WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Во втором разделе «Социальная направленность публицистики С.И. Габиева» освещены объекты его острейшей критики: система военно-народного управления — тормоза экономической и политической жизни; до абсурда запутанная судебная система, согласно которой правосудие осуществлялось якобы по горским адатам, а на самом деле это был произвол со стороны администрации; раятство — своеобразная форма крепостничества и, наконец, система образования, не отвечавшая требованиям времени. Военно-народная система управления краем, установленная Россией после ликвидации ханств, говоря словами С.И. Габиева, была полицейской системой, для которой безгласный народ нужен лишь для декорации, лишь для того, чтобы властители Дагестана могли получать как бы санкцию самого забитого народа, а в реальности была настоящим бедствием для дагестанцев8. И несмотря на то, что по сравнению ханско-бекским управлением оно все же было шагом вперед, ни законных порядков, ни горского адатного суда, ни чисто военно-административного управления в Дагестане не было. Это управление, введенное как временная администрация, как и все временное, оказалось наиболее долговечным и с некоторыми изменениями и усовершенствованиями сохранилось в Дагестане вплоть до свержения царизма9. Эта система управления окончательно подрывала всякое доверие горцев Дагестана к власти.

Анализ работ С.И. Габиева позволил выявить, что первым среди социальных требований он называл ликвидацию раятства. Устранение ханско-бекской системы управления было осуществлено еще в 60-х годах. Почти одновременно с этим на основании «Положения о сельском управлении в Дагестане», утвержденного главнокомандующим Кавказской армией 26 апреля 1868 г., была проведена реформа сельского управления. Ее основная цель заключалась в организации единой системы сельского управления для всей области. Однако, поскольку это преобразование было реализовано без глубокого изучения социального общества села в области, оно осталось системой, «помогающей держать крестьянские массы в повиновении». Несмотря на то, что в результате введения этого положения сельское управление Дагестана впервые получило единое устройство и стало регулироваться едиными нормами законодательства, нововведение носило половинчатый характер, во-первых, потому что оно не затрагивало вопроса земли, во-вторых, обходило положение раятов. Даже после окончательной ликвидации крепостного права российское правительство не уничтожило зависимых отношений крестьян от беков и признало, что крестьяне обязаны по-прежнему отбывать феодальные повинности. Таким образом, раятство, которое было позорным социальным ярлыком, продолжало существовать. Именно поэтому оно стало объектом критики С.И. Габиева, который из номера в номер поднимал решительный протест против бекского произвола над раятами и сельской беднотой. Положение раятов было не только позорным пятном, оно было преградой на пути к прогрессу. Раятская зависимость крестьян от беков пагубно отражалась на экономическом состоянии и культурном развитии населения Дагестана. Габиевские газеты требовали решительного уничтожения раятских повинностей. Кроме того, они поднимали вопрос об улучшении положения малоземельных крестьян. Одним из таких путей публицист считал переселение желающих из горных теснин на свободные плоскостные земли.

Беки облагали раятов непосильными налогами, отбирали земли как у отдельных раятов, так и раятских сельских общин. Признавала это и Кавказская археографическая комиссия, которая отмечала, что всякого рода насилия, взятки и поборы, а в случае сопротивления открытый грабеж, нередко сопровождавшийся убийством, составляли ежедневные заботы дагестанских беков. С.И. Габиев в своей газете «Заря Дагестана» требовал уничтожения созданного искусственно крепостничества, возврата населению земель, отнятых у него беками при попустительстве и благосклонности царской администрации.

Чиновники солидаризировались не только с беками. Они постоянно подыгрывали реакционному духовенству, которое всячески стремилось загнать народ в темноту, невежество, препятствовало проникновению в массы прогрессивных идей.

Острая критика существующих порядков сделала местную Кавказскую администрацию самым яростным противником габиевских газет. Чиновники не могли долго терпеть газеты, которые подрывали общественный строй царизма. Они делали все возможное, чтобы помешать нормальной деятельности редакции. При малейшей возможности облагали ее непосильным штрафом или перед самым выходом запрещали показавшиеся им крамольными отдельные статьи или подвергали редактора гонениям. Несколько раз газеты и вовсе прикрывались. Однако остановить или сломить Габиева было невозможно. Он был несгибаем. С удивительной энергией и фантазией боролся он с государственной машиной за свои газеты. Потеряв всякое терпение, власти решили привлечь его к суду. Суд дважды осуждает его, один раз на 8 месяцев, второй — после разбора кассационной жалобы — на 4.

