WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Советская историография общественно-политической мысли русского средневековья прежде всего стремилась к раскрытию ее классовой природы. С конца же 1980-х теория «Москва — третий Рим» начинает рассматриваться уже в социально-политическом ключе и культурологическом контексте. Задача исследователей отныне состоит в том, чтобы выявить особенности идеи как элемента общественного сознания и феномена духовной культуры.

Идея «Москва — третий Рим» продолжает привлекать внимание исследователей и по сей день. Доказательством тому служат публикации последнего десятилетия, в том в том числе обширной монографии Н.В. Синицыной, специально посвященной исследованию проблемы «третьего Рима». Несомненная заслуга исследовательницы видится нам в привлечении и систематизации практически всех известных источников, в которых звучит идея «Третьего Рима», хотя в основном относительно раннего периода существования. Н.В. Синицына наиболее подробно проследила генезис идеи «Москва — третий Рим», выявила дальнейшую трансформацию теории, установила этапы в ее истории. Н.В. Синицына постаралась раскрыть не только отражение данной идеи в трудах отечественных и зарубежных исследователей, но и определить ее значение в культурной жизни страны.

Р.Г. Скрынников, используя понятие «третий Рим», подразумевает под ним все Московское царство, опиравшееся на римское родство и византийскую преемственность, но не разбирает сути самой идеи.

Такие стороны жизни общества, как просвещение, строительство, живопись, тоже были тесным образом связаны с судьбой идеи «Москва — третий Рим», «Москва — второй Константинополь» (на это обратили внимание М.П. Кудрявцев, Ю.А. Неволин, А.Л. Баталов).

Отдельные аспекты нашей темы попутно освещены в трудах Б.А. Успенского, А.В. Каравашкина, В.И. Ульяновского, А.И. Филюшкина, А. Н. Сахарова.

Тем не менее многие историки, как нам кажется, излишне увлекаются «разделением» общественной мысли на множество отдельно существующих идей — о римском происхождении царской власти, о месте Руси среди других мировых держав, византийском наследстве, «Москва — третий Рим». Позиционируя любую из этих идей, авторы определяют их границы весьма расплывчато, и становится весьма затруднительным определить рубежи одной мысли и пределы другой. Представляется, что нет необходимости и в четком определении характера теории «третьего Рима»: XV — XVII вв. отличаются взаимопроникновением и взаимовлиянием государственных и церковных идей. Точнее будет обозначить теорию «Москва — третий Рим» как религиозно-государственную, имеющую значение и для определения особой роли православной церкви среди иных православных концессий, и для обоснования равноправного положения Московской державы и ее правителя сравнительно с другими европейскими государствами.

В заключении формулируются основные выводы диссертационного исследования.

На протяжении 1910-х —1990-х гг. в отечественной историографии отражения идеи «третьего Рима» в русской книжности конца XV — начала XVII вв. выделяются два этапа, отличающиеся по степени интенсивности изучения теории «Москва — третий Рим», уровню и объему использования источникового материала.

На первом этапе (1910-е — начало 1970-х гг.) тема «третьего Рима» не становилась предметом специального анализа, она рассматривалась попутно, при исследовании разнообразных аспектов общественного сознания. В то время идея «Москва — третий Рим» раскрывалась лишь в контексте эволюции русской общественно-политического мысли. М.А. Дьяконов, Н.Ф. Каптерев, М.В.Довнар-Запольский, Е.Ф. Шмурло не останавливались на месте этой идеи в общественно-политической идеологии Московского государства конца XV — начала XVII вв., проблемы генезиса и бытования «третьеромистской» теории оставались вне сферы интересов исследователей. Историки, хотя и обращались к рассмотрению отражения идеи «Москва — третий Рим» в истории общественно-политической мысли, делали это в работах с более широкой проблематикой.

Временем создания теории «Москва — третий Рим» ученые 1910-х — начала 1970-х гг. считали приблизительно конец XV — первые годы XVI вв. Основанием для этой датировки послужили рассуждения о византийском наследстве, о зарождении на Руси «веры» в Москву как заступницу от неверных и защитницу благочестия.

Тем не менее И.А. Кириллов одним из первых (в 1914 г.) попытался очертить круг произведений, отразивших идею «третьеромизма», а также определить этапы формирования данной теории, характер построения Филофея.

Интерес к общественно-политической мысли средневековой России проявился в 1940-е годы в связи с изучением социального мировоззрения. Так, Н.С. Чаев предпринял попытку выявить в общих чертах этапы, характер, круг памятников, в которых могла найти отражение теория «третьего Рима».

К сожалению, выводы И.А. Кириллова и Н.С. Чаева об отражении теории Филофея в русской общественно-политической мысли до недавнего времени оставались почти не привлекали внимания исследователей.

Отголоски теории «Москва — третий Рим» в памятниках русской письменности были указаны в 1950-х гг. О.А.Державиной, М.Н.Тихомировым, Л.Н.Пушкаревым, М.А.Салминой, хотя их изыскания заметно не сказались на датировке идеи, определении ее генеалогии, характера и периодизации развития.

