WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

К предметам жизнеобеспечения эпохи бронзы относятся роговые ложки. Декоративное оформление этих предметов «минимально». Оно сводится к плавной или четко выраженной моделировки рукояти, в которой иногда прорезалось отверстие.

С начала I тыс. до н. э. резные роговые изделия начали использоваться как штампы – матрицы для моделирования отливок, или пуансоны для листового металла.

Во второй половине I тыс. до н. э. в целом ряде культур Евразии формируется достаточно выразительный комплекс «костяных» деталей клинкового вооружения. Для Южной Сибири и сопредельных территорий скифского времени известен ряд находок роговых рукоятей кинжалов (Усть-Хадынныг-1), перекрестий (Минусинск, Айдашенская пещера) и ножен (Усть-Иштовка-1, Рогозиха-1, Юстыд XII, Чултуков Лог-1, Быстровка-1). Для конструкции резных роговых ножен характерны два варианта – цельный и составной. Кроме предметов клинкового вооружения, рукояти из рога изготавливались для больших бронзовых зеркал (Второй Пазыркский курган, Верх-Сузун-5). Резные роговые детали поясной гарнитуры одна из характерных черт культуры древних кочевников. Декор поясных пряжек из рога этой эпохи представлен несколькими разновидностями. Одна из них – рельефная резьба концевых пластин пояса. Изображения животных на этих предметах могут быть парциальными (Усть-Иштовка-1), полными (Саглы-Бажи II, Туэкта, коллекция Гуляева) и многофигурными (Даган-Тэли I, Аймырлыг). Другая разновидность декора поясных пластин – зооморфная гравировка (Юстыд XII, Аймырлыг, Коконовское поселение). Некоторые поясные пластины из рога украшены резным геометрическим орнаментом (Усть-Тартасский могильник, Суглуг-Хем I и II, Даган-Тэли I).

Для резных роговых стержневых псалий I тыс. до н. э. характерно несколько разновидностей оформления. Наиболее ранние, трехдырчатые образцы (Минусинск) могли иметь профильное оформление противоположных краев или объемные изображения (Карбан-1). На более поздних, двудырчатых псалиях представлена детализированная отделка, включающая не только рельефные (Чендек-6a) и рельефно-профильные (Берель, Красный Яр-1), но и объемные изображения (Ближние Елбаны XII, Талдура I, Аэродромный, Ала-Гаил). Роговые детали для мягких седел скифского времени в Южной Сибири представлены конструктивными (Рогозиха-1), крепежными и декоративными элементами. Резные роговые изделия седел (Пазырык, Башадар, коллекция Уварова, Объездное-1) относятся к деталям отделки лук (седельные дужки, седельные накладки) и окончаниям ремней (пряжки, пронизи). Для эпохи раннего железного века характерно достаточно большое разнообразие роговых подвесок. Среди них особое место занимают так называемые «колоколовидные» подвески Тувы (Копто, Догээ-Баары II, Саглы-Бажи II) и Горного Алтая (Барангол-1), интерпретируемые как атрибуты женского божества. Другой группой резных роговых подвесок являются «цельные» изделия. К ним можно отнести и «костыльки» (Шмаковский могильник, Быстровка-1,2, Ордынское-1, Саглы-Бажи II, Суглуг-Хем I, Озен-Ала-Белиг). Особо следует отметить роговые имитации кабаних клыков (Бийск-1, Боротал, Майма XIX), вырезанные из края сброшенной роговой розетки или ствола.

Среди декорированных роговых предметов эпохи раннего железа особое место занимают «пеналы» (Аймырлыг, Даган-Тэли I, Куйлуг-Хем II, Суглуг-Хем II). По своим конструктивным особенностям «пеналы» можно разделить на три разновидности: сквозные, сквозные с многочисленными отверстиями по одному из краев, составные с донцами. Не исключено, что их использовали как «пеналы»-реликварии.

В начале I тыс. до н. э. среди цельных роговых гребней с прорезной отделкой (Кара-кургэн, Самохвал) появились две новых разновидности. Одна из них – двусторонний гребень (Гришкин Лог-1). На некоторых из этих изделий прорезной декор дополнен циркульным орнаментом, встречающимся на гребнях переходного времени (Чича-1). Другую разновидность гребней раннескифского времени представляют изделия с выделенным рельефным прорезным кольцом в центре спинки (станция Минусинск). Такой элемент достаточно часто встречается на металлических гребнях гальштатской эпохи (Гальштат – В.С. – X–VII вв. до н. э.) и может рассматриваться как один из датирующих признаков. Резные роговые гребни с выделенным ушком для подвешивания (Дубровинский Борок-3) бытовали на юге Западной Сибири вплоть до конца I тыс. до н. э. В эпоху раннего железного века существовали гребни не только из цельного (пазырыкские погребальные комплексы с мерзлотой), но и из полого рога (Верх-Кальджин II, Ак-Алаха I). Декоративная отделка гребней представлена несколькими вариантами. Один из них – контурное оформление краев предмета в виде рельефных элементов или силуэта (Усть-Хадынныг I), какого-то образа (грифон). Другой вариант оформления сочетает рельефную резьбу по краю предмета и орнаментацию основной поверхности гребня (Бийск-1).