Диссертационная работа раскрывает, что, несмотря на то, что С.И. Габиев был непримиримым противником существовавшей в то время системы управления, несмотря на участие в забастовках и классовых битвах, он пришел к выводу, что наиболее приоритетным путем, способным решить социальные противоречия, являются просвещение и эволюционные преобразования.

В третьем разделе «Просвещение и культура горских народов в публицистике С.И. Габиева» показана еще одна сторона публицистической деятельности Габиева. Будучи убежденным сторонником приобщения народов Дагестана к мировой культуре, он считал, что только вместе с передовой Россией можно достичь этого. Основой всякого прогресса С.И. Габиев считал культуру. Чтобы выйти из мрака невежества, по его утверждению, необходимо впитывать в себя все положительное из общечеловеческой культуры, а для этого надо учиться.

Из всего круга знаний, определивших его мировоззрение, наиболее последовательно он отстаивал необходимость высокой степени образованности и развития культуры. Знание может дать только школа, поэтому он боролся за открытие школ.

В исследовании показано, почему относительно состояния образования в дореволюционном Дагестане в литературе встречаются противоречивые и даже взаимоисключающие мнения. Одни источники представляют Страну гор как край почти поголовной безграмотности. Так по данным переписи России 1897 г., грамотное население Дагестана составляло всего 9,2 %. По мнению же одного из основоположников научного изучения дагестанских языков члена-корреспондента Санкт-Петербургской Академии наук П.К. Услара, если о народном образовании судить по соразмерности числа школ с массой народонаселения, то дагестанские горцы опережали даже многие просвещенные европейские нации. В действительности состояние образования в Дагестане было таково: ученый-лингвист П.К. Услар вел речь о грамотности дагестанцев на своем родном языке, что же касается грамотности на языках межнационального общения, каковыми были арабский или тюркский, или на государственном русском языке (а только эти языки давали доступ в мировую культуру), то она была на крайне низком уровне. Поэтому, говоря о том, что «во все трущобы лезгинских (т. е. дагестанских) гор нужно внести благородный свет науки, знаний», Габиев указывал на самое слабое и узкое место населения Страны гор.

Его утверждение, что в стране, где много школ – мало тюрем10, показывает, каким мощным рычагом социального прогресса в его понимании является школа. Именно поэтому он добивался развития школьного дела, и радовался открытию каждой школы11.

В диссертационной работе обращено внимание на обожествление С.И. Габиевым человеческой природы, идеи прогресса. «Перо человека науки также достойно награды Бога, как и оружие бойца идеи на поле брани» – это выражение, приписываемое им «столпам ислама»12, составляет неотъемлемую часть его собственного кредо. Просветитель верил в то, что культура приведет человечество только к лучшему и что тогда человек почти идеально уподобится божеству, считал, что единственным путем, пройдя по которому ищущее человечество придет к благополучию, лежит в просвещении ума и просветлении души. Ум, говорил Габиев, достигается наукой, просветление – глубоко нравственным воспитанием, а и то, и другое дается школой13.

Выявлено, что его желанием было «будить народ», формировать его сознание путем школы, литературы в доступных формах и непременно на родном языке и что школа, прежде всего, должна быть светской. Отрицательно относился Габиев к невежественному и фанатичному мусульманскому духовенству и мечтал вырвать дело просвещения из грубых рук фанатиков, столкнуть общими усилиями бич мусульман — грозных фанатиков14. Мулл, восставших против священных прав человека, он приравнивает к преступникам.

В исследовании показано, что причиной столь яростных нападки на мусульманское духовенство со стороны человека, называвшего себя человеком верующим, являлся консерватизм мусульманского религиозного образования, отсталость их методов обучения, требующих коренной реформы. У Габиева, выросшего в России, побудительной силой, источником вдохновения служили те идеалы, которые назрели в нем благодаря пребыванию в русской среде. Поэтому он постоянно подчеркивает прогрессивность светского образования, получаемого в русской светской школе.

