WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

Единоличные хозяйствапредпринимательско-производящего типастремились к наращиванию своихпроизводственных показателей. С этой цельюони преступали закон (постановление ЦИК иСНК СССР от 1 февраля 1930 г. о запретеединоличникам арендовать землю ииспользовать наемный труд), расширяяплощади колосовых культур и используя дляих обработки наемную рабочую силу.Обычными способами расширения земельныхнаделов являлись захваты, аренда и – значительно реже– покупказемли у колхозов, совхозов, другихорганизаций, колхозников и единоличников.Благодаря усилиямпредпринимательско-производящих хозяйств,единоличники в целом даже перевыполнялипосевныезадания. Так, в 1934 г.единоличники Северо-Кавказского краязасеяли яровыми 428 тыс. га (105,2% к плану в 407тыс. га). Одновременно с зерновымпроизводством такие хозяйства выращивалиовощи, фрукты, занимались извозом,предоставлением (за определенную плату иличасть урожая) тягла односельчанам длявспашки огородов и пр.

Самойнемногочисленной группой единоличниковявлялись хозяйства примитивно-коммерческого типа,занимавшиеся (преимущественно либоисключительно) торговлей ипредпринимательством.Причем в условиях запрета свободнойторговли деятельностьединоличников-предпринимателей обреталанередко полукриминальный оттенок(торговляпохищенным зерном и мукой, тайный помолзерна и пр.).

Период с 1933 г. до 1935 г.является своеобразным «золотым веком»единоличного крестьянства Юга России, таккак в это время оно было, по существу,забыто властью и не подвергалось давлениюс ее стороны. Но единоличники подавалинежелательный пример самостоятельностидля колхозников. Поэтому на июльском (1934 г.)совещании в ЦК ВКП(б) по вопросамколлективизации было принято решениеужесточить административное и налоговоедавление на единоличников, чтобы заставитьих вступить в колхозы. В итоге, если впервой половине 1934 г. на Дону, Кубани иСтаврополье насчитывалось 380,7 тыс. хозяйствединоличников, то к 1 января 1936 г. –76,4 тыс., в 1940 г.– только 8тыс.

Наряду сединоличниками, важным компонентомкрестьянского уклада в коллективизированной деревнеявлялись личные подсобные хозяйстваколхозников (ЛПХ), предусматривавшиеся какэлемент сельхозартелей и первым (1930 г.), ивторым (1935 г.) «Примерными уставамисельскохозяйственной артели». Согласно«Примерному уставу» 1935 г. колхозники врайонах Дона, Кубани и Ставрополья моглипользоваться участком земли 0,25 – 0,5 га (в отдельныхрайонах до 1 га) и содержать одну корову, додвух голов молодняка крупного рогатогоскота, до двух свиноматок с приплодом и пр.Предполагалось, что ЛПХ будут приноситьколхознику вспомогательные доходы, а основное онполучит за работу в колхозах. Однако в условиях,когда выдачи на трудодни в колхозах были нетолько малы,но и, по меткому выражению Ш. Фицпатрик,«непредсказуемы», ЛПХ превратились в основнойисточник продуктов питания и материальныхсредств для семей колхозников. Так, вудачном для колхозной системы 1940 г. ЛПХдаваликолхозной семье (в среднем по СССР) 66,9 %всего потребляемого ею картофеля, 66,1 %овощей, 86,8 % мяса и сала и т. д.

Анализ функционированияличных подсобных хозяйств колхозниковдает основания утверждать, что они непредставляли собой однородной массы, ноподразделялись на два основных типа:хозяйства натурально-потребительскоготипа и мелкотоварныехозяйства.