При изготовлении музыкальных инструментов из рога (варган – Дубровинский Борок-2) требовалась более глубокая его «переработка». Он требовал не только расщепления рога на пластины (сначала двойные, затем одинарные), но и создания совершенно особой формы музыкального инструмента. В сравнении с костяным материалом процесс изготовления роговых инструментов был значительно сложнее.

Мобильность бытовой среды, характерная для древних кочевников, вполне закономерно отразилась на использовании емкостей из различного (цельного и полого) рогового материала. Из этого сырья изготавливали плоские блюда (Новотроицкое-1, Марково-1) и сосуды с высоким горлом (Ак-Алаха-3, Верх-Кальджин I и II, Юстыд XIII, Второй Пазырыкский курган, Берель – к. 11). Сшивание всех сосудов осуществлялось роговой нитью, изготовленной из рогового чехла яка или сарлыка. Роговые пазырыкские сосуды отражают всего два варианта кроя. Например, горловина может быть выкроена из цельного листа-пластины (кург. 1 и 3, Верх-Кальджин II) либо из двух листов (к. 1, Ак-Алаха-3; к. 2, Пазырык). Декор имеется лишь на отдельных роговых сосудах (Пазырык-2. Верх-Кальджин II). Черты сходства в оформлении керамических (Бертек-27) и роговых (Верх-Кальджин II) сосудов свидетельствуют о взаимовлиянии обработки рога и технологии производства посуды из другого сырья. Важно отметить, что, несмотря на широкое распространение традиций обработки роговицы в кочевой среде во второй половине I тыс. до н. э., техника конструирования предметов из данного материала в пазырыкской культуре окончательно не сложилась. В полной мере это отразилось в изготовлении днищ роговых сосудов. Их делали: 1) из фрагмента, сохраняющего естественную форму рога козла или барана (Ак-Алаха-3; Верх-Кальджин II); 2) из роговой пластины, с приданием ей объема в ходе прессования (Верх-Кальджин I); 3) из деревянного диска, крепившегося деревянными штифтами к нижнему основанию горловины (Юстыд XIII). Скорее всего, данные изделия в пазырыкской культуре были вторичными по отношению к предметам из других материалов (тканей, кожи, глины, возможно, металла).

Глава 5 «Древняя художественная резьба по рогу на территории Южной Сибири» посвящена характеристике резных роговых изделий Южной Сибири эпохи палеометалла. По способам моделирования изобразительных форм она подразделяется на объемную, рельефную, сквозную и гравировальную. Для древнего косторезного производства активное использование естественной формы исходного сырья (кости, рога) стало одной из традиционных особенностей, проявляющихся и в предметах «искусства». Для рога, в отличие от кости, характерно только частичное использование естественной формы материала при создании объемных резных предметов. Такая особенность обусловлена следующими факторами: 1) рога являются частью костей черепа, используемого в различных «инсталляциях»; 2) рог является более редким и ценным сырьем, чем кость, что «подразумевает» более глубокую «переработку» этого материала. Поэтому частичное использование естественной формы и фактуры рога представлено в рамках его целенаправленной разделки. Исходя из этого, объемные резные скульптуры из Шумилихи и Торгажака соответствуют определенным роговым заготовкам.

В эпоху бронзы объемные резные изображения (Сопка-2, Новодупленское, Березовка) изготавливались из различных типов заготовок (края лосинной роговой лопаты с отростком, роговой закраины, роговые отростки). Многофигурность композиций была характерна для металлопластики эпохи развитой бронзы. Это нашло отражение в резном роговом изделии из Стрелки на среднем Енисее. В эпоху раннего железа основной заготовкой для объемных резных изделий становятся роговые отростки (Карбан-1). Дальнейший раскрой этой заготовки позволял изготавливать пронизи конской узды (Рогозиха-1) как натуралистические, так и исключительно декорированные (Каменный Мыс-1). Пронизь в виде головы хищника Алмаатинки представляет собой незавершенную операцию отсечения от рогового отростка. Двойная пластина из рога лося тоже использовалась для создания объемно-барельфных резных изображений (Айдашинская пещера, Карбана).

Одним из самых распространенных видов резьбы по рогу в древности являлась рельефная резьба. С технологической точки зрения такую обработку подразделяют на высокорельефную, плоскорельефную, выемчатую, контурную, сквозную и накладную. Самым крупным собранием резных рельефных уздечных украшений из рога является комплект изделий из кургана 36 Берельского некрополя. По количеству элементов комплект роговых украшений узды и упряжи из Берельского некрополя вполне сопоставим с наборными роговыми панцирями скифского времени. Кроме количества комплектующих берельскую узду, украшенную роговыми изделиями, с предметами вооружения сближает основой тип заготовки большинства резных украшений – одинарная пластина, иногда изготовленная из рогового разветвления. Наиболее полный комплект представляют седельные и ременные пряжки с пронизями из Объездного-1. Роговые предметы из Объездного-1 вырезаны из различных участков рога. Седельные накладки и пряжки изготовлены из разветвлений рога, дужки и пронизи – из рогового ствола. С сакской декоративной традицией связано оформление роговых ножен из Усть-Иштовки. Кроме конской упряжи и предметов вооружения, рельефная резьба по рогу представлена и на деталях поясной гарнитуры (Саглы-Бажи II, Туэкта, коллекция Гуляева). В качестве исходного материала для всех ранее упомянутых предметов использован массивный рог марала, точнее, его участок с наиболее мощным разветвлением роговых отростков. На западных территориях лесостепного Обь-Иртышского междуречья роговые поясные пластины (Коконовка) с зооморфным декором выполнены на совершенно иных заготовках (двойная пластина из рога лося).

