WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

1. Право — это признанная и защищённая государством свобода в осуществлении интереса. Поскольку в самой материи свободы заключена возможность её использования как в целях добра, так и зла, такая же возможность существует в праве. Злоупотребление возможно только при осуществлении права, как волевого действия, направленного на реализацию интереса. Совершение управомоченным субъектом действий по осуществлению права в своём интересе отвечает интересам общества. Осуществление права в отсутствии интереса есть социальное зло, против которого направлен запрет злоупотребления правом. Если субъект осуществляет право при отсутствии или в противоречии с имеющимся у него интересом, то государство в публичных интересах вправе ставить пределы такому правоосуществлению с помощью запрета злоупотребления правом. Злоупотребление субъективным гражданским правом — это осуществление принадлежащего управомоченному лицу права в противоречии с имеющимся у данного лица признанным законом интересом в его осуществлении.

2. Управомоченное лицо при осуществлении права в принудительном порядке не обязано доказывать наличие интереса в осуществлении права. Сторона спора, полагающая, что другая сторона злоупотребляет правом, обязана доказать это обстоятельство.

3. Злоупотребление субъективным гражданским правом необходимо отличать от 1) недобросовестности в субъективном смысле, так как недобросовестным является лицо, не имеющее права, тогда как злоупотребить правом может только лицо, имеющее право; 2) недобросовестности в объективном смысле, так как последняя определяется путём сопоставления действий управомоченного лица с интересами других лиц (контрагентов), между тем злоупотребление правом определяется по отношению к интересу самого управомоченного лица; 3) злоупотребления родительскими правами, поскольку данные права не являются субъективными гражданскими правами; они предоставлены родителям не для обеспечения поведения обязанного лица в целях реализации их интересов, а для удовлетворения интересов детей, а также общества, в связи с чем осуществление данных прав приравнено к обязанности; 4) злоупотребления доминирующим положением, так как последнее не является субъективным правом и обозначает действия запрещённые, т. е. не связанные с осуществлением какого-либо права.

4. Причинение вреда не является обязательным признаком злоупотребления правом. Реакция государства на злоупотребление носит превентивный характер с целью предотвращения наступления отрицательных последствий. Цель запрета злоупотребления правом – побудить управомоченное лицо действовать в своём интересе. Если притязание такого лица представляет собой злоупотребление правом, то третьи лица вправе игнорировать данное требование. Если управомоченное лицо обращается за помощью к государству в лице суда, то в этом случае будет затрагиваться публичный интерес, и суд на основании ч. 2 ст. 10 ГК РФ может отказать в защите права. Если же в результате «злоупотребительного» осуществления права произойдёт нарушение прав или охраняемых законом интересов третьих лиц, то последние вправе прибегнуть к их защите способами, указанными в ст. 12 ГК РФ, в зависимости от характера нарушения.

5. Указанный в ч. 2 ст. 10 ГК РФ «отказ лицу в защите принадлежащего ему права» означает отказ стороне спора в применении испрашиваемого им способа защиты гражданского права как полностью, так и в части. По своей природе эта мера является санкцией, но не является видом гражданско-правовой ответственности, поскольку отказ в защите права не связан ни с лишением управомоченного лица какого-либо права, ни с возложением на него какой-либо обязанности. Последствия злоупотребления правом не могут выражаться в виде 1) недействительности сделки; 2) лишения субъективного права; 3) понуждения к совершению действия.

6. Особенность злоупотребления корпоративными правами заключается в том, что оно может состоять в осуществлении этих прав не только в противоречии с личным интересом, но также в противоречии с общим корпоративным интересом участников юридического лица.

7. При рассмотрении судом спора, возникшего из денежного обязательства, в качестве злоупотребления правом не должны считаться действия, направленные на осуществление права взыскания процентов по договору займа (кредита), вне зависимости от того, насколько высок размер процента (в том числе если причиной его повышения явились резкие колебания валютного курса), а также длительная задержка кредитора с предъявлением иска о взыскании денежного долга, приведшая к увеличению времени начисления процентов.

