WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. Результаты вторичного анализа данных эмпирического исследования «Жизненные цели и ценностные ориентации российского студенчества», проведенного в 2005-2008 г.г. в Москве, Оренбурге, Таганроге и Астрахани (527 респондентов), эмпирического исследования в рамках мониторинга «Российский Вуз глазами студентов» (100 студентов Государственного университета управления г. Москвы), социологических исследований, проведенных ВЦИОМ.
  2. Результаты вторичного анализа данных социологического опроса, осуществленного Синюгиной Т.В. в ЮРГТУ (НПИ) (включая филиалы в городах Шахты и Волгодонск). Всего было опрошено 670 человек. Выборка квотная, стратифицированная.
  3. Результаты вторичного анализа данных социологического опроса, проведенного Институтом экономики УрО РАН совместно с отделом по делам молодежи г. Новоуральска в июне-октябре 1994 года. Количество опрошенных – 540 человек, тип выборки – квотная, стратифицированная.
  4. Результаты авторского исследования на тему «Жизненные стратегии молодого поколения закрытых административно-территориальных образований в условиях разворачивающегося кризиса» (на примере г. Новоуральск):

- количественное исследование было проведено с помощью метода анкетирования, количество опрошенных 400 человек, время проведения – май 2009г., репрезентативность выборки обеспечивалась методом систематического адресного отбора со случайным началом и шагом в 3 квартиры.

- качественное исследование реализовано с помощью метода фокус-группы, время проведения – июнь 2009 г.

Научная новизна исследования. Основные результаты исследования, определяющие его научную значимость, заключаются в следующем:

  1. Дано авторское определение понятия жизненных стратегий, в котором множественное число по отношению к изучаемому в диссертации феномену отражает сложную структуру жизненного самоопределения молодых людей, реальность различий во взаимодействии отдельных его элементов, характеризующих выделенные в исследовании типы жизненных стратегий. Жизненные стратегии мы определяем как ценностно-ориентационный выбор личности, детерминированный оценкой условий среды макро, мезо и микроуровней, имеющихся личностных ресурсов для достижения целей в различных сферах жизни. Жизненные стратегии имеют структуру, определяющими элементами которой являются образовательная, трудовая, миграционная, социальная (в узком смысле слова), брачная, которые реализуются в ценностно-рациональном действии личности.
  2. Предложено уточнение определения молодежи как общественной группы, условия и факторы формирования которой в трансформирующемся обществе определили доминирование ориентаций на самоконструирование и самоменеджмент.
  3. Разработана авторская типология жизненных стратегий молодежи на основании следующих критериев: характер и мера рациональности стратегий; степень адаптации индивида к изменяющимся условиям трансформационного общества, персональный стиль достижения жизненной цели. В работе предложена следующая типология стратегий: «прагматик», «профессионал», «плывущий по течению», «иждивенец», «игрок».
  4. Определена специфика социокультурного поля ЗАТО, в которой зафиксировано единство социальных изменений, происходящих на макро, мезо и микроуровне среды в условиях сохранения закрытости рассматриваемого в работе типа поселений; эта специфика раскрывается в работе через характеристику особых условий формирования жизненных стратегий молодежи.
  5. Выявлена ограниченность социокультурного поля ЗАТО в условиях неопределенности направлений социальной трансформации в современном мире, т.е. открытости систем, что косвенным образом отражается в трудностях реализации молодежью жизненных стратегий. В частности, условия «закрытости» мешают молодым людям адаптироваться к условиям «открытой» среды, в которой они ставят перед собой цель реализации жизненной стратегии.
  6. В эмпирической реконструкции процесса формирования жизненных стратегий молодежью ЗАТО была подтверждена гипотеза об отличиях «идеальных» и «реальных» стратегий, то есть тех, которые сам молодой человек признает для себя реализуемыми. На основании результатов прикладных исследований было подтверждено предположение о том, что реальные стратегии молодых людей носят типологически смешанный характер. Распространенность стратегий «плывущего по течению» и «игрока» объясняется т.н. поправкой на реальность, самооценкой молодых людей, осознающих ограничение своих ресурсов условиями ЗАТО.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В условиях социального кризиса более плодотворным методом социологического анализа становится номинализм. С его помощью удается выявить реальное разнообразие типов жизненных стратегий молодежи, формируемых и реализуемых в ситуации растущей социальной неопределенности.