Резчики скифского и гунно-сарматского времени виртуозно использовали особенности естественного строения рога в качестве средства особой художественной выразительности. Примером могут служить резные роговые изделия из Тасмолы-5 (Центральный Казахстан), Хемчика-Бом III, Саглы-Бажи II и Даган-Тели I (Тува). Рельефная резьба по цельному рогу стала наиболее распространенным приемом обработки изделий в эпоху раннего железа. Именно к этой разновидности резьбы относится большинство художественных изделий эпохи ранних кочевников.

В эпоху бронзы гравировка являлась основным приемом декорирования резных роговых предметов. Выполнение гравировки требовало ровных, хорошо обработанных поверхностей. Поэтому чаще всего такая орнаментация наносилась на одинарные роговые пластины, из которых изготавливали гребни, детали поясной гарнитуры и вооружения. Геометрическая орнаментация сохранилась в основном на роговых гребнях эпохи раннего железа из Верхнего Приобья и Тувы. Такие гравировки (Коконовка) второй половины I тыс. до н. э. – начала I тыс. н. э. имеют достаточно сложную семантику и отражают широкий круг связей населения Южной Сибири с сопредельными регионами.

Некоторые из гравировок по рогу гунно-сарматского времени достаточно близки рельефной резьбе (Кучерлинская писаница). Кроме роговых пластин (двойных, полуторных и одинарных), гравировки в хуннскую эпоху наносили на вместилища из роговых разветвлений (Тариатский могильник, Барагай). Гравировка представлена не только на предметах из цельного рога, но и на изделиях из полого рога (Верх-Кальджина II). Сходная манера изображения характерна для рогового вместилища (реликвария) с Иволгинского городища. Суммируя особенности резьбы на различных роговых материалах (полый и цельный рог), следует особо подчеркнуть их отличия, как в отношении деревообработки, так и косторезного производства. При исполнении резных работ значимы следующие особенности цельного рога: 1) размеры исходной заготовки; 2) строение и плотность материала; 3) необходимость учета первых двух характеристик при изготовлении отдельных орнаментальных элементов и всего изделия.

Сохранившиеся случаи окраски древних резных роговых изделий единичны. Предметы с такой отделкой появились в эпоху бронзы. Это панцирные орнаментированные пластины из Ростовки, Минусинска, пещеры Тугаринова. В раннем железном веке поверхностная раскраска резных роговых изделий приобрела совершенно иной характер. Она представлена несколькими вариантами. Один из них – заполнение красным красителем узких углублений рельефной резьбы (Гоньба II, Майма XIX). Другая разновидность поверхностной окраски – заполнение красителем значительных рельефных углублений Гоньба II, Майма XIX, Объездное-1, Второй Пазырыкский курган, Берель – кург. 36, Туэкта; коллекции Фролова, Погодина, Спасского). Еще один вариант поверхностной окраски – «тонирование» фона изображения. На нескольких предметах все эти способы окраски удачно дополняют друг друга, подчеркивая не только детали изображения, но и его контур (Гоньба II,Объездное-1). По сравнению с пазырыкским текстилем и войлоком [Полосьмак, Баркова, 2005], цветовая гамма окрашенного резного рога ограничивалась несколькими цветами – красным, желтым и темно-коричневым. Нанесение красителя в рельефные углубления значительных размеров иногда (Туэкта, Объездное-1) имеет сходство с инкрустацией. Для резных роговых изделий пазырыкской культуры характерно также сочетание фольгирования и окрашивания. Этот декоративный прием встречается и в пазырыкской деревообработке [Мыльников, 1999].

В мировой культуре рога с глубокой древности имели сложное семантическое значение. Глиняные имитации полых рогов известны с эпохи финального неолита на территории Малой Азии (Кусура) Средней Азии (Джейтун). В лесостепном Обь-Иртышье они встречаются в эпоху развитой бронзы и переходного от бронзы к железу времени (Преображенка-3, Чича-1). Для эпохи раннего железа символическое значение рогов наиболее ярко представлено в комплексах, связанных с конским снаряжением [Черемисин, 2005]. Соглашаясь с этой точкой зрения, хотелось бы уточнить некоторые детали. На наш взгляд, можно говорить и об определенной иерархии этой сакрализации, в которой полый рог имел большую значимость, чем цельный.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»