WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

1,882

Юноши

2,856

0,1619

0,169

0,196

0,1023

Н.з.

Девушки

5,029

0,2252

0,224

0,150

0,4206

1,239

При последовательном расширении изучения факторов снижения КЖ, нами установлено, что наибольшее влияние на аспект «контроля над приступами», в порядке убывания, оказывают (данные приведены для обоих полов): профессионально-техническая перспектива (R2=31,422; r=0,560; p<0,00001), стигма заболевания (R2=22,525; r=0, 4657; p<0,00001; t-стат=5,365), тревога (данные по шкале Шихана) (R2=19,853; r=0,445; p<0,00001), семейные взаимоотношения (R2=11,471; r=0,338; p<0,0005), депрессия (оценка по шкале Гамильтона) (R2=7,120; r=0,266; p<0,007), школьная адаптация. (R2=5,272; r=0,229; p<0,02; для юношей данные показатели соответственно равны R2=13,778; r=0,231; p<0,0001). Причем все из перечисленных факторов в значительно большей степени (в 2 – 3 раза) значимы для юношей по сравнению с девушками, при том, что сама «проблема контроля над приступами» в 2 раза более значима для девушек, что говорит о большей дисперсии признаков у лиц женского пола. При опросе наших больных они указывали, что наиболее «предпочтительными» для них являются приступы, реализуемые дома (либо во сне, либо через непродолжительное время после пробуждения).

На втором месте среди факторов, снижающих качество жизни, стоят эмоциональные нарушения, которые сопряжены с «проблемой контроля над приступами» и выражаются в ощущении подавленности, угнетенности (вплоть до суицидальных мыслей), легкости возникновения чувства внутреннего напряжения, затруднении в решении повседневных проблем, раздражительности, вспыльчивости и т.д. При этом выявлены четкие гендерные различия. Так, влияние эмоциональных нарушений на качество жизни у девушек оказалось в 2 раза выше, чем у юношей (соответственно R2=40,269; r=0,643; p<0,00001 против R2=22,083; r=0,469; p<0,00001).

Проанализированы аспекты, влияющие на эмоциональный фон, среди них: условия в семье (вне зависимости от гендерных различий) (оба пола: R2=21,153; r=0,470; p<0,00001; для юношей: R2=21,516; r=0,463; p<0,0001; для девушек: R2=24,092; r=0,490; p<0,005); для юношей более значимыми по сравнению с девушками являются профессионально-техническая перспектива (юноши: R2=19,707; r=0,443; p<0,0001; для девушек статистически недостоверно: R2=2,436; r=0,156; p<0,4), межличностные взаимоотношения (для юношей: R2=16,808; r=0,409; p<0,0001; для девушек статистически недостоверно) и тип личности (R2=10,693; r=0,327; p<0,005).

Установлено, что аффективные расстройства при эпилепсии в подростково-юношеском возрасте точнее диагностируются с помощью шкалы самоотчета SCL-90, чем с помощью шкал Гамильтона, Бэка, Шихана. Наибольшая корреляция выявлена по осям параноидности (R2=19,100; r=0,437; p<0,00001), психотической симптоматики (R2=16,456; r=0,405; p<0,00001), депресии (R2=16,406; r=0,405; p<0,00001) и тревоги (R2=15,512; r=0,393; p<0,0001), трудности социальных контактов (R2=12,043; r=0,347; p<0,0004) где коэффициент регрессии R2 наибольший. Интересно отметить, что данные показатели у юношей во много раз превосходят аналогичные результаты по отношению к девушкам, у которых показатели статистически недостоверны. Из сказанного можно сделать вывод, что дисперсия полученных данных значительно выше у девушек.

Аффективные расстройства не зависят от формы эпилепсии и других характеристик болезни и связаны с определенными личностными особенностями больных. При определении корреляции эмоциональных проблем с типом личности, с использованием результатов, полученных при обработке шкалы МРТ (Мюнхенский личностный тест), полученный коэффициент регрессии статистически значим (R2=7,233, р=0,0065, t-стат 2,778) и позволяет сделать заключение о влиянии личностных особенностей на возникновение эмоциональных нарушений.

При детальном изучении факторов, влияющих на эмоциональную сферу, было установлено, что наиболее значимыми (более чем в 2 раза по сравнению с другими) являются проблемы межличностных взаимоотношений, типы личности, отношения в семье, локализация патологических феноменов на ЭЭГ, уровень интеллекта.

При изучении корреляции нарушений в эмоциональной сфере с депрессивными и тревожными расстройствами, оценка которых производилась с использованием субъективных и объективных шкал (шкала депрессии Бэка и Гамильтона, шкала тревоги Шихана), нами было установлено, что наиболее информативной при изучении данной сферы в аспекте качества жизни является шкала самооценки депрессии Бэка. Результаты, полученные при помощи регрессионного и корреляционного анализа, более чем в 2 раза превосходили данные, полученные при анализе материала, с использованием шкалы Гамильтона и равны соответственно R2=25,103; r= 0,501; p<0,00001 – для шкалы Бэка; и R2=12,274; r= 0,350; p<0,0003 – для шкалы Гамильтона.