Хозяйстванатурально-потребительского типаограничивали свои производственныевозможности рамками собственногопотребления. Как правило, такие хозяйстваакцентировали усилия на выращиванииовощей, картофеля, кукурузы, бобовых,других сельхозкультур, которыеприносилиотносительно высокие урожаи даже с технебольших земельных участков, которымипользовались колхозники. Частьпродукциипредставители таких хозяйств выносили нарынок, но чаще всего для того, чтобыполучитьденьги, необходимые для уплаты налогов. Напротив,мелкотоварные хозяйства колхозников нетолько удовлетворяли потребности своихвладельцев впродовольствии, но и являлись источникомтоварной продукции. В связи с этим важнейшимиотличительными признаками таких хозяйств являлисьчеткая ориентация на рынок и стремление кнаращиванию производственных мощностейлибо к интенсификации производства.

Не имея возможностипрожить на те скудные средства, которые ониполучали на выработанные в колхозахтрудодни, колхозники зачастую уделялибольшую часть сил и времени своим ЛПХ.Данное обстоятельство серьезно беспокоилопредставителей власти, которые постоянноконтролировали размеры ЛПХ и пыталисьзапретительными мерами снизить ихзначение в жизни крестьянских семей. Кисходу 1930-х гг. в результатеадминистративных мер и, что важнее,укрепления колхозной системы (результатомчего стало увеличение оплаты трудодней)роль ЛПХ несколько снизилась. Однако и вэто время подавляющее большинствоколхозников пользовались ЛПХ.

Итак, хотяколлективизация была направлена наунификацию форм аграрного производства, вколхозной деревне Юга России в 1930х гг. сохранялиськомпоненты многоукладныхсоциально-экономических отношений(крестьянский уклад), что было обусловленопоспешностью преобразований, расчетамиправительства, сопротивлениемкрестьянства и действием объективныхзаконов экономики и социальнойжизни.

В четвертойглаве «Коллективизация какперманентный социальный конфликт всоветском обществе конца 1920-х – начала 1940-х гг.»исследуются проблемы взаимоотношенийвласти и крестьянства (единоличного иколхозного), приводится определениеперманентного социального конфликта междусталинским режимом и населением советскойдеревни, освещаются социокультурные формыи корни конфликта, дается его периодизация,анализируются конкретные его проявления.

В ходе противостояниямежду сталинским режимом и советскимкрестьянством в конце 1920-х – начале 1930-х гг.население деревни ответило массовымпротестом на насилие власти. По нашемумнению, в данном случае в наибольшей мереподходит такое определение, как«перманентный социальный конфликт»,вызванный несовпадением государственнойполитики и интересов значительной частикрестьянства, важнейшими характеристикамикоторого выступают долговременность,устойчивость и преемственность различныхакций крестьянского сопротивления.Выражаясь в разных методах и формах,конфликт между крестьянством и властьюдлился на протяжении всегорассматриваемого нами периода (конец 1920-х– начало 1940-хгг.), что объясняется нерешенностьюаграрного вопроса в Советской России, ибоколлективизация устраивала в основномлишь государство, но не массукрестьян.

В ходе перманентногосоциального конфликта крестьянствоиспользовало различные формы и методыборьбы. В нашем исследовании выделено 17методов крестьянского протеста (массовыеили групповые крестьянские выступления;«террористические акты»,«самораскулачивание», коллаборационизм,тупиковые методы – алкоголизм, самоубийство и т. д.),применявшихся жителями села на разныхэтапах перманентного конфликта. Все этиметоды можно сгруппировать, основываясь натех или иных критериях. Тем самым мывыходим на формы крестьянскогосопротивления давлению власти.

