WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

ВОСКРЕСЕНСКАЯ Светлана Юрьевна

ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ

ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКОЙ ПЕРСОНИФИКАЦИИ

10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тверь – 2007

Работа выполнена на кафедре английского языка ГОУ ВПО «Тверской государственный университет».

Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ,

доктор филологических наук, профессор

Залевская Александра Александровна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Гольдберг Вера Борисовна

кандидат филологических наук, доцент

Левитов Юзеф Львович

Ведущая организация: Вятский государственный гуманитарный университет

Защита состоится «____» ________ 2007 г. в ___ час. ___ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в Тверском государственном университете по адресу: Россия, 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: г. Тверь, ул. Володарского, 42.

Отзывы можно направлять по адресу: 170000, г. Тверь, Желябова 33, Тверской государственный университет, ученому секретарю.

Автореферат разослан «____»________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 212.263.03

кандидат филологических наук, доцент В.Н. Маскадыня

Явление персонификации издавна исследуется лингвистикой в разных ракурсах, однако в условиях сдвига фокуса научных интересов на антропоцентрический подход к рассмотрению языковых явлений особую актуальность приобретает изучение особенностей персонификации с позиций пользующегося языком человека, т.е. в психолингвистическом аспекте.

Объектом реферируемого исследования является персонификация как троп, реализующий особое отношение человека к персонифицируемому объекту.

Предметом исследования стал образный потенциал персонификации с акцентированием внимания на гендерных стереотипах, закрепленных в языковой картине мира как продукте лингвокультуры.

Цель диссертационного исследования – выявление и описание особенностей персонифицирования объектов и установление гендерных характеристик ряда образов объектов при лексико-грамматической персонификации в русской и немецкой лингвокультурах.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  • проанализировать исследовательские подходы к изучению персонификации и определить рамки рассмотрения этого тропа;
  • рассмотреть роль лексико–грамматической персонификации как средства выражения гендерных стереотипов;
  • собрать корпус примеров с целью выявления гендерных стереотипов, реализующихся при лексико-грамматической персонификации в русской и немецкой лингвокультурах;
  • провести эксперимент по установлению особенностей персонифицирования объектов и проанализировать полученные результаты;
  • выявить гендерные стереотипы, проявляющиеся при персонифицировании ряда объектов.

Для решения поставленных задач применялись методы классификации, систематизации, эксперимента, семантико-стилистического анализа.

Материал исследования составляют 902 отобранных фрагмента поэтических текстов, содержащих персонификацию, а также данные эксперимента с участием 49 респондентов на первом этапе и 50 респондентов на втором этапе (проанализировано 3563 ответа). Дополнительно – вследствие необходимости расширить и разнообразить материал, иллюстрирующий отдельные положения исследования, – использованы тексты сказок и отдельных произведений различных авторов (34 примера).

Теоретической базой исследования послужили труды по психолингвистике, трактующие язык как достояние пользующегося им человека (А.А. Залевская), работы в области стилистики языка