Представителей эмигрантской историографии (Е.Ф. Шмурло, Н.Зернова, Н. И. Ульянова) проблематика «третьего Рима» интересовала постольку, поскольку могла подтвердить тезис о включении Древней Руси во всемирно- исторический процесс.

С 1950-х гг. в отечественном гуманитарном знании значительное внимание стало отводиться текстологии. Хотя и с опозданием, текстологический аспект стал ощущаться и в изучении идеологии Российского единого государства конца XV — начала XVII вв.

На втором этапе изучения концепции «третьего Рима» (середина 1970-х — 1990-е гг.) трактовка проблем духовной культуры с опорой на текст источника подняла раскрытие роли теории «Москва — третий Рим» в русской общественно-политической мысли конца XV — начала XVII вв. на качественно новую ступень.

В этом ключе осуществлялись исследования А.Л. Гольдберга и Р.П. Дмитриевой.

Р.П. Дмитриева, в частности, пришла к выводу, что появившееся в результате переработки «Послания» Спиридона-Саввы «Сказание о князьях владимирских» стало официальным произведением, отражавшего внешне- и внутриполитические идеи молодого Российского государства. Значительное место в отечественной историографии идеи «Москва — третий Рим» принадлежит А.Л. Гольдбергу. Им обозначены периоды формирования идеи. Ее появление исследователь усматривает в «Послании на звездочетцев» старца Филофея (1523 — 1524 гг.); вслед за «уложенной» грамотой об учреждении патриаршества (1589 г.) теория отразилась в таких литературных памятниках XVI — XVII вв., как «Послание о крестном знамении», «Сказание о князьях владимирских», «Казанская история», Годуновские псалтыри, «Повесть о зачале Москвы». Со второй половины XVII в. идея «Москва — третий Рим» постепенно угасает и к концу следующего столетия совсем исчезает из общественного сознания.

Полемика Р.П. Дмитриевой, А.А. Зимина, А.Л. Гольдберга по вопросу об источниках «Сказания о князьях владимирских» существенно повлияла на формирование представлений об этапах становления и развития этой идеи, ее истоках и отражении в памятниках русской письменности.

Если советская историография общественно-политической мысли русского средневековья прежде всего стремилась к раскрытию ее классовой природы, то с конца 1980-х теория «Москва — третий Рим» начинает рассматриваться в социально-политическом ключе и культурологическом контексте. Задача исследователей отныне состоит в том, чтобы выявить особенности идеи как элемента общественного сознания и феномена духовной культуры.

Идея «Москва — третий Рим» продолжает привлекать внимание ученых и по сей день. Об этом свидетельствует, в частности, обширная монография Н.В. Синицыной, специально посвященная исследованию проблемы «третьего Рима». Н.В. Синицына, – пожалуй, единственная, кто обратил серьезное внимание на отражение идеи «третьего Рима» в отечественной историографии. Исследовательница постаралась систематизировать практически все известные источники, в которых так или иначе звучит идея «Третьего Рима», хотя в основном относительно раннего периода существования. Н.В. Синицына наиболее подробно проследила генезис идеи «Москва — третий Рим», выявила дальнейшую трансформацию теории, установила этапы в ее истории. Н.В. Синицына попыталась раскрыть не только отражение данной идеи в трудах отечественных и зарубежных исследователей, но и определить ее значение в культурной жизни Московского государства.

Отдельные аспекты нашей темы попутно освещены в трудах Р.Г. Скрынникова, Б.А. Успенского, А.В. Каравашкина, В.И. Ульяновского, А.И. Филюшкина.

У исследователей 10-х — 90-х гг. XX в. мы не обнаруживаем единодушия относительно характера идеи «Москва — третий Рим». Часть из них (Н.Ф. Каптерев, М.В.Довнар-Запольский, Е.Ф. Шмурло) придерживалась точки зрения относительно религиозной направленности данной идеи, другие (И.А. Кириллов, В.Е. Вальденберг, Н.С. Чаев, О.В. Трахтенберг, В.С. Покровский, А.Н. Сахаров) придают ей политическое звучание.

Представляется вполне обоснованным заключение о концепции «третьего Рима» как об идее, в которой тесным образом переплетены государственное и церковное начала. Ведь еще в конце XV в. возникли теории, которые определили содержание идеологии московского самодержавия, элементом которой и послужила идея «Москва — третий Рим». К тому же основой учения Филофея служит провиденциализм.

В отечественной историографии до настоящего времени недостаточно полно разработаны и нуждаются в дальнейшем исследовании такие вопросы, как использование доктрины «Москва — третий Рим» в общественно-политической идеологии и дипломатической практике второй половины XVI — XVII вв.; международный резонанс теории, в частности, ее восприятие соседними славянскими народами; отражение идеи «третьего Рима» в генеалогических сочинениях, обрядах, титулатуре; влияние теории «Москва — третий Рим» на формирование исторических взглядов русских книжников.

