WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

3. В начале I тыс. до н. э. сохранялась определенная преемственность отдельных категорий резных роговых предметов (наверший).

4. В раннем железном веке на территории Южной Сибири и сопредельных регионов существенно меньше стали декорировать предметы защитного вооружения.

5. В середине I тыс. до н. э. окончательно сформировался комплект резных роговых изделий (рукояти, перекрестья, ножны), являвшихся частью клинкового оружия.

6. Наиболее многочисленной группой резных роговых предметов скифской эпохи являются детали конской узды и упряжи.

7. Начиная со второй половины I тыс. до н. э., существенно возросло многообразие способов художественной отделки резных роговых изделий.

8. В эпоху раннего железного века появились резные роговые предметы, непосредственно связанные с производством (бронзолитейным).

9. Среди многообразия ритуальной посуды скифского времени существовали роговые сосуды.

10. В составе комплекса резных роговых изделий раннего железного века присутствуют музыкальные инструменты (варганы).

Суммируя особенности резьбы на различных роговых материалах (полый и цельный рог), следует особо подчеркнуть их отличия, как в отношении деревообработки, так и обработки кости. При исполнении резных работ значимы следующие особенности цельного рога: размеры исходной заготовки; строение и плотность материала; необходимость учета первых двух характеристик при изготовлении отдельных орнаментальных элементов и всего изделия.

Цельный и полый рог сходны по механическим свойствам, но различаются по характеру слоистости. Точное определение характера сырья «костяного» изделия позволяет подойти к рассмотрению вопроса о наличии определенной технологии древнего косторезного производства, его истоков и центра, следовательно, и направленности культурных влияний. Выделение ряда центров (Тувинского, Минусинского, Алтайского, Верхнеобского и Обь-Иртышского) художественной косторезной обработки в Южной Сибири и сопредельных регионах поможет обобщить все разновидности предметов скифо-сибирского искусства, структурировать их технологические и декоративные особенности.

Все эти признаки в полной мере нашли отражение в обширной серии заготовок, полуфабрикатов и художественных резных роговых изделиях Южной Сибири и сопредельных территорий эпохи палеометалла.

В косторезном искусстве древних тюрок Саяно-Алтая детали узды (псалии, накладки), седел и поясной гарнитуры наиболее полно воспроизводят последовательность раскроя ветвистого рога на пластины различной величины. Эта традиция прослеживается и в материальной культуре коренных народов Западной Сибири. Традиционная оленья упряжь сибирских народов, как и в скифское время, достаточно полно отражает раскрой рога. Практически во всех ее деталях сохранилась последовательность членения материала на отдельные части (ветвь, разветвления) и заготовки (пластины). Для изготовления оленьей узды, в отличие от конской упряжи скифского времени, не использовались роговые отростки. Такую особенность можно объяснить двумя причинами: 1) различными принципами действия оленьей и конской узды, когда не требовались стержневые псалии из-за отсутствия металлических удил; 2) существенным различием качества и размеров роговых отростков у марала и северного оленя. Последняя разновидность материала, распространенного на севере Западной Сибири, отличается незначительной толщиной.

В изготовлении оленьих седел очень полно отразились традиции раскроя рога в древнетюркское время. Отличие предметов этнографического периода от предшествующих эпох заключается в том, что роговое разветвление используется не только для декора или придания жесткости седлу, а составляет его конструктивную основу. Разветвления оленьего рога являются жесткими луками (передней и задней) седла, прикрепленными к деревянным полкам ленчика.

Приведенные параллели археологических и этнографических предметов обоснованы не только объективными возможностями сравнительно-исторического метода, но и традиционностью косторезного промысла Сибири на протяжении длительного времени. Детали роговой упряжи, как и другие изделия, сходны в функциональной и структурно-технологической сферах.

Система раскроя цельного рога и ряд косторезных заготовок (отростки рога, закраины, двойные и одинарные пластины), окончательно сформировавшись к периоду сложения основ производящей экономики на рубеже II–I тыс. до н. э. и продолжали сохраняться в Сибири вплоть до этнографического времени.

Длительность развития косторезного дела в сибирском регионе открывает особые возможности при изучении древних и традиционных изделий из рога. На примере технологии древнего косторезного производства можно проследить причинно-следственные связи и закономерности исторического развития в определенных категориях предметов материальной культуры: землеройные орудия, детали узды и упряжи (седла, стремена), поясная гарнитура, вооружение (панцири, ножны, а затем и детали и комплектующие огнестрельного оружия).

Таким образом, косторезное производство, являясь частью традиционной культуры, активно вовлекает сырьевые ресурсы (кость, бивень, рог) в процесс отражения исторического своеобразия времени. Все это в целом позволяет рассматривать резные роговые изделия эпохи палеометалла Южной Сибири как своеобразный феномен, оформившийся в рамках материальной культуры I тыс. до н. э.

