WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Бауэр Елена Александровна

Идея «Москва третий Рим»

в русской общественной мысли конца XV начала XVII вв.:

отечественная историография XX столетия

Специальность 07.00.09 – историография,

источниковедение и методы исторического исследования

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Челябинск – 2008

Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель

доктор исторических наук,

профессор

Солодкин Янкель Гутманович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

профессор

Мосин Алексей Геннадьевич

(ГОУ ВПО «Уральский

государственный университет»)

кандидат исторических наук,

доцент

Барзул Елена Николаевна (ГОУ ВПО «Югорский

государственный университет»)

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Сургутский

государственный университет»

Защита состоится «12» декабря 2008 г., в ____ часов, на заседании диссертационного совета ДМ 212.298.13 при Южно-Уральском государственном университете (454080, г. Челябинск, пр. им. В. И. Ленина, 76, ауд.244).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета.

Автореферат разослан «___» ___________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.И. Мирошниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. До конца XIX в. отечественная историография проявляла незначительный интерес к идеологии Московского царства. Основное внимание обращалось на изучение политического развития средневековой России, общественно-политическая мысль, в частности, идея «Москва—третий Рим», оставалась почти вне поля зрения ученых.

В последние десятилетия в нашей стране проявляется повышенный интерес к развитию общественного сознания1. Общественно-политическая мысль становится одной из ведущих тем в изучении истории русского средневековья. Вместе с тем историографические работы по проблематике общественной мысли являются чрезвычайно редкими, единичными2.

Исследование отечественной историографии отражения идеи «Москва—третий Рим» в русской публицистике конца XV — начала XVII вв. имеет важное значение для изучения общественно-политической мысли русского средневековья, давая возможность осмыслить ход и результаты изучения генезиса и эволюции идеи «третьего Рима», ее места в общественном сознании и политической практике Московского государства указанного времени.

Эта идея, однако, определяется исследователями и иначе: теория, концепция, реже – построение, формула, учение, концепт, доктрина. Наиболее приемлемым из этих понятий следует считать «идею» как «форму постижения в мысли». Говорить об идее «Москва — третий Рим», в основе которой лежит провиденциализм, как о теории, концепции или доктрине представляется не вполне оправданным.

Выражения «Москва — третий Рим», «третий Рим», «третьеромизм» также применяются нами в качестве понятий, обладающих одинаковым смыслом.

На стадии зарождения (конец ХV в.) теория «Москва—третий Рим» имела религиозное содержание. Митрополит Зосима в «Изложении пасхалии», говоря о конце света и призывая соотечественников сделаться истинными христианами, называл Москву «новым Иерусалимом». Спустя несколько лет, по наблюдению И.А.Тихонюка, троицкий игумен Симон Чиж уподобил ее уже Риму.

Позднее псковский старец Филофей смягчил эсхатологические предзнаменования Зосимы и подчеркнул преемственность российского самодержавия от Византии, отведя Русскому государству значительное место среди других стран. Величие и славу России Филофей образно сравнивает с могуществом Рима и особенно Византийской империи. Наиболее подробно у Филофея разработан вопрос о роли для всей Русской земли единой царской власти. Эта тема находится в центре его размышлений. Филофей подчеркивает законность царской власти. В Послании к великому князю Василию Ивановичу он вспоминает родословие главы Московской державы, возводя династическое начало к Византии, указывая русскому государю, что править ему следует по заповедям, начало которым было положено великими предками, в числе которых называются «великий князь Константин... блаженный же святой Владимир и великий и богоизбранный Ярослав и прочие...»3.

Впоследствии отголоски «третьеромистской» теории слышались в «Сказании о князьях владимирских», переписке Ивана Грозного с Андреем Курбским, в документах, появившихся в связи с учреждением в России патриаршества. Отзвуки теории «Москва — третий Рим» различимы в таких публицистических сочинениях конца XVI — начала XVII вв., как «Повесть о житии царя Федора Ивановича» патриарха Иова, «Плач о пленении и о конечном разорении Московского государства» неизвестного автора, «Временник» Ивана Тимофеева, «История» Авраамия Палицына.

Наиболее интенсивно интересующая нас теория воздействовала на русскую книжность до начала XVII в. включительно. Уже со второй четверти того же столетия роль этой теории значительно падает, хотя ее отражение в общественном сознании нашей страны прослеживается до конца «бунташного века»4

.

Объектом настоящего исследования стала отечественная историография общественно-политической мысли Московской Руси конца XV — начала XVII столетий.

Предметом исследования послужило изучение теории «Москва — третий Рим» в русской книжности той поры отечественными учеными прошлого века.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1910-х гг. до исхода XX в. Степень интенсивности изучения данной проблематики, уровень использования источникового материала, выделение историками стадий становления и развития теории дали возможность в рамках этого периода выделить два этапа.

1910-е — начало 1970-х гг. отмечены отсутствием специальных исследований по истории идеи «третьего Рима». (Исключениями служат работы И.А. Кириллова и Н.С. Чаева). Тогда ученые обращались к данной теме крайне редко, преимущественно в исследованиях с более широкой проблематикой, рассматривали теорию «Москва — третий Рим» с точки зрения историко-политической значимости, ограничивались определением времени создания идеи (чаще всего относя его к началу XVI в.). В 1910-х гг. — начале 1970-х гг. появляются и исследования, попутно затрагивающие вопросы отражения теории «Москва — третий Рим» в памятниках отечественной публицистики конца XV — начала XVII столетий (О.А. Державина, Л.Н. Пушкарев, М.А. Салмина) 5.

С последней четверти прошлого века изучение идеи «третьего Рима» в отечественной историографии переходит в текстологическую плоскость; на основе детального источниковедческого анализа очерчиваются периоды в осмыслении «доктрины» «третьего Рима» (А.Л. Гольдберг6, А.А. Зимин7, Р.П. Питолина (Дмитриева)8, Н.В. Синицына9), отголоски этой идеи выявляются в градостроительстве, архитектуре, изобразительном искусстве (М.П. Кудрявцев, А.Л. Баталов, Ю. А. Неволин10); появляются работы, в которых, между прочим, исследуется бытование так называемой «доктрины Филофея» на рубеже XVI — XVII столетий.

Юбилейные даты (400-летие учреждения патриаршества в России и 450-летие преобразования института великокняжеской власти в институт царства) подтолкнули историков к раскрытию проблем общественно-политического сознания, в том числе косвенно — и идеи «Москва—третий Рим». Появляются и работы, в которых, между прочим, исследуется бытование так называемой «доктрины Филофея» в конце XVI — начале XVII столетий.

Степень научной изученности темы. Историографическую литературу по проблеме «третьеромизма» составляют статьи и небольшие разделы в обобщающих и специальных исследованиях по истории русской общественно-политической мысли, причем экскурсы в историю изучения темы, как правило, приводятся попутно.

По мнению Н.А. Казаковой, одним из вопросов социальной мысли конца XV— первой трети XVI в. послужил вопрос об исторической роли Москвы и власти русских государей, и олицетворением идеологии самодержавия того времени наряду с иосифлянским учением о теократическом абсолютизме явилась теория «Москва — третий Рим».

Н. А. Казаковой выполнен обзор мнений историков 1880-х — 1970-х гг., изучавших состояние общественно-политической мысли России рубежа XV — XVI столетий. В трудах советских ученых исследовательницей выделены суждения Д.С. Лихачева, Н.С. Чаева, А.Л. Гольдберга, Р.П. Дмитриевой, А.Л. Хорошкевич, Я. С. Лурье, касающиеся в том числе вопросов «третьего Рима».

Как справедливо заметила Н.А. Казакова, разработанная в середине прошлого века методика текстологического исследования публицистических памятников дала толчок к масшабному исследованию идейной жизни средневековой Руси. Н. А. Казакова признала назревшей задачу написания обобщающего труда по истории русской общественно-политической мысли рубежа XV —XVI вв.11 Эта задача остается актуальной и по сей день, приблизить ее решение удалось лишь Н.В. Синицыной.

Одна из ее монографий прямо посвящена проблеме «третьеромизма»12. Н.В. Синицыной рассмотрены различные аспекты изучения данной теории — историософские, литературные, историографические. Автор различает широкодоступный публицистический и специализированный научный типы «третьеромистской» концепции. Первый из них позволяет весьма вольно (в произведениях поэтов, публицистов, религиозных мыслителей, например, Ф.И. Тютчева, И.Шоу, О.Э. Мандельштама, М.А. Булгакова и др.) использовать образ «третьего Рима». Второй тип концепции — научный — заключается в раскрытии содержания текстов, изучении вопроса о влияния теории Филофея на общественное сознание Московского государства, причем подразумевается, что теория «третьего Рима» должна быть проанализирована прежде всего в текстологическом ключе (как убедительно продемонстрировал А.Л. Гольдберг).

Исследовательница выделила периоды в изучении темы «третьего Рима», особое внимание уделив 40-м — 80-м гг. XX в. В это время выходит в свет статья Н.С. Чаева со слишком широким, как считает исследовательница, толкованием идеи «третьего Рима». Н.В. Синицына предлагает разделять, а не связывать воедино (как это сделано Н.С. Чаевым) сочинения Филофея, сочинения о генеалогии московских великих князей, тексты об учреждении патриаршества. Весьма высоко исследовательница оценивает исследования А.Л. Гольдберга в связи с расширением этим ученым источниковедческой базы, в частности, привлечением значительно большего круга памятников, содержащих формулу «третьего Рима». По наблюдению Н.В. Синицыной, до «появления серии статей А.Л.Гольдберга» в нашей стране вообще не существовало специальных исследований, посвященных изучению концепции «третьего Рима», историки обращались к ней лишь попутно (за исключением Н.С. Чаева).

В то же время историографический обзор Н.В. Синицыной, предваряющий изучение вопроса «третьеромизма» и учитывающий и философские работы 1880-х гг., и суждения зарубежных историков, часто приобретает историко-культурологический характер и выглядит довольно бледно. При этом труды Н.В. Синицыной наиболее полно раскрывают отражение отечественной историографией теории «Москва—третий Рим» в русской книжности конца XV — начала XVII вв.

К осмыслению истоков возникновения идеи «Москва—третий Рим», последующего генезиса и отголосков этой теории в памятниках русской письменности историки обращались лишь попутно в трудах, посвященных другим аспектам общественно-политической мысли средневековой Руси. На сегодняшний день нет ни одной специальной историографической работы, посвященной исследованию судьбы теории «Москва — третий Рим» в России конца XV — начала XVII вв.

Источниковая база диссертационного исследования включает монографии, статьи, научно-популярные издания, рецензии, авторефераты диссертационных исследований, посвященные различным аспектам общественно-политической мысли России конца XV — начала XVII вв.

Весь изученный нами комплекс источников условно можно разделить на следующие группы.

Первую группу источников составляют монографии и статьи ученых, целенаправленно изучавших процесс становления концепции «Москва — третий Рим». Они исследуют истоки этой идеи, рассматривают поэтапное развитие доктрины, изучают ее характер, выполняют (хотя и с различной степенью глубины) текстологический анализ памятников, отражающих историю данной теории. Первостепенными для нас являются труды И. А. Кириллова13, Н. С. Чаева14, Р.П. Дмитриевой, А. Л. Гольдберга, А. А. Зимина, Н. В. Синицыной. В частности, Н.С. Чаеву принадлежит попытка определить цель, характер, предназначение, этапы эволюции (в общих чертах) «концепции» Филофея. Ценность трудов А. Л. Гольдберга видится прежде всего в привлечении и систематизации обширного круга источников, отражающих идею «третьего Рима». А. А. Зиминым определены стадии развития официальной политической мысли и проанализированы источники идеи «третьеромизма». Н. В. Синицына подводит некоторые итоги изучения концепции «третьего Рима», намечает дальнейшие пути ее исследования.

Во вторую группу источников объединены монографии и статьи авторов, занимавшихся смежными вопросами общественно-политической мысли России, т.е. работы ученых, попутно рассматривающих судьбы теории «Москва — третий Рим» в общественно-политической идеологии Российского государства конца XV — начала XVII вв. Об отражении некоторых аспектов этой идеи в сочинениях того времени пишут О. А. Державина 15, М. Н. Тихомиров16, Н.Н. Розов17, М. А. Салмина18, Р. П. Питолина (Дмитриева), А. Л. Хорошкевич19, А. Г. Кузьмин20, И. А. Тихонюк21.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»