WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

V.cholerae О1

серогруппы

5,36

13,88

0,84

3,59

5,10

0,73

5,80

12,7

0,75

Коммерческая холерная вакцина (Швейцария)

« - «

109 у.м.к.

V.cholerae О1

серогруппы

4,69

8,67

0,94

2,98

4,79

0,83

4,50

6,56

0,71

Препарат “VCG+TCP”

V. cholerae O1

Per os 2-х кратно с интервалом 14 дней

20 мг

V.cholerae О1

серогруппы

4,69

19,69

1,21

3,11

4,96

0,83

3,0

7,64

0,52

Препарат “VCG-TCP”

V. cholerae O1

« - «

20 мг

V.cholerae О1

серогруппы

3,07

8,56

1,16

3,37

3,69

1,25

3,78

3,12

0,81

Препарат “VCG+TCP”

V. cholerae O139

« - «

20 мг

V.cholerae О139

серогруппы

4,22

74,3

1,27

3,05

56,81

1,68

3,45

62,8

0,90

Препарат “VCG-TCP”

V. cholerae O139

« - «

20 мг

V.cholerae О139

серогруппы

2,53

9,29

1,27

1,82

22,32

1,62

2,19

16,2

0,89

Авирулентный штамм V. cholerae КМ 184

Per os

однократно

5х109 ж.м.к.

V.cholerae О1

серогруппы

1,78

46

0,70

3,24

16,63

0,73

7,04

44,3

0,75

Авирулентный штамм V. cholerae КМ 184

« - «

5х109 ж.м.к.

-

0,96

0,92

1,37

0,85

1,12

1,04

1,27

0,63

0,57

Авирулентный штамм V. cholerae КМ 182

Per os 2-х кратно с интервалом 14 дней

5х109 ж.м.к.

V.cholerae О139

серогруппы

3,69

133,8

1,41

2,59

27,8

1,19

1,35

42,8

1,07

Авирулентный штамм V. cholerae КМ 182

« - «

5х109 ж.м.к.

-

0,92

0,42

0,95

1,57

0,97

0,99

1,49

0,42

0,92

Примечание – КА – коэффициент активности апудоцитов; КС – коэффициент секреторной активности; ИР – индекс регенеративной активности

Выявлены отличия и по другим морфометрическим параметрам, отражающим функциональное состояние систем жизнеобеспечения организма биомодели, на введение природных Pgm- штаммов, отличающие их по характеру вызываемых ими изменений как от Y.pestis 231, так и Y.pestis EV. Несмотря на отсутствие гибели мышей при подкожном введении им культур штаммов Y.pestis 770, 6205, 6215, регистрируемые умеренные изменения морфометрических параметров свидетельствовали о формировании адаптационно-компенсаторных реакций в организме биомоделей.

После сравнения ряда морфометрических характеристик для оценки интенсивности выраженности адаптационно-компенсаторных процессов в организме лабораторных мышей при изучении влияния различных культур чумного микроба, среди определяемых параметров были выбраны наиболее информативные, которые были апробированы в последующих исследованиях на морских свинках.

Чумные микробы вирулентного штамма Y.pestis 231 при подкожном введении морским свинкам вызывали в печени двукратное увеличение ядерно-цитоплазматического индекса (ЯЦИ) гепатоцитов, повышение деструктивного индекса (ДИ) в 4,5 раза, резкие инволютивные процессы со стороны клеток ретикулоэндотелиальной системы (РЭС) на фоне формирования крупных инфильтратов из ПМЯЛ.

В ответ на введение Y.pestis вакцинного штамма EV у животных поддерживался определенный адаптационный потенциал. Вакцинный штамм достоверно не изменял перфузионно-вентиляционное отношение (ПВО), а введение вирулентных культур чумного микроба приводило к изменению ПВО в легких, понижая этот показатель в 10 раз из-за развития гемадинамических нарушений и воспалительных изменений в органе.

На срыв адаптации у биомоделей, инфицированных Y.pestis 231 указывали: инверсия зон коркового вещества надпочечников и изменение стрессорного индекса (Истресс.) более чем на 0,5 по отношению к показателю у интактных животных.