Список основных работ опубликованных по теме диссертации

(общий авторский вклад 116,6 п.л.)

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Бородовский А.П. Об имитации швов кожаной посуды на керамике по материалам курганной группы Быстровка-1 // СА. – 1984. – № 2. – С. 231-234. (авторский вклад 0,3 п.л.)

2. Бородовский А.П., Троицкая Т.Н. Бурбинские находки // Известия СО РАН. История, филология и философия. – 1992. – № 3. – С. 57-62. (авторский вклад 0,2 п.л.)

3. Бородовский А.П. Фарн скифского времени в Сибири и особенности изображения рога. // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2004. – № 4 (20) – С. 135-140. (авторский вклад 0,5 п.л.)

Borodovskii A.P. The Early Nomadic Farn in Siberia and the Image of the Horn // Archaeology, Ethnology & Anthropology Eurasia. – 2004. – N 4 (20). – Р. 135-140.

4. Бородовский А.П. Слюсаренко И.Ю., Кузьмин Я.В., Орлова Л.А., Кристен Дж.А., Гаркуша Ю.Н., Бурр Дж. С., Джалл Э.Дж.Т

Хронология погребальных комплексов раннего железного века в верхнем Приобье по данным древестно-кольцевого и радиоуглеродного методов (на примере курганной группы Быстровка-2) // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2003. – № 3 (15). – С. 79-92. (авторский вклад 0,5 п.л.)

Borodovskii A.P., Slusarenko I.Yu., Kuzmin Y.V., Orlova L.A., Christen J.A., Garkusha Yu.N., Burr G.S. and Jull A.J.T. Chronology of Early Iron Age Burial Assemblages in the Upper Ob Area Based on the Tree-Ring and Radiocarbon Methods: Bystrovka-2 Burial Ground // Archaeology, Ethnology & Anthropology Eurasia. – 2003. – N 3 (15). – P. 79-92.

5. Самашев З.С., Бородовский А.П. Роговые украшения конской узды и упряжи из Берельского некрополя. // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2004. – № 3 (19). – С. 82-87. (авторский вклад 0,3 п.л.)

Samashev Z.S., Borodovskii A.P. Decorative Horn Horse Trappings from the Berel Necropolis // Archaeology, Ethnology & Anthropology Eurasia. – 2004. – N 3 (19). – P. 82-87.

6. Бородовский А.П. Табарев А.В Скальпирование в Северной Америке и Западной Сибири по данным археологии // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2005. – № 1 (21). – С. 87-96. (авторский вклад 0,7 п.л.)

Borodovskii A.P., Tabarev A.V. Scalping in North America and Western Siberia: The Archaeological Evidence // Archaeology, Ethnology & Anthropology Eurasia. – 2005. – N 1 (21). – P 82-87.

7. Бородовский А.П., Телегин А.Н Роговые украшения седла скифского времени с Приобского плато // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2007. – № 2 (30). – С. 52-62. (авторский вклад 0,9 п.л.)

Borodovskii A.P., Telegin A.N. Horn saddle ornaments dating to the Scythian period from the Ob plateau // Archaeological Evidence Archaeology, Ethnology & Anthropology Eurasia. – 2007. – N 2 (30). – P. 52-62.

8. Бородовский А.П. Исследования специализации древнего косторезного производства // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2008. – № 1 (33). – С. 103-107 (авторский вклад 0,5 п.л.)

Монографии:

9. Бородовский А.П. Древнее косторезное дело юга Западной Сибири. (вторая половина II тыс. до н.э.- первая половина I тыс. н.э.). – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1997. – 224 c., (авторский вклад 14,5 п.л.)

10. Бородовский А.П. Археологические памятники Искитимского района Новосибирской области. Материалы "Свода памятников истории и культуры народов России". Вып. 6. – Новосибирск, [Б.и.] 2002. – 207 c., (авторский вклад 22 п.л.)

11. Бородовский А.П. Древний резной рог Южной Сибири. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2007. – 180 с. (авторский вклад 23 п.л.)

12. Троицкая Т.Н, Бородовский А.П. Большереченская культура лесостепного Приобья. – Новосибирск: Наука, 1994. – 183 c. (авторский вклад 6,5 п.л.)

13. Молодин В.И, Бородовский А.П., Троицкая Т.Н. Археологические памятники Колыванского района Новосибирской области. Материалы "Свода памятников истории и культуры народов России". Вып. 2. – Новосибирск: Наука, 1996. – 192 c. (авторский вклад 20 п.л.)

14. Феномен алтайских мумий – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2000. – 318 с. (в соавторстве с Молодиным В.И., Полосьмак Н.В., Чикишевой Т.А. и др.). Глава 3 Технология изготовления, исследования состава и структуры артефактов современными физико-химическими методами // Бородовский А.П. 3.3.Технология производства предметов из полого рога – С. 44-157. (авторский вклад 2 п.л.)