В исследовании прослежено, что, несмотря на неустанную пропаганду идеи дружбы с русским народом, на убежденность в том, что судьба Дагестана неразрывно связана с Россией, так что счастье первого заключено в счастье второй, что дагестанцам остается только пойти с ней по-братски, рука об руку, С.И. Габиев был категорически против политики русификации малых народов. Этому очень важному вопросу он посвятил немало исследований, в частности статью «Школьное дело в Дагестане и русификация». «Школа – великая сила; школа – могучий светильник; школа – спасительный маяк», – говорит он. Но школа тогда только будет удовлетворять своему великому назначению быть рассадником культуры, когда она устроена на разумных началах; когда в основу ее легли истинно педагогические задачи воспитания и просвещения народа, когда в нее контрабандным путем не вносится яд разложения — политика; когда руководители ее под маркой просвещения не задаются стремлениями поглотить народ15.

В работе дан анализ ряда статей, которые дают возможность установить, что С.И. Габиев имел четкую программу развития просвещения в горном крае. Русская государственность должна вносить через школу в горы Дагестана истинную культуру — только такой подход устраивал его. Он был против политизации населения гор через школу, против устремлений христианизировать его, против внесения в среду ее воспитанников национализма. Он называл себя ярым гражданином России, воспитанным в лоне русской культуры, на идеях корифеев русской мысли. Но попытки «русификации» горцев возбуждали в нем ненависть. Совершенно ясно, что он согласен принять российскую культуру, идти в одном русле с русским народом по пути прогресса, но ни в коем случае не согласен, чтобы маленький его народ растворился в огромной массе великой нации. Он считал, что обрусительная политика ведет родной край к гибели. Он разоблачал попытки царской администрации ассимилировать местное население под маской его просвещения, таких чиновников он называл «генералами от педагогики». Он предупреждал, что эти попытки приведут к обратному результату.

Проведенное исследование позволило выявить, что Габиев последовательно выступал против программ, которые обходят родные языки в школах для горцев Кавказа. Он указывал, что всякая школа должна начинать обучение грамоте именно на материнском языке. Вместе с тем, даже гневно выступая против политики «русификации», С.И. Габиев мог перейти на спокойный, примирительный, коммуникабельный тон и разъяснять, что если бы в школах занимались не муштрой заучивания детьми горцев совершенно непонятных им фраз и статей чуждого языка, а начинали бы дело учения, согласно основам педагогики, от легкого, понятного — к трудному, а именно с родного языка через переводы прийти к изучению государственного русского языка, то успех обучения детей грамоте был бы обеспечен.

В четвертом разделе этой же главы, озаглавленной «Критика концепции евроцентризма в трудах С.И. Габиева» рассматривается книга «Арабы. Ислам. Арабо-мусульманская культура», которая была выпущена в 1915 году малым тиражом. Цель создания книги заключалась в том, чтобы противопоставить евроцентристской концепции, господствовавшей в Европе того времени, толерантность, межконфессиональное взаимопонимание, дружбу между народами16. В его понимании расовые и религиозные побуждения мешают народам познать друг друга и признать одному в другом брата. Анализируя противостояние Востока и Запада, против которого выступали такие выдающиеся люди, как писатель Л.Н. Толстой и философ В.С. Соловьев, автор доказывал преемственность культурных традиций. К достоинствам работы «Арабы. Ислам. Арабо-мусульманская культура» нужно отнести стремление автора максимально точно следовать научным исследованиям, не стремиться оригинальничать. В предисловии же автор проводит резкую границу между научными исследованиями и «многими другими писаниями», носящими не только не научный, но просто непорядочный, пасквильно-грубый характер, достойный писаний только тупых невежд, т.е. грань между добросовестной научной и массовой литературой17.

В работе выявлено, что С.И. Габиев поставил перед собой цель раскрыть несостоятельность массового и околонаучного «востоковедения», развеять пропагандируемые им мифы об извечной отсталости народов Востока, их культуре, религии. У всех религий, говорил он, «одна равнодействующая прямая, которая ведет к Одному и Тому же Высшему Творцу»18. Он доказывал, что мир Ислама внес в сокровищницу мировой культуры человечества значительную долю своих производительных работ и что Ислам явился как бы огромным рычагом, подвинувшим цивилизацию народов намного вперед. «Всемирно-историческое значение мусульман, как преемников эллинов, в роли культурных вождей Запада неоспоримо», – провозглашал он. Одновременно он объяснял, что развитие Ислама еще не кончилось, что мусульманское население способно добиться прогресса. Особенно четко подчеркивал он роль России, страны, в которой проживало два десятка миллионов мусульман, в вопросе сближения Востока и Запада.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»