    Их выделение по отношению к молодым людям, социализирующимся в особой ситуации ЗАТО позволяет экстраполировать тенденцию роста разнообразия на «открытые» социокультурные поля. Кроме того, разнообразие, рождающееся в конкретном взаимодействии внешних условий и внутренних факторов процесса формирования жизненных стратегий, становится значимой характеристикой социального развития в условиях современной российской трансформации. Сами жизненные стратегии индивидов могут стать (или становятся) одним из факторов выведения общества из кризиса, или, наоборот, фактором углубления кризиса.

  2. В индивидуализирующемся обществе XXI века неопределенность и рискогенность условий жизни заставляет индивида рационально принимать иррациональные стратегические решения.
  3. Системным последствием изменений, происходящих в среде формирования стратегий молодежи на макро, мезо и микроуровнях, является изменение ценностных ориентаций группы молодежи и ценностных приоритетов личности. В сравнении с другими исследованиями, посвященными жизненному планированию молодежи, зафиксировано, что реальные типы жизненных стратегий отражают изменение системы ценностей российской молодежи на рубеже ХХ-ХХI вв., которое впервые произошло в 90-гг XX в., второй раз - в благополучные 2000е годы и в третий - в ситуации современного кризиса.
  4. Особенности социокультурного поля ЗАТО определяют противоречия формирования жизненных стратегий молодежи в переходе от ценностей постсоветского (90-е гг. ХХ века) к ценностям современного периода развития России. Эти противоречия по-разному проявляются на 2-х координатах процесса. Экзогенная – противоречия ценностного выбора в ограниченном социокультурном поле; эндогенная – рассогласованность различных видов стратегий в личностной структуре жизненных стратегий.
  5. Типы жизненных стратегий современной российской молодежи целесообразно выделять по следующим критериям: характер и мера рациональности стратегий; степень адаптации индивида к изменяющимся условиям трансформационного общества, персональный стиль достижения жизненной цели. В выделенных типах жизненных стратегий целерациональное начало доминирует в стратегиях «прагматика» и «профессионала» и «иждевенца»; ценностно-рациональное начало доминирует в стратегиях «игрока» и «плывущего по течению».
  6. Проведенное с помощью анкетного опроса социологическое исследование позволяет определить степень распространенности среди молодежи ЗАТО следующих типов жизненных стратегий: профессионалы – 36%, плывущие по течению – 22%, иждивенцы – 21,5%, игроки – 12,5%, прагматики – 8%. Однако выделенные в результате проведенного исследования типы стратегий редко бывают представлены в чистом виде, что доказывают результаты корреляционного анализа. Скорее можно говорить о преобладающих склонностях к выбору определенной жизненной позиции и существовании в реальности смешанных типов жизненных стратегий.
  7. В диссертационной работе выявлены закономерности процесса формирования современных жизненных стратегий молодежи: зависимость его структуры и этапности от актуального социального положения группы, к которой по происхождению и положению принадлежит индивид; изменение структуры жизненных стратегий, в которую «не вписывается» рождение детей, что позволяет прогнозировать дальнейшее усложнение демографического положения в стране; асимметрия возможностей самореализации молодежи в условиях ЗАТО: среда способствует самореализации людей с техническим образованием, и не помогает самореализации молодежи с иной профессиональной ориентацией; доминирование влияния родителей в процессе формирования жизненных стратегий молодежи закрытых городов, даже в условиях системной трансформации общества остается доминирующим.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Выводы, результаты диссертации могут быть использованы:

- при разработке методологии исследования процесса формирования жизненных стратегий молодежи в современном российском обществе;

- в научно-исследовательских проектах, требующих эмпирического исследования жизненных стратегий молодежи;

- в развитии исследований по изучению социальных практик молодежи в современном российском обществе;

- при корректировке соответствующими органами (образования, власти, рынка труда) молодежных образовательных и социальных программ в ЗАТО;

- при разработке и чтении спецкурсов по социологии личности, социологии молодежи, социологии города.