15. Софейков О.В., Колонцов С.В., Бородовский А.П., Ануфриев Д.Е,. Кравцов Ю.В. Археологические памятники Карасукского района Новосибирской Области. Материалы "Свода памятников истории и культуры народов России". Вып. 7. – Новосибирск: [Б.и.], 2002. – 176 с. (авторский вклад 10 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов:

16. Бородовский А.П. Плети и возможности их использования в системе вооружения племен скифского времени. // Военное дело населения Северной Азии. – Новосибирск: Наука, 1987 – С. 28-39. (авторский вклад 1 п.л.)

17. Бородовский А.П. Снаряжение верхового коня второй половины I тыс. до н.э. (по материалам раскопок на Северо-Западном Алтае) // Эпоха камня и палеометалла азиатской части СССР. – Новосибирск: Наука, 1988. – С. 73-80. (авторский вклад 0,9 п.л.)

18. Бородовский А.П. Предварительные итоги исследования одного из многослойных поселений Горного Алтая // Охрана и исследования археологических памятников Алтая (тезисы докладов и сообщений к конференции). – Барнаул: [Б. и.], 1991. – С. 61-65. (авторский вклад 0,5 п.л.)

19. Бородовский А.П. Интерпретация назначения длинных роговых накладок эпохи раннего железа и технология их изготовления // Проблемы археологии и этнографии Сибири и Дальнего Востока. Т. 3 – Красноярск: [Б. и.], 1991. – C. 22-24. (авторский вклад 0,3 п.л.)

20. Бородовский А.П. Экспериментальная реконструкция технологии изготовления панцирных пластин из лошадиных копыт, известной у сармат по описаниям античных авторов // Экспериментальная археология. Вып. 2. – Тобольск: Изд-во Тобольского пед. ин-та, 1992. – C. 34-41. (авторский вклад 0,5 п.л.)

21. Бородовский А.П. Культурные влияния и предметы древнего косторезного производства юга Западной Сибири эпохи железа // Северная Евразия от древности до средневековья. – СПб: [Б. и.], 1992. – C. 120-123. (авторский вклад 0,3 п.л.)

22. Бородовский А.П. Плети и стеки в экипировке раннесредневекового всадника юга Западной Сибири // Военное дело населения юга Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск: Наука, 1993. – C. 179-189. (авторский вклад 0,1 п.л.)

23. Молодин В.И., Бородовский А.П. Археологические памятники эпохи раннего железа в верховьях Ануя // Гуманитарные науки в Сибири. – 1994. – № 3. – C. 19-28. (авторский вклад 0,3 п.л.)

24. Бородовский А.П. Сюжеты зооморфных гравировок саргатской поясной гарнитуры как отражение культурно-исторических связей // Гуманитарные науки в Сибири. – 1995. – № 3. – C. 55-61. (авторский вклад 0,5 п.л.)

25. Бородовский А.П. Новые аналогии роговой резной пластины с лошадью из Саглы-Бажи-2 // Гуманитарные науки в Сибири. – 1999. – № 3. – C. 90-91. (авторский вклад 0,3 п.л.)

26. Бородовский А.П. Методика исследования древних производственных площадок первичной обработки рога марала в горном Алтае // Третьи исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова. Ч. 2 – Омск: Изд-во Омского гос. ун-та, 1995. – C. 6-9. (авторский вклад 0,3 п.л.)

27. Бородовский А.П. Изобразительные и вещественные свидетельства древней музыкальной культуры Верхней Оби // Традиции и инновации в истории культуры. – Новосибирск: Изд-во Новосибирского гос. пед. ун-та, 1995. – C. 33-43. (авторский вклад 1 п.л.)

28. Бородовский А.П. Обработка бивня мамонта в эпоху палеометаллов (по археологическим материалам юга Западной Сибири) // Археология вчера, сегодня, завтра. – Новосибирск: Изд-во Новосибирского гос. пед. ун-та, 1995. – C. 113-121. (авторский вклад 0,9 п.л.)

29. Бородовский А.П. Уровень утилизации костного сырья как социально-экономический показатель // Социально-экономические структуры древних обществ Западной Сибири. – Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 1997. – C. 15-18. (авторский вклад 0,3 п.л.)

30. Бородовский А.П. Центры художественной косторезной обработки скифской эпохи на юге Западной Сибири // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. – Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 1999. – C. 23-26. (авторский вклад 0,5 п.л.)

31. Бородовский А.П. Археологические параллели поясной гарнитуры угро-самодийских народов Приобья. // Самодийцы. – Тобольск-Омск, 2001. – С. 22-24. (авторский вклад 0,3 п.л.)

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»