Если рассматриватьстепень активности участников (а также их готовность разрушить системуаграрного производства или в целомсоветскуюсистему или же приспособитьсяк ней), можно выделять активные (массовыевыступления, «теракты» и пр.), пассивные(уклонение от колхозного производства и т. п.) итупиковые (алкоголизм, самоубийство) формыпротеста. Избрав в качестве критериядействия участниковсопротивления, мывыделяемвербально-эпистолярные («письма вовласть», жалобы, слухи и т. д.) ибихевиористские, или деятельностные(волнения, расширение личных хозяйств и др.)формы протеста. Учитывая степень традиционности или, напротив, новационностикрестьянских акций протеста, можноотметить, что большинство из них являлисьтрадиционными (волнения, бегство издеревни и т. п.), но появился и ряд новаций(попыткисоздания «крестьянских союзов» и т. п.).Принимая во внимание численность участников акций протеста, можно говорить обиндивидуальных («теракты» и т. п.) и массовых,или коллективных (волнения, восстания, «волынки» ипр.) формах протеста. Методы протеста можноразграничить в соответствии с такимтрудноуловимым критерием, как степень осознаниясубъектом сопротивлениясвоего недовольства системой организации аграрногопроизводства, сложившейся в ходе коллективизации. Взависимости от конкретно-историческойситуации, выделяются субъектные инеперсонифицированные (то есть как бы неимеющие субъектов) формы протеста. Так, в1930-х гг. многие колхозники сознательноуклонялисьот участия в сельхозпроизводстве(субъектная, осознанная форма протеста). Но в 1941– 1945 гг.уклонение от общественного производстванередко не являлось протестом, даже с точкизрения самого уклоняющегося, так какзачастую колхозники просто не моглитрудиться из-за физического истощения. Однаковозникновение такой ситуации былообъективнопредопределено негативнымихарактеристиками колхозной системы (остаточнымпринципом распределения средств потрудодням ит. п.).

Анализконкретно-исторических материаловпозволяет выделить несколько этаповперманентного социального конфликта. Втечение «подготовительного», или«предварительного» этапа (1927 – 1929 гг.)крестьяне восновном пытались уклониться от давлениявласти, например, путем вступления в колхозы, чем взначительной мере объясняется ростколлективизации в Северо-Кавказском крае вконце 1920х гг. Напротив, в период с конца 1929 г. доначала 1933 г., в результате форсированиятемпов коллективизации и усиленияналогово-административного давления на деревню,характерны активные и массовые формыкрестьянского протеста, постепенноугасающие в результате репрессий иголода 1932– 1933 гг. Так,в 1930 г. в русских районахСеверо-Кавказского края произошло 1 061массовое крестьянское выступление, а впериод с января 1931 г. по март 1932 г. – всего 186. С 1933 г. идо самого начала 1940х гг. преобладали пассивные формыкрестьянского протеста (уклонение от работы вколхозах, расширение ЛПХ и пр.). В частности,в 1940 г. не выработали минимума трудоднейлибо ни одного трудодня 1,4 % трудоспособныхмужчин и 9,4 % женщин в коллективныххозяйствахДона, 3 % мужчин и почти 18 % женщин в колхозахСтаврополья. С началом же ВеликойОтечественной войны социальный конфликтмежду частью советского крестьянства исталинским режимом вновь обострился, найдявыражение в коллаборационизме, когданекоторое количество сельских жителейподдержало оккупантов, пойдя к ним наслужбу в качестве «полицаев», старост разныхуровней и т. д.

Таким образом,коллективизация, в силу ее ускоренности иширокогоприменениягосударственного насилия, стала толчком ксоциальному конфликту между сталинскимрежимом и значительной частью крестьянства. Выражаясьв острых формах в начале 1930-х гг.,перманентный социальный конфликт постепеннозатухал на протяжении десятилетия врезультате устранения из деревни наиболееактивных оппозиционеров иорганизационно-хозяйственного укрепленияколхозной системы. В начале 1940-х гг.конфликт вновь обострился, так какнебольшая группа сельских жителейподдержала оккупационный нацистскийрежим. Однако подавляющее большинствокрестьян не поддержали оккупантов, причемне только в силу патриотизма, из-занедовольства принуждением к труду, реквизициями,грабежами, притеснениями, но нередко под влияниемсформировавшегося в 1930-х гг. (особенно вовторой половине десятилетия) позитивногоотношения к колхозной системе.