При выявлении закономерностей эмоциональных нарушений у изучаемого контингента с локализаций изменений на ЭЭГ нами было установлено, что наибольшее влияние на эмоциональные нарушения оказывает височная локализация очага (R2=14,441; r= 0,379; p<0,0001)

и в меньшей степени - лобная локализация очага (R2=5,643; r= 0,237; p<0,016). Наличие очага в височной доле может означать риск аффективной болезни.

На третьем месте по влиянию на качество жизни больных эпилепсией подростково-юношеского возраста стоит профессионально-техническая перспектива. При данной оценке учитывалось субъективное мнение подростка о возможном влиянии заболевания на будущую трудовую деятельность, возможность препятствия заболевания в выборе специальности, необходимость консультации в вопросе профессиональной ориентации и профессиональной пригодности. При последовательном расширении изучения основных аспектов, влияющих на «профессионально-техническую перспективу» нами выделены следующие факторы: контроль над приступами (R2=31,424; r= 0,560; p<0,0001), эмоциональные нарушения(R2=14,441; r= 0,379; p<0,0001), межличностные взаимоотношения (R2=11,478; r= 0,338; p<0,0005), школьная адаптация (R2=9,346; r= 0,305; p=0,002), включающая широкий спектр школьных проблем (посещаемость, контакт с учителями, конфликтные ситуации в школе), интеллектуальный уровень (R2=7,928; r= 0,281; p=0,0043, хочется отметить, что для девушек этот показатель значительно выше и равен R2=19,859; r= 0,445; p<0,012, психосоциальное функционирование, которое также важнее для лиц женского пола и составляет R2=21,048; r= 0,458; p<0,009). Установлено, что для девушек наиболее значимыми факторами, влияющими на профессионально-техническую перспективу, являются межличностные взаимоотношения, интеллектуальный уровень и психосоциальное функционирование, в то время как для юношей наиболее значимыми являются проблемы контроля над приступами, эмоциональное благополучие, школьная адаптация.

Подростки крайне озадачены проблемой выбора профессии в связи с заболеванием. При возникновении же заболевания на этапе обучения, больным приходится менять ранее выбранную специальность, что приводит к дополнительным переживаниям, формирует у них неуверенность в своем будущем, вызывает состояние растерянности, депрессивные реакции, а порой и реактивные депрессии. Так, в нашем исследовании установлено, что каждому третьему больному с фотосенситивной эпилепсией пришлось сменить ранее выбранную специальность. В этот момент очень важна поддержка со стороны семьи, друзей и врача, которые помогут подростку правильно выбрать специальность. На основании нормативных документов по профпригодности нами разработаны методические рекомендации по вопросам профессиональной ориентации и профессиональной пригодности у подростков, страдающих эпилепсией, с учетом вида эпилепсии, частоты приступов, наличия феномена фотосенситивности. Даны рекомендации по получению специальности в различных отраслях народного хозяйства с учетом звена образования (среднее, высшее), степени утраты трудоспособности (если таковая имеется).

На четвертом месте по влиянию на качество жизни стоят межличностные взаимоотношения. Установлено, что данный аспект более чем в 2 раза важнее для девушек (соответственно R2=24,311; r= 0,493; p=0,005 у девушек, против R2=10,822; r= 0,328; p=0,0005 у юношей). Вместе с тем при изучении факторов, влияющих на межличностные взаимоотношения, обращает на себя внимание то, что у юношей данный аспект значительно ухудшают такие факторы как эмоциональный фон (R2=16,806; r= 0,409; p=0,0004), семейное неблагополучие (R2=12,208; r= 0,349; p=0,003), проблемы в школе (R2=11,973; r= 0,346; p=0,0033) и психосоциальное функционирование (R2=12,102; r= 0,347; p<0,003). Для девушек наиболее значимым фактором оказался интеллектуальный уровень (R2=16,802; p<0,02; t-стат 2,420); чем ниже уровень интеллекта, тем сложнее межличностные взаимоотношения. При этом факторы, относящиеся к «аспектам заболевания», такие как частота приступов, длительность заболевания, тяжесть приступов и эффект от проводимой терапии на межличностные взаимоотношения влияния не оказывают.

