WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во втором параграфе рассматриваются особенности обучения и воспитания в духовных учебных заведениях, ос­новной целью которых была подготовка служителей церкви. Результатом такого образования должно было быть не только приобретение профессиональных зна­ний и навыков, но и формирование у воспитанников определенных морально-нравственных качеств, что в огромной степени зависело от системы обучения и воспитания и деятельности преподавательского состава. Несмотря на многочисленные инструкции, рекомендующие развивать мыслительные способности учеников, «не обременять память», долгое время основным методом обучения, особенно в училищах, было дословное изучение учебника. На качестве образования отрицательно сказывались нехватка учебников, отсутствие в ряде случаев должного уровня преподавания, особенно в конце XVIII – начале XIX в.

Для повышения успеваемости применялись педагогические и дисциплинарные меры. К педагогическим мерам относились занятия под руководством старших учеников. Среди дисциплинарных мер практиковались оставление в классах после уроков и запрещение прогулок вне семинарского двора. Физические меры воздействия ни в одной инструкции не упоминались, между тем, источники показывают, что они широко применялись в средних и, особенно в низших духовных учебных заведениях, вплоть до 60-х гг. XIX в.

Организация воспитательного процесса была подчинена главной цели - развить в учениках «благочестие, добродетель, подчиненность начальствующим, почтительность и вежливость к старшим, дружелюбие и пристойность в обращении с равными…». Важными принципами духовного воспитания были частичная изоляция от внешнего мира и контроль над жизнью учащихся. За поведением учеников наблюдали инспектор, 2-3 его помощника и надзиратели в общежитии. Особая роль в процессе воспитания отводилась богослужению и молитве.

Несмотря на жесткий контроль, учащиеся регулярно нарушали установленные правила. Среди наиболее часто встречающихся нарушений порядка в Ярославской семинарии инспекторы отмечали пропуск уроков, опоздание на общую молитву, самовольные отлучки, курение табака, ношение одежды неустановленного образца, «возвращение с прогулок с запахом хмельных напитков». В воспитательных целях применялись разнообразные нравственно-педагогические меры: внушения и наставления, замечания и выговоры, лишение обеда, оставление в классе после уроков, лишение отпуска к родителям в праздники, заключение в карцер.

В третьем параграфе рассматривается внеучебная жизнь воспитанников духовных учебных заведений Ярославской епархии. Основная масса учащихся во время учебы проживали в общежитиях – бурсах, или на наемных квартирах, которые не слишком отличались от общежития. Право на проживание в общежитии получали ученики, находившиеся на казенном содержании. Как правило, учеников селили таким образом, что в одной комнате проживали ученики разных возрастов. Подобное расселение создавало некое подобие семьи, когда в одном помещении жило несколько поколений. Обстановка в комнатах была достаточно скудной, средств, выделяемых на содержание зданий, не хватало, они редко ремонтировались.

Значительная часть учащихся проживала на наемных квартирах. Здесь обстановка была более свободной, гораздо более было распространено пьянство, курение табака, игра в карты. Санитарно-гигиенические и морально-нравственные условия большинства квартир оставляли желать лучшего. Это признавали и сотрудники духовных учебных заведений, и церковные иерархи, и представители духовенства.

Важной частью повседневной жизни является питание. Если судить по документам, то рацион бурсаков, несомненно, изменился в лучшую сторону, стал значительно разнообразнее. Однако неизвестно какого качества и в каком количестве продукты, обозначенные в приходо-расходных книгах, попадали на стол к бурсакам. Хищение продуктов обслуживающим персоналом было довольно распространенным явлением.

Неотъемлемой частью повседневной жизни любого человека является досуг, способы проведения свободного времени. Согласно расписанию большая часть времени была занята учебными занятиями и подготовкой к ним. Организацией досуга воспитанников специально никто не занимался, поэтому они нередко были предоставлены сами себе. Мемуарные источники свидетельствуют, что игры бурсаков часто отличались повышенной жестокостью. Возможно, путем насилия над более слабыми бурсаки компенсировали собственные унижения. В целом, быт воспитанников духовных учебных заведений вряд ли можно назвать комфортным.