Апробация результатов исследования. Основное содержание диссертационной работы отражено в 9 публикациях по теме диссертации 2006 – 2009 гг., в том числе в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией, - 1.

Результаты данного исследования обсуждались на 5 Всероссийских и 1 Международной конференции.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры теории и социологии управления Уральской академии государственной службы.

Структура и объем диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав (четырех параграфов), заключения, списка литературы, включающего 229 источников. Работа содержит 1 приложение. Общий объем - 171 страница.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, формулируются цель и задачи исследования, его объект, предмет, теоретико-методологическая основа исследования. Приводятся элементы научной новизны, положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Методологические основания социологического анализа процесса формирования жизненных стратегий молодежи закры­тых административно-территориальных образований» обосновывается авторский подход к изучению жизненных стратегий в условиях социальной трансформации. С этой целью автор систематизирует методологические концепции жизненных стратегий, обосновывает необходимость их переосмысления в трансформационном обществе и выводит направление их развития. В контексте предлагаемой теоретической интерпретации строится типология жизненных стратегий молодежи. Исследование проведено на примере молодежи ЗАТО; закрытость социокультурного поля данного типа поселений позволила автору вывести гипотезу изменений процесса формирования жизненных стратегий российской молодежи, проверка которой осуществлена в эмпирической части диссертации.

В первом параграфе первой главы «Формирование жизненных стратегий молодежи: содержание и структура процесса»:

- проведен ретроспективный анализ теорий процесса формирования жизненных стратегий, продемонстрирована их методологическая ограниченность по отношению к изучению феномена в условиях российской трансформации рубежа ХХ -ХХI вв.;

- актуализирована авторская трактовка жизненных стратегий;

- охарактеризована структура жизненных стратегий современной молодежи;

- рассмотрены основные этапы процесса формирования и реализации жизненных стратегий;

- модернизирована типология жизненных стратегий, в социологической и психологической литературе.

В результате анализа теоретических источников были выявлены обстоятельства введения в научный оборот таких понятий, как «жизненная перспектива», «жизненная программа», «жизненный план», «жизненный проект», «жизненная стратегия». Это позволило сделать вывод о том, что использование каждого из этих понятий, связанных по смыслу, но несущего особый ценностный акцент, было подчинено задачам исследования процесса самоопределения молодежи в меняющихся системах социально-культурных, социально-политических и социально-экономических условий. На рубеже XX-XXI вв. в основном сложилась рыночно-ориентированная система социально-экономических отношений, что означает, во-первых, смену условий самоопределения личности, и, во-вторых, потребность в развитии теоретических представлений о жизненных стратегиях личности. В объективно индивидуализирующемся обществе XXI века значимой становится, прежде всего, неопределенность условий, в которых молодые люди определяют стратегии на будущее, и особенно те, в которых им предстоит их реализовывать. Бремя неопределенности неизбежно меняет ход изучаемого в диссертации процесса, повышая его сложность и, соответственно, ответственность его основных агентов, молодых людей. Следствием становится осознание молодыми людьми возможности достижения жизненной цели и ценностного выбора за счет взаимодействия элементов жизненных стратегий – образовательной стратегии, миграционной стратегии, профессиональной стратегии и брачной стратегии. В ответ на социальную неопределенность формируется гибкость стратегий. Эта тенденция зафиксирована в авторском определении понятия. Мы понимаем жизненные стратегии личности как ценностно-ориентационный выбор индивида, детерминированный оценкой условий среды макро, мезо и микроуровней, имеющихся ресурсов для достижения целей в различных сферах жизни. Индивидуальные жизненные стратегии обладают сложной структурой, определяющими элементами которой являются образовательная, трудовая, миграционная, социальная (в узком смысле слова - накопление социально-коммуникационного капитала), брачная, которые реализуются в целерациональном или ценностно-рациональном действии личности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»