При изучении связей межличностных взаимоотношений с невротизацией, которая оценивалась по шкале SCL-90-R, установлено, что имеется достоверная корреляция по оси «трудности социальных контактов», которая у юношей в 2 раза выше (у юношей R2=19,706; r= 0,443; p=0,0001; у девушек R2=8,158; r= 0,285; p=0,1, что статистически недостоверно) по сравнению с девушками и по оси «параноидности», которая у юношей в 3 раза выше (R2=13,837; r= 0,371; p=0,0015), у девушек по данной оси полученные значения статистически недостоверны. С другой стороны, у девушек имеется корреляция по оси «фобическая тревога» (R2=16,780; r= 0,409; p=0,02), тогда как у юношей по данной оси нет достоверно значимых корреляций.

На пятом месте по влиянию на качество жизни стоит стигма заболевания. В основе самостигматизации лежат психологически понятные реакции на факт болезни, страх развития припадка в присутствии друзей, на улице, в школе и других общественных местах, что полностью подтверждается полученными нами данными. Проблема контроля над приступами в аспекте самостигматизации является самой значимой для данной возрастной категории (R2=22,525; rспир= 0,4657; p<0,00001; t-стат 5,365)

В нашем исследовании стигма заболевания была выявлена практически у половины пациентов, что скорее является отражением возрастного аспекта (подростковый инфантилизм). Средний возраст стигматизированных больных составил 17,66+2,62 лет. Связи между стигматизацией с возрастом больных и с возрастом манифестации заболевания установлено не было. При этом у 17 больных (38%) был установлен медленно-прогредиентный тип течения эпилепсии и у 28 (62%) - благоприятный тип течения. Стигма заболевания в 64% случаев обнаруживается при более тяжелых приступах.

Более чем у половины больных имели место проблемы в семье, по меньшей мере, с одним из родителей. У юношей (R2=11,300; rспир= 0,402; p<0,0005; t-стат 2,943) проблемы в семье являются более значимыми по сравнению с девушками, у которых полученные данные статистически недостоверны; суточное распределение приступов (самостигматизация выше, когда приступы могут реализовываться в любое время суток). Немаловажно, что факторы, относящиеся к «характеристикам заболевания», значительно более выражены у лиц женского пола. Так, например, тип течения заболевания у девушек (R2=10,263; rспир= 0,496; p<0,004;t-стат 1,821) более чем в 10 раз более значим при формировании стигмы.

Следует отметить, что особенности личности также оказывают влияние на самостигматизацию. Так, у всех больных с шизоидными чертами характера (шизоидия по данным МРТ) была выявлена стигма заболевания. При остальных личностных особенностях не было обнаружено достоверных различий. Мотивация на социальную норму является достоверным фактором дестигатизации.

На шестом месте среди факторов, влияющих на качество жизни больных эпилепсией подростков, стоит фактор семьи. Эпилепсия негативно влияет на психосоциальную функцию, развитие личности подростка, на семейные взаимоотношения. Выявлены наиболее значимые факторы, ведущие к снижению семейного благополучия. По нашим данным, наиболее значимой проблемой, с учетом гендерных различий, для юношей и девушек практически в равной степени, в аспекте семьи, является эмоциональное неблагополучие (R2=22,153; r= 0,470; p<0,00001). Далее по степени убывания значимости, расположены следующие факторы, которые для юношей включают: контроль над приступами (R2=16,990; r= 0,412; p<0,0004), межличностные взаимоотношения (R2=12,208; r= 0,349; p=0,003) и тип личности (R2=8,934; r= 0,298; p<0,01); для девушек – школьную адаптацию (R2=12,385; r= 0,351; p<0,05) и интеллектуальный уровень (чем ниже уровень интеллекта подростка, тем, по мнению подростка, сложнее обстановка в семье). Наиболее значимым фактором, ухудшающим семейные взаимоотношения - является депрессия (данные по шкале SCL-90-R). Данный показатель статистически сопоставим у обоих полов. Так, при изучении данного аспекта при помощи корреляционного и регрессионного анализа нами установлено, что депрессия (SCL-90-R) практически в равной степени, как у юношей (R2=14,871; r= 0,385; p<0,001), так и у девушек (R2=20,797; r= 0,456; p<0,009) влияет на условия в семье. Однако, обращает на себя внимание тот факт, что для девушек, факторы невротизации значительно выше, нежели у юношей. Так, уровень соматизации у девушек в 6 раз выше по сравнению с юношами (R2=30,569; r= 0,552; p<0,001 и R2=5,612; r= 0,236; p=0,04), а данные по оси «навязчивости», «агрессия» и «фобии» у юношей статистически недостоверны, при том что у девушек показатели по данным осям достаточно высоки («навязчивости» - R2=20,762 ; r= 0,455; p=0,01; «агрессия» - R2=15,526; r= 0,394; p=0,02; «фобии» - R2=18,536; r= 0,430; p=0,01). В то же время данные по оси «трудности социального контакта» (R2=10,973; r= 0,331; p=0,005) и «параноидность» (R2=10,423; r= 0,322; p=0,006) выше у юношей.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»