У биомоделей, зараженных Y. pestis 231 на фоне предварительной иммунизации регистрировали взаимосвязь между выраженностью количественных параметров, определяющих степень токсического повреждения функциональных структур макроорганизма, и уровнем иммунологических процессов в лимфоидных органах. Так, ключевые морфометрические параметры, отражающие функциональное состояние систем макроорганизма, у предварительно иммунизированных животных в ответ на введение вирулентных Y. pestis 231 не выходили за допустимые пределы и были близки к показателям у интактных контрольных животных.

Вирулентные культуры F.tularensis 503/840 уже через 24 ч локализовались в печени и селезенке, а к моменту гистологического исследования (12-е сутки) обнаруживались в крови подопытных морских свинок. Возбудитель вызывал гнойно-некротические изменения в коже места введения культур патогена, в регионарных и отдаленных лимфатических узлах, в селезенке, формирование в этих органах, особенно в селезенке, эпителиоидноклеточных гранулем. Во внутренних органах имели место: изменение ЯЦИ гепатоцитов и семикратное увеличение ДИ в печени, формирование преимущественно эпителиоидноклеточных гранулем; почти в 9 раз превышение ДИ для эпителия извитых канальцев почек; в 13 раз снижение ПВО. О срыве адаптации у биомоделей, инфицированных F.tularensis 503/840, свидетельствовал Истресс.= 1,97 (интактный контроль Истресс.= 1,25). Характерный гранулематозный характер воспаления в органах, присутствие в очагах воспаления лимфоидных элементов и макрофагов указывали на формирование иммунного воспаления (ГЗТ), играющего важную роль в патогенезе туляремии.

Таким образом, вирулентный штамм F.tularensis у чувствительной биомодели вызывал общую интоксикацию и генерализацию инфекции, образование во внутренних органах и лимфатических узлах специфических эпителиоидноклеточных туляремийных гранулем. Морфометрические параметры, характеризующие глубину повреждающего действия патогена, свидетельствовали о срыве адаптационного потенциала у биомодели.

Был проведен морфометрический анализ изменений у морских свинок, зараженных 5х103 м.к. вирулентного штамма F. tularensis 503/840 на фоне их предварительной иммунизации вакцинным штаммом F. tularensis 15 в дозе 2х108 м.к..

При практически полном отсутствии на 30-е сутки после заражения видимых патоморфологических изменений, морфометрический анализ выявил напряжение в работе функциональных систем макроорганизма в виде умеренной активации РЭС и элементов APUD-системы. Так, в легких ПВО в 4 раза было ниже, чем у животных из группы интактного контроля, а количество аргентаффинных клеток увеличивалось. Это вызвало интерес потому, что эндокринный аппарат органов дыхания представлен как одиночными НЭК – апудоцитами, диффузно расположенными среди клеток бронхиального эпителия, так и групповыми скоплениями (нейроэпителиальные тельца - НЭТ). Продуцируемые ими серотонин, бомбезин, дофамин, способны воздействовать на гладкомышечные элементы бронхиальной стенки, регулируя воздухораспределение. В то же время известна особая роль клеток альвеолярного эпителия не только в поддержании легочного гомеостаза, но и в запуске механизмов врожденного иммунитета при контакте с патогеном [Johnson M.D. et al., 2002]. F. tularensis, взаимодействуя с клетками альвеолярного эпителия, индуцирует каскад реакций, связанных с продукцией секретируемых цитокинов, результатом которых является миграция в очаг иммунокомпетентных клеток [Gentry M., Taormina J. et al., 2007]. При этом изменение морфофункционального состояния НЭК в легких влечет за собой локальное нарушение газообмена и может осложнять течение патологического или адаптивного процессов.

В надпочечниках регистрировали умеренную активацию НЭК. На фоне гиперпластических процессов в лимфатических узлах имела место активация аргентаффинных элементов при относительном покое аргирофильных клеток. В селезенке же напротив реагировали аргирофильные, а аргентаффинные элементы оставались в покое.

Исследования реакции клеток APUD-системы ряда функционально значимых органов биомоделей на вакцинные штаммы Y.pestis EV линии НИИЭГ и F. tularensis 15 линии НИИЭГ, расширяющие представления о механизмах нейроиммуноэндокринных взаимоотношений в макроорганизме, были направлены на совершенствование методов оценки безопасности и эффективности вакцин против чумы и туляремии.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»