленных лимфатических узлах НЭК реагировали резкой активацией как аргентаффинных, так и аргирофильных клеток на введение культуры вакцинного штамма в дозе 5х109 м.к. (опыт 2) и умеренной активацией аргирофильных элементов на иммунизацию 5х107 м.к. Количество НЭК в селезенке достоверно увеличивалось при введении культур вакцинного штамма в дозе 5х107 м.к.

По результатам морфометрического анализа были отмечены умеренные деструктивные изменения на введение вакцинного штамма, но без резких инволютивных процессов со стороны РЭС. Если на введение вирулентных культур регистрировали снижение ПВО в 13 раз по отношению к интактному контролю, то у иммунизированных животных этот показатель отличался лишь в 1,5-1,6 раза. Относительная активация синтетических процессов в апудоцитах легких на 5-е сутки после иммунизации имела место только при введении 5х109 м.к. культур вакцинного штамма. Меньшая доза вакцинного штамма способствовала умеренному опустошению клеток. Аргентаффинные клетки APUD-системы в надпочечниках претерпевали дегрануляцию, а в аргирофильных элементах усиливались синтетические процессы.

Реакция апудоцитов кишечника на подкожное введение вакцинного штамма F.tularensis 15 заключалась в снижении их числа в 1,3 - 4 раза. На вирулентные туляремийные микробы кишечник биомодели реагировал увеличением количества клеток APUD-системы в 1,5-2 раза по отношению к показателю у интактных животных, причем преимущественно реагировали аргентаффинные - EC-клетки, продуцирующие серотонин и мелатонин. Но, несмотря на различную направленность процессов активации апудоцитов кишечника у вакцинированных и зараженных биомоделей, Иап в обеих группах изменялся однотипно.

В результате реализации возможности комплексного морфометрического анализа полученных данных для характеристики чумного, туляремийного инфекционных процессов и оценки реакций макроорганизма на введение культур вакцинных штаммов этих микроорганизмов намечены перспективы создания экспертных систем (ЭС), направленных на решение проблем, связанных с отбором штаммов – кандидатов в живые вакцины и задач экспериментальной морфологии.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»