Третья глава «Взаимоотношения духовенства и паствы в Ярославской епархии в конце XVIII – начале XX в.» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе рассматриваются взаимоотношения священно- церковнослужителей в причтах. Практически единственным источником, содержащим информацию по этому вопросу, являются судебно-следственные дела. В силу своей специфики этот источник отражает лишь конфликтные взаимоотношения и не позволяет воссоздать целостной картины. Однако документы подобного рода дают возможность выявить основные причины конфликтов, формы их проявления.

Конфликты между священно- церковнослужителями в приходах, как правило, проявлялись в форме словесных оскорблений, жалоб, доносов. Крайним выражением неприязни между клириками были драки. По всей вероятности, драки происходили нечасто и были скорее исключением, нежели правилом. Тем не менее, факты драк среди духовенства фиксируются на протяжении всего рассматриваемого периода. Иногда конфликты между клириками выходили за рамки профессиональных отношений, и в ссоры вовлекались семьи духовенства, церковный староста и даже прихожане.

Причины большинства конфликтов между членами причта лежали в сфере материальных интересов. Документы свидетельствуют, что почти каждая ссора была вызвана неудовлетворенностью разделом доходов или приходской земли, утаиванием членами причта части доходов. В конце XVIII – первой половине XIX в. усугубляло конфликты наличие родственных связей, которые имели место в большинстве причтов. Во второй половине XIX – начале XX в. эта проблема стала менее актуальной, поскольку сократилась численность причтов. При многих храмах остались причты из двух человек – священника и псаломщика. Кроме того, в структуре приходского духовенства на 17% сократилась массовая доля церковнослужителей, которые часто были возмутителями спокойствия в причтах. По нашему мнению, фактором, в определенной мере способствовавшим распространению конфликтов внутри причтов, была слабость наказаний. В наказание за ссору и даже драку членов причта между собой им могли объявить выговор или перевести в другой приход. Надо сказать, что подобные отношения внутри сословия, конечно, не способствовали поднятию авторитета приходского духовенства у паствы.

Во втором параграфе рассматриваются взаимоотношения приходского духовенства и прихожан Ярославской епархии. Взаимоотношения духовенства и прихожан лежали в двух плоскостях: материальной и духовной. Сфера духовного в основном сводилась к правильному и своевременному выполнению православной обрядности. Большинство прихожан регулярно посещало богослужения, особенно воскресные и праздничные. Подлинно духовная составляющая в отношениях духовенства и прихожан в рассматриваемый период практически сошла на нет. Священнослужителя постепенно стали воспринимать лишь как исполнителя треб. Особенно остро проблемы упадка приходской жизни обозначились в конце XIX – начале XX в.

Не менее сложной была сфера материальных взаимоотношений. Несмотря на попытки правительства обеспечить духовенство стабильным доходом, даже к концу рассматриваемого периода средства, получаемые от прихожан, составляли значительную часть бюджета клириков. Кроме того, община должна была выделить причту своего храма землю. Законы предписывали наделять клириков землей надлежащего качества в одном месте, но на практике это выполнялось не всегда. Часто церковная земля находилась в разных местах, что создавало трудности для хозяйства. На протяжении всего рассматриваемого периода фиксируются случаи самовольного захвата прихожанами церковной земли.

Отсутствие твердых расценок на требы, с одной стороны, открывало возможности для произвола духовенства, а с другой - давало повод для многочисленных жалоб со стороны прихожан. Кроме вымогательства, поводом для жалоб могли послужить ненадлежащее выполнение своих обязанностей, грубости по отношению к прихожанам. Пьянство духовенства возмущения прихожан не вызывало, если не мешало совершению богослужений.

От отношения прихожан к причту зависело благосостояние клириков и их семей. Поэтому священнослужитель должен был найти подход к каждому прихожанину. Однако подобные доверительные отношения с прихожанами складывались далеко не у всех. В целом, зависимость от прихожан в финансовом и хозяйственном отношении отрицательно сказывалась на пастырской деятельности приходских клириков.