В заключение диссертационной работы подводятсяитоги исследования, формулируютсяосновные выводы. Фрагментарнаямодернизация сельскохозяйственногопроизводства и социального устройства сели станиц Юга России 1930-х гг., выражавшаяся всоздании колхозов как крупныххозяйственных форм, механизации аграрнойсферы, развитии агротехники и т. д.,позволила в значительной мереинтенсифицировать сельское хозяйство,уменьшить его зависимость от природнойстихии, повысить урожайность и пр. Однакоускоренность преобразований,отчужденность от них сельского социума непозволили полностью реализоватьнамеченные задачи, привели к тому, чтоосуществить реформы удалось лишь частично.Наряду с техническим прогрессом вколхозной деревне наблюдалась реанимациядосоветских социально-экономическихинститутов, что также являлось прямымследствием модернизации, в ходе которойвласть закрепощала крестьянство радискорейшего осовремениваниясоциально-экономических структурдеревни.

Основное содержаниенастоящего диссертационного исследованияотражено в следующих публикацияхавтора:

  1. Бондарев В.А. Фрагментарная модернизацияпостоктябрьской деревни: историяпреобразований в сельском хозяйстве иэволюция крестьянства в конце 20-х - начале50-х годов XX века на примере зерновыхрайонов Дона, Кубани и Ставрополья:Монография / Отв. ред. А.П.Скорик. –Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. –36,25 п. л.
  2. Бондарев В.А. Селяне в годы ВеликойОтечественной войны: Российскоекрестьянство в годы Великой Отечественнойвойны (на материалах Ростовской области,Краснодарского и Ставропольскогокраев): Монография / Отв. ред. А.П. Скорик. -Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. – 12,0 п. л.
  3. Бондарев В.А. Крестьянство и коллективизация:многоукладность социально-экономических отношенийдеревни в районах Дона, Кубани и Ставрополья в конце 20-х– 30-х годах XXвека: Монография / Отв. ред. А.П. Скорик. -Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006. – 32,5 п. л.
  4. Бондарев В.А., Циткилов П.Я.Социальная поддержкасельского населения Ростовской области вгоды Великой Отечественной войны //Известия высших учебных заведений.Северо-Кавказский регион. Общественныенауки. – 2000.– № 1 – 0,75 п. л.
  5. Бондарев В.А. Эмигрантские коммуны в советскойдеревне 1920-х гг. (на материалах Юга России) // Научнаямысль Кавказа. Приложение. – 2005. – № 11. – 0,3 п. л.
  6. Бондарев В.А. Роль личных подсобных хозяйств вколхозном строительстве в 30-х – начале 50-х годов // Научная мысльКавказа. Приложение. – 2005. – № 12. – 0,28 п. л.
  7. Бондарев В.А. К вопросу о роли бедноты вколлективизации сельского хозяйства в СССР (наматериалах Юга России) // Научная мысльКавказа. Приложение. – 2006. – № 1. – 0, 28 п. л.
  8. Бондарев В.А. Судьба единоличников на Юге России(начало 30-х –перваяполовина 40-х годов) // Научная мысль Кавказа.Приложение. – 2006. – № 2. – 0,34 п. л.
  9. Бондарев В.А., Скорик А.П. Виновен ли Харлампий Ермаков, илиНовый взгляд на шолоховских героев(Рецензия на книгу А.И. Козлова «М.А.Шолохов:времена и творчество. По архивам ФСБ).Ростов н/Д.: Изд-во РГУ, 2005. 479 с.) // Донскойвременник. Краеведческийбиблиотечно-библиографический журнал. Год2007-й. Ростов н/Д., 2006. – 0,125 п. л.
  10. Бондарев В.А. Историческаяреконструкция коллективизации: поискинтерпретаций // Путь в науку: Молодыеученые об актуальных проблемах социальныхи гуманитарных наук: Сб. статей / ИППК приРост. гос. ун-те. – Ростов н/Д.: СКНЦ ВШ, 2004. – 0,33 п. л.
  11. Бондарев В.А. Вербально-эпистолярные формыпротеста колхозного крестьянства (конец20х – первая половина40-х гг.
    Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»