Научная и практическая значимость. Изложенные в диссертации положения позволяют решить ряд теоретических проблем злоупотребления правом и могут являться теоретической основой для совершенствования практики применения норм, предусматривающих гражданско-правовой запрет злоупотребления правом. Научные выводы, сформулированные в настоящей работе, могут быть использованы при совершенствовании действующего российского гражданского законодательства и практики его применения, в процессе преподавания общего курса гражданского права, а также специального курса по теме «Осуществление и защита гражданских прав». Положения работы могут быть востребованы при подготовке лекционных курсов по дисциплинам цивилистического направления, а также при проведении дальнейших научных исследований по данной проблеме и близким к ней темам, а также в целях совершенствования правоприменительной практики.

Внедрение и апробация результатов. Диссертация подготовлена в отделе предпринимательского законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, где проходили её рецензирование и обсуждение. Основные результаты исследования нашли отражение в семи опубликованных работах автора, список которых указан в конце настоящего автореферата.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень её разработанности; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его теоретическая, нормативная, методологическая и эмпирическая основы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, представляются данные об апробации результатов исследования и о структуре диссертации.

Глава первая «Понятие и сущность злоупотребления субъективным гражданским правом».

Первый параграф «Теории злоупотребления правом» посвящен рассмотрению существующих в отечественной цивилистике теорий злоупотребления правом. Их исследование автор начинает с теории «пределов осуществления гражданских прав» (В. П. Грибанов), согласно которой злоупотребление правом — это «особый тип гражданского правонарушения, совершаемый управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения». Автор отмечает сильные стороны данной теории: злоупотребление правом может быть допущено только лицом, имеющим данное право; злоупотребление правом имеет место только при осуществлении права; злоупотребление правом — это использование права «во зло». Вместе с тем диссертант полагает обоснованной критику данной теории состоящую в том, что 1) с точки зрения введения в закон понятия пределов осуществления гражданских прав образуется два уровня дозволений, нарушение одного из которых не приводит к нарушению другого; в этом случае действие по осуществлению права будет одновременно правомерным и неправомерным; 2) данная теория не указывает на чёткие критерии разграничения пределов содержания права и пределов его осуществления.

Теория «целевых прав-обязанностей» (В. И. Емельянов) рассматривает злоупотребление правом как нарушение управомоченным лицом установленной законом или договором обязанности осуществлять субъективное гражданское право в интересах другого лица в непредвидимых условиях. При этом состав элементов правонарушения «злоупотребление гражданскими правами» в части конструкции объективной и субъективной сторон совпадает с составом уголовного преступления, которое называется «злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285 УК РФ). Обосновывая своё несогласие с таким подходом, автор обращает внимание на его противоречие ст. 1 ГК РФ (граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своём интересе). Злоупотребление правом не может состоять в неисполнении обязанности; в ином случае его невозможно отграничить от правонарушения. По мнению диссертанта, при выявлении сущности злоупотребления правом опираться на статьи УК РФ было бы допустимо только в том случае, если бы за любые действия, образующие злоупотребление правом в смысле ст. 10 ГК РФ, была предусмотрена уголовная ответственность. Из того, что определённые действия УК РФ называет злоупотреблением, ещё не означает, что те же действия являются злоупотреблением правом в понимании ст. 10 ГК РФ. Действия руководителя коммерческой организации в противоречии с интересами последней ГК РФ не называет злоупотреблением правом, такое наименование («злоупотребление») этим действиям даёт ст. 201 УК РФ. Деяние, предусмотренное данной нормой, влечёт уголовную ответственность руководителя, а вовсе не отказ в защите права, как это предусмотрено ст. 10 ГК РФ.

