WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

5. В условиях, в которых зародилась (в общепринятом смысле этого слова) балкарская литература (отсутствие письменности и, соответственно, литературного языка, неподготовленность читателя-слушателя и т.д.), фольклор стал основным источником вдохновения молодых писателей, их главным учителем. Однако широкое обращение к богатствам народного творчества на начальном этапе было обусловлено не только неопытностью балкарских прозаиков, но и тем, что идеологии и политике того времени импонировало использование фольклорных тем, сюжетов, композиций, изобразительно-выразительных средств. При этом нельзя отрицать и тот факт, что излишне рьяное следование канонам народной поэтики со стороны некоторых авторов шло во вред произведениям, приводило их к фарсовости, неправдоподобности (например, при характеристике отрицательных персонажей). Позднее (конец 30-х – 40-е годы XX века) обращение к фольклору в основном стало более сознательным, делались первые шаги к преодолению фольклорных клише, чёрно-белой схемы изображения действительности и персонажей, односложности характеров, к углублению психологизма (О.М. Этезов, Х.Х. Кациев, К.Ш. Кулиев и др.).

6. В балкарской литературе современного периода (1960 – 1990-е годы) фольклоризм перешёл на качественно иной, глубинный уровень. Авторы проникают в суть фольклорного мировоззрения, мифоэпического мышления, народных этических и эстетических норм и уже на их основе создают свои произведения. Обращение же к внешней атрибутике образцов устного народного творчества имеет вполне определённые цели и задачи – углубить психологизм произведения, раскрыть характер того или иного персонажа и т.д. Особенно наглядным данный факт является в произведениях таких авторов, как З.Х. Толгуров, А.М. Теппеев.

7. На процесс формирования и развития балкарской литературной прозы огромное влияние оказали традиции несказочной прозы. Это влияние в разные периоды было неодинаково как по своей силе, так и по качеству и определялось в основном требованиями эпохи и читателей.

Апробация исследования. Основные теоретические положения диссертации изложены в 5 научных работах, опубликованных в сборниках материалов конференций, журналах, в том числе в «Вестнике МГОУ» серии «Русская филология» – рецензируемом научном издании, рекомендованном ВАК (О роли фольклорной традиции в формировании балкарской прозы. – М., 2007. – № 2). Материалы исследования докладывались на научно-теоретических конференциях, среди них: VII конференция молодых ученых КБНЦ РАН (Нальчик, 2006); VШ конференция молодых ученых КБНЦ РАН (Нальчик, 2007).

Рукопись диссертации обсуждена на расширенном заседании сектора балкарской литературы Института гуманитарных исследований Правительства КБР и Кабардино-Балкарского научного центра РАН (октябрь 2008) и на кафедре русской литературы Кабардино-Балкарского госуниверситета (октябрь 2008).

Структура диссертации определяется её исследовательскими целями и задачами. Она состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель и задачи, объект и предмет исследования, положения, выносимые на защиту, характеризуются методы исследования, определяются методологическая база, научная новизна работы, её теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Предыстория развития малых литературных жанров» включает два параграфа и даёт общее представление о том, на каком уровне находилось искусство слова у карачаевцев и балкарцев к моменту Октябрьского переворота.

В первом параграфе – «Несказочная проза» – формируется представление о сущности данного понятия, выявляются характерные черты, позволяющие провести границу с другими явлениями карачаево-балкарского фольклора.

Анализ научно-теоретической и художественной литературы показал, что несказочная проза обладает рядом характерных черт, позволяющих отграничить её от прозы сказочной:

– в указанную группу входят произведения, которые в объективной форме отображают различные стороны, явления реальной действительности, что и обусловливает их установку на достоверность;

– возможно, но не обязательно присутствие элемента фантастики, который всё же в значительной мере отличается от сказочного чуда, описываемое событие, явление воспринимаются как нечто вполне реальное, возможное;

– каждый жанр, входящий в данную группу, выполняет свою индивидуальную функцию (передачу информации о каких-либо исторических событиях, лицах, моральных и эстетических нормах народа; объяснение мироустройства; воспитание, поучение и т.д.);

– доминирующей функцией является информативная, что, однако, не исключает полностью элемента эстетики.