По теме диссертационного исследования опубликованы

следующие работы:

Публикации в ведущих научных рецензируемых журналах, рекомендуемых ВАК:

  1. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в трактовке И. А. Кириллова // Вестник Челябинского государственного университета. – 2007. – № 18. – Вып. 21. – С. 144–148 (0,4 п.л.).

Публикации в сборниках научных трудов:

  1. Бауэр Е.А. Борьба за титул Московского государства в конце XV –середине XVI в. // У истоков творчества: Мат.-лы II конкурса научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ студентов вузов и ссузов. 26 апреля 1998 г. – Нижневартовск, 1998. – С. 32 – 33 (0,1 п.л.)
  2. Бауэр Е.А. Отзвуки теории “Москва – третий Рим” в переписке Ивана Грозного с А.М.Курбским // Философия и педагогика (Вторые Соколовские чтения): Мат.-лы регион. научно-практ. конф. (Нижневартовск, 17 – 19 мая 1999 года). – Нижневартовск, 1999. – С. 99–101(0,2 п.л.)
  3. Бауэр Е.А. Отражение теории “Москва – третий Рим” в сочинениях Авраамия Палицына и Ивана Тимофеева // Россия: история и современность: Тез. II Межвузовской конференции студентов-историков. – Сургут, 2000. – С. 23–24 (0,1 п.л.)
  4. Бауэр Е.А. Отголоски теории «Москва – третий Рим» в «Казанской истории» // Россия XXI века: мировоззренческие аспекты: Материалы региональной научно-теоретической конференции докторантов, аспирантов и соискателей. (Нижневартовск, 27 января – 4 февраля 2000 года.). – Нижневартовск, 2000. – С.62–63 (0,1 п.л.)
  5. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в русской книжности конца XVI в. (к историографии проблемы) // Диалог культур и цивилизаций. Тез. участников II научной конференции молодых историков Сибири и Урала. 27—29 ноября 2000 г. – Тобольск, 2000. – С.95–96 (0,1 п.л.)
  6. Бауэр Е.А. Идеи «третьеромизма» в Повести о зачале Москвы (к историографии проблемы) // Вспомогательные исторические дисциплины: специальные функции и гуманитарные перспективы: XIII научная конференция. – М., 2000. – С.115–116 (0,1 п.л.)
  7. Бауэр Е.А. К спорам по поводу теории «Москва – третий Рим» (на материале публицистики XVI века) // Вопросы философии, культурологии и истории. Сб. науч.тр. – Нижневартовск, 2000. – С. 119–125 (0,5 п.л.)
  8. Бауэр Е.А. Отголоски теории «Москва – третий Рим» в русской публицистике кануна и времени Смуты // XL Международная научная студенческая конференция «Студент и научно-технический прогресс». –Новосибирск, 2002. – С.80–83 (0,2 п.л.)
  9. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в публицистике смутного времени // Научные труды аспирантов и соискателей Нижневартовского государственного педагогического института. – Нижневартовск, 2003. – Вып. 1. – С.48–51 (0,2 п.л.)
  10. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в дипломатической практике конца XVI — начала XVII вв.// Наука и образование: проблемы и перспективы: Тез. школы-семинара аспирантов и соискателей Нижневартовского государственного педагогического института (Нижневартовск, 21 – 23 октября 2002 г.). – Нижневартовск, 2003. – С. 20–22 (0,2 п.л.)
  11. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в интерпретации Н.В. Синицыной // Современные проблемы развития образования и науки. Тез. школы-семинара докторантов, аспирантов и соискателей. Нижневартовск, 21—23 октября 2004 года. – Нижневартовск, 2005. – С.8–9 (0,1 п.л.)
  12. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в интерпретации А. А. Зимина // Научные труды аспирантов и соискателей Нижневартовского государственного гуманитарного университета. – Нижневартовск, 2006. – Вып. 3. – С.12–20 (0,6 п.л.)
  13. Бауэр Е.А. Н.М. Золотухина о теории «Москва – третий Рим» // Югра в XXI веке: Экономика, право, образование: Тез. межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов (Нижневартовск, 17 мая 2006 г.). – Нижневартовск, 2006. – С. 86–88 (0,2 п.л.)
  14. Бауэр Е.А. Теория «Москва – третий Рим» в исследованиях А.Л. Гольдберга // Малоизученные и дискуссионные проблемы отечественной истории: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Я.Г. Солодкин. – Нижневартовск, 2007. – Вып.2. – С.205—213(0,6 п.л.)

1 См.: Каравашкин А.В. Мифы московской Руси: жизнь и борьба идей в XVI веке // Россия XXI. 1998. № 11—12; Он же. Московская Русь и «Ромейское царство» // Там же. 1999. № 3; Хмырова С.Р. Историческое сознание русского населения Сибири во второй четверти XVIII — конце XIX вв.: Дисс. …канд. ист. наук. Барнаул, 2006, и др.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»