Теория «легальной видимости» (С. Г. Зайцева, А. И. Муранов, М. Н. Малеина). По мнению сторонников данной теории, злоупотребление правом имеет место в ситуации, когда не происходит видимого нарушения определённых предписаний нормативных правовых актов, однако происходит нарушение принципов права, страдает юридически признанная свобода других лиц; злоупотребление правом — это попытка представления при помощи любых способов и форм действий, неправомерных с точки зрения объективного права, в качестве правомерных. Указывая на уязвимые места данной теории, автор отмечает отсутствие объективных критериев «легальной видимости», а также зависимость квалификации злоупотребления правом от способностей правоприменителя усмотреть «видимость». Отсутствие видимого нарушения правовых норм означает, что действия, образующие злоупотребление правом, нарушают закон, однако имеются трудности с их квалификацией в качестве противоправных. Между тем затруднительность квалификации каких-либо правовых отношений не может служить основанием для выделения норм, регулирующих такие отношения, в отдельный правовой институт. Поскольку принципы права находят своё выражение в конкретных правовых нормах, то любое действие, противоречащее принципам права, является противоречащим нормам права, т. е. противоправным, что, с позиции данной теории, не позволяет отграничить злоупотребление правом от правонарушения.

В завершение параграфа автором анализируется группа теорий, объединённых под названием «теории интереса». Общим для них является признание в качестве обязательного признака злоупотребления правом – отсутствие интереса в осуществлении права. Разница между ними – в указании сопутствующего ему дополнительного признака: намерение причинить вред другому лицу (Ю. С. Гамбаров, И. А. Покровский, Л. Эннекцерус, Р. Саватье, Раденка Цветич, Ю. Б. Фогельсон); неблагоприятные последствия для другого лица (В. М. Пашин); нарушение интересов других лиц (Н. С. Малеин, А. Я. Курбатов, Л. А. Бирюкова, М. И. Брагинский, В. И. Крусс). По мнению диссертанта, сильная сторона данных теорий состоит в выявлении сущности злоупотребления правом через категорию интереса. Вместе с тем автор отмечает, что каждая из групп этой теории содержит определённые недостатки. Осуществление права при отсутствии в этом интереса не тождественно осуществлению права с целью причинения вреда лицу, обязанному перед управомоченным, поскольку такое осуществление права не находится в необходимой причинно-следственной связи с причинением вреда. Злоупотребление правом не может состоять в осуществлении права в противоречии с интересами других лиц, так как устранение конфликта интересов предполагает установление приоритета одного интереса по отношению к другому, что происходит за пределами ст. 10 ГК РФ.

Второй параграф «Определение понятия злоупотребления субъективным гражданским правом». Автор исходит из понимания права как признанной и защищённой государством свободы в осуществлении интереса. Сведения философских наук свидетельствуют о существовании неразрывной связи добра и зла в рамках свободы. Как следствие, такая же связь должна существовать и в праве; возможность права быть использованным для целей зла заложена в самой природе права. Поскольку из содержания ст. 10 ГК РФ следует, что злоупотребление возможно только при осуществлении права, то для ответа на вопрос, с какой целью (добра или зла) используется право в данном конкретном случае, необходимо исходить из цели осуществления права. Осуществление права – действие, как правило, волевое. В свою очередь воля функционирует не сама по себе. Двигателем, приводящим в действие волю, является интерес. Автор исходит из того, что интерес — это объективная категория, существующая в форме связи субъекта с окружающими условиями в виде общественных отношений, содержанием которых является потребность субъекта, его объективные нужды, выражающие необходимую связь, зависимость человека от природы и общества. Реализация законного интереса — цель осуществления субъективного права. Совершение управомоченным субъектом действий по осуществлению права в своём интересе отвечает интересам общества. Таким образом, если удовлетворение интереса – это цель субъективного права, и достижение этой цели создаёт положительный социальный эффект, то осуществление права в отсутствии интереса в этом влечёт отрицательные последствия для общества, против которых направлен запрет злоупотребления правом.

Отвечая на вопрос о том, в силу каких причин управомоченный субъект может осуществлять своё право при отсутствии в этом своего интереса, автор указывает на две причины. Первая – влияние естественных человеческих страстей, когда управомоченный субъект понимает сущность своего интереса, однако его волевых качеств не хватает для следования ему. Вторая – неправильное понимание или незнание управомоченным истинной сущности своих интересов. Если субъект осуществляет право при отсутствии или в противоречии с имеющимся у него интересом, то государство в публичных (общественных) интересах вправе ставить пределы такому правоосуществлению с помощью запрета злоупотребления правом.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»