Четвертая глава «Домашний быт приходского духовенства Ярославской епархии в конце XVIII – начале XX в.» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе рассматриваются жилищные условия приходского духовенства. Жилищная проблема в среде приходского духовенства на протяжении рассматриваемого периода стояла очень остро и не раз поднималась на государственном уровне. В XIX в. правительство пыталось решить эту проблему за счет прихожан. Под угрозой закрытия своей церкви прихожане обязывались построить дома. Но в конце XVIII – первой половине XIX в. подобные факты были достаточно редки. К 1863 г. лишь в 89 приходах Ярославской епархии имелись помещения для проживания причта. Ощутимые сдвиги в решении жилищной проблемы произошли только во второй половине XIX в. Уже к 1869 г. в Ярославской епархии количество приходов, имеющих жилые помещения для всего причта или отдельных его членов, возросло до 188. К началу XX в. большинство городских и сельских храмов имели помещение для проживания священника, с жильем для псаломщиков дела обстояли несколько хуже. Однако состояние жилых помещений часто оставляло желать лучшего.

В среде приходского духовенства в конце XVIII – начале XX в. существовало три основных типа жилья: 1) отдельный дом для каждого клирика; 2) общий дом для всех членов причта; 3) наемная квартира. Дома первого типа широко были распространены в сельской местности. Как правило, дома священнослужителей были деревянными, одноэтажными и располагались недалеко от храма. Общий дом для всего причта строился на церковную сумму или на пожертвования богатых прихожан. Чаще всего подобные дома были двухэтажными: верхний этаж занимали священнослужители, а нижний – причетники. Подобные дома были более распространены в городах, но существовали и в сельской местности. Проживание на наемных квартирах было более характерно для городского духовенства.

Во втором параграфе рассматривается семейная жизнь приходского духовенства. Семья была основой домашнего быта приходских клириков. Вступление в брак было обязательным при определении на должность священника или дьякона. Кроме того, брак долгое время был одним из основных способов поступления на церковную должность. Источники мемуарного характера часто рисуют идиллическую картину семейной жизни, где супруга клирика предстает образцовой женой и матерью, верной помощницей мужа во всех его делах по приходу. Вместе с тем, в фондах Ярославской духовной консистории сохранились жалобы от жен духовенства с просьбами «оградить» их от грубостей и побоев со стороны мужа.

Семейная жизнь православного духовенства осложнялась еще и тем, что редкая молодая семья жила самостоятельно. Клирик, женившийся на «невесте с местом», получал не только жену и новую должность, но и ее родителей, а зачастую еще и братьев, и сестер. Это часто приводило к семейным конфликтам. Подобная обстановка не способствовала пастырскому служению, самым простым выходом из ситуации часто становилось пьянство.

В третьем параграфе рассматриваются вопросы, связанные с организацией ежедневного и праздничного досуга. Характерной чертой домашней жизни клириков было строгое соблюдение всех постов и других установлений Церкви относительно быта. Духовное звание ограничивало его носителя в выборе времяпрепровождения: запрещалось ходить на ярмарки, базары и праздники. В жизни сельского духовенства с мая по октябрь значительное место занимали сельскохозяйственные работы, а в январе-марте начиналась подготовка к новому сезону. Клирики редко ездили друг к другу, поскольку бытовало мнение, что выезды служат лишней тратой времени и средств. В целом, досуг приходских клириков Ярославской епархии, особенно в сельской местности, не отличался разнообразием.

В заключении подводятся основные итоги работы. Проведенное исследование показало, что приходское духовенство не было однородной массой. Условия жизни и деятельности приходских клириков не только в пределах Ярославской епархии, но нередко в границах одного уезда существенно различались. Повседневная жизнь приходского духовенства складывалась под влиянием различных факторов. Служебные обязанности, сословный статус, система жизнеобеспечения формировали определенную «матрицу» повседневности. Не менее важную роль играли должность в причте, количество прихожан и уровень их доходов.

Приходское духовенство было одной из наиболее замкнутых групп населения, поскольку приток лиц недуховного происхождения на церковную службу был ограничен как субъективными, так и объективными факторами. Замкнутость приходского духовенства поддерживала закрытая сословная система образования. Важность духовного образования определялась тем, что становление личности будущих служителей Церкви происходило во многом в стенах духовной школы. Однако ситуация, сложившаяся в духовных учебных заведениях, далеко не всегда соответствовала возложенной на них миссии.

Заметное влияние на все стороны повседневной жизни оказывала система жизнеобеспечения приходского духовенства. Важным источником доходов была земля, поэтому крестьянским трудом вынуждена была заниматься значительная часть приходского духовенства Ярославской епархии, что накладывало отпечаток на образ жизни клириков, подчиняя его сельскохозяйственному календарю. Необходимость заниматься земледелием отрывала клириков от основных занятий.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»