Карачаево-балкарская несказочная проза весьма разнообразна по своему составу и охватывает такие жанры, как мифы, предания, легенды, притчи, сказы и устные рассказы, былички и бывальщины, юмористические и сатирические рассказы (анекдоты). Они объединяются рядом общих черт: более или менее свободной формой изложения, нефиксированной композицией, отсутствием общих мест, свойственных сказочной прозе (исключение составляют былички и бывальщины, анекдоты).

Различаются названные жанры и направленностью каждого из них на освещение определённого, специфического аспекта окружающей действительности, а также способом его отражения. Так, если произведения таких жанров, как предание, сказ, анекдот (как жанр несказочной прозы), в правдивой форме описывающих события и явления отдалённого и недавнего прошлого, элемент фантастики незначителен, то в притчах, направленных на воспитание слушающих в духе народных традиций и обычаев (в том числе и религиозных), он допустим. А в таких жанрах, как легенда, быличка и бывальщина элемент фантастики обязателен, вокруг него строится сюжет. Однако он отличен от сказочной фантастики, проявляясь в основном в преувеличении, гиперболизации моральных и физических качеств героя, в участии сверхъестественных существ и сил, в божественном участии и т.д. Кроме того, какими бы нереальными они ни казались, в их достоверность верят и рассказчик, и слушатель.

Здесь следует отметить, что мифы, рассматриваемые в данной работе как жанр несказочной прозы, охватывают всю окружающую действительность, поскольку их основная цель – объяснить мироустройство, создать гармоничную модель мира и определить место человека в ней. Несмотря на то что своими создателями мифы воспринимались как истина, в современном понимании их содержание представляется откровенным вымыслом, и потому элемент фантастики считается обязательным атрибутом подобных рассказов.

Обладание каждым из перечисленных жанров (мифы, предания, легенды, притчи, сказы и устные рассказы, былички и бывальщины, сатирические и юмористические рассказы) своим специфическим набором характерных черт, особенностей позволяет отграничить их как от произведений сказочной прозы, так и от смежных явлений.

Однако представленная в данном параграфе попытка жанровой классификации несказочной прозы, как и любая другая, не может претендовать на полноту и окончательность и имеет своей главной целью заложить основы для дальнейших изысканий в этой области.

Во втором параграфе анализируются основные тенденции публицистики деятелей культуры Балкарии и Карачая конца XIX – начала XX веков.

Русскоязычные произведения публицистов так же, как и карачаево-балкарская несказочная проза, выполняли главным образом информативную и просветительскую функции. Но нельзя отрицать и наличия в них определённого элемента эстетики. Произведения М. Абаева (эссе «У могилы Ислама», очерк «Балкария», «Горская легенда»), Б. Шаханова («Этюды из туземной жизни»), И. Крымшамхалова (басни, «Карачаевское горе») и других представителей горской интеллигенции были знаменательным событием в истории культуры и общественной мысли Карачая и Балкарии конца XIX – начала XX веков. В них наряду с постановкой социально значимых проблем наблюдаются черты следования национальной эстетике.

Таким образом, произведения несказочной прозы и публицистика карачаево-балкарских просветителей заложили основу для становления и развития малых жанров балкарской литературной прозы.

Вторая глава «Роль исторической прозы в становлении балкарской повести и рассказа» состоит из трёх параграфов и посвящена освещению фольклорно-литературных связей периода становления балкарской прозы (20-е – 40-е годы XX века).

В первом параграфе осуществляется сопоставление устного народного творчества и литературы на материале прозаических жанров.

Фольклор и литература представляют собой две самостоятельные системы, характерные особенности которых обусловлены главным образом формой их бытования. Ещё одним фактором, в значительной мере определившим появление существенных различий между фольклорными и литературными произведениями, является коллективность / индивидуальность творческого процесса.

Поскольку у карачаевцев и балкарцев вплоть до Октябрьского переворота не было общепринятой, общедоступной письменности, фольклор выполнял функции литературы, истории, эстетики и т.д. Он был призван передать последующим поколениям весь накопленный культурный опыт их предков, донести информацию о наиболее важных событиях и явлениях в жизни народа. Произведение устного творчества должно было легко запоминаться и при этом не утрачивать своего эстетического значения. Оно отшлифовывалось поколениями создателей и исполнителей, доводилось до совершенства путём удаления всего ненужного с точки зрения народа. Здесь не было места индивидуальности. Всё это объясняет особенности изобразительно-выразительных средств фольклора, краткость и лаконизм повествования, динамичность, одноэпизодность сюжета произведения, его свободную форму, вариативность и т.д. Помимо всего прочего историко-фольклорный процесс протекал медленнее, чем литературный.

Литература же, ввиду своей письменной формы бытования, могла позволить себе уделить внимание деталям. Автор здесь не был ограничен в выборе средств строгой направленностью на лёгкость запоминания и имел больше возможностей для проявления своей индивидуальности. Произведения литературы постепенно «отливались» в конкретные, фиксированные формы, и в них независимо от жанровой принадлежности неуклонно возрастала эстетическая функция.

В то же время, как бы сильно ни отличались между собой эти две системы, они взаимообусловлены. Ведь литература является всего лишь очередным этапом развития искусства слова, следующим за фольклором. Так или иначе она усваивает и обогащает традиции устного творчества. Кроме того, произведения и литературной, и народной прозы были нацелены на формирование у аудитории определённых представлений об этическом и эстетическом идеале родного народа, его мировоззрении.

Влияние традиций народной прозы на балкарскую литературу на начальном этапе её становления проявлялось главным образом в фольклоризме (то есть в творческом использовании, переработке богатств устного фонда), который мог носить явный, поверхностный или скрытый, мировоззренческий характер и зависел от уровня развития общества, его культуры, от требований, предъявляемых к литературе эпохой, читателями, и, конечно же, от таланта автора.

Во втором параграфе исследуется творчество писателей периода формирования балкарской литературы (1920 – 1930-е годы) в аспекте влияния на него традиций устной прозы.

Литература этого времени носила главным образом просветительский, воспитательный характер: объясняла простым и доступным языком происходящие события, изменения в жизни, доказывала их необходимость, утверждала авторитет новой власти. Для выполнения всех задач, поставленных эпохой, чрезвычайно полезными оказались традиции устной несказочной прозы, имевшей направленность на реалистическое, объективное отражение явлений окружающей действительности.

В 20-е – 30-е годы XX века, в период становления балкарской литературы, влияние на неё устного творчества было велико и проявлялось главным образом в заимствовании и подражании, причём заимствовались не только изобразительно-выразительные средства, но даже и формы (например, в произведениях С. Хочуева «Грустный парень», «Чьи эти две могилы», «В горящем огне» и др.). Обусловлено данное явление было не только неопытностью авторов, но и неподготовленностью читательской, а в основной своей массе всё ещё слушательской, аудитории. Кроме того, идеологии и политике того времени импонировали фольклорные краски, приёмы и методы. Несмотря на это, некоторые шаги к преодолению недостатков, вызванных чрезмерным увлечением фольклорной поэтикой, были сделаны уже тогда. Характерным явлением для молодой прозы стало появление в произведениях не свойственных фольклору лирических отступлений, авторских размышлений, пейзажных зарисовок, попыток более глубокого раскрытия процесса становления характера персонажа («Сафар и революция» С. Хочуева, «Мой друг», «Голая женщина» Х. Кациева, «Жизненные шаги Рамазана» Х. Теммоева и др.). Значительным шагом в деле преодоления контрастной схемы описания персонажей стала повесть О. Этезова «Камни помнят».

Определённое внимание в балкарской литературе было уделено и детской прозе («Школьники» А. Ульбашева, «Сафар и революция» С. Хочуева), характерной особенностью которой было отражение происходящих событий через призму детского восприятия.

В третьем параграфе анализу подвергаются произведения К. Кулиева, С. Хочуева, Х. Кациева 1941 – 1944 годов.

1940-е годы принесли новые трудности в общественную и литературную жизнь балкарцев – войну и депортацию. Писатели и поэты, наряду с рядовыми гражданами страны, были мобилизованы или остались обеспечивать тыл. Многие из них погибли.

В этот период было создано очень мало прозаических произведений, но несмотря на то что условия и принципы их создания во многом были сходны с фольклорными сказами, очерки и рассказы С. Хочуева, Х. Кациева, К. Кулиева стали очередным шагом в развитии литературы на пути преодоления поверхностного, потребительского отношения к фольклорным богатствам, к углублению психологизма. Наиболее примечателен в этом плане рассказ Х. Кациева «Месть Темирбека», где автору удаётся гармонично сочетать традиции родного фольклора с новаторскими находками.

К сожалению, балкарская проза военного времени не успела дорасти до крупных жанровых форм: в последующие годы балкарская литература была лишена возможности нормального развития из-за депортации народа в Среднюю Азию и последовавшего за ним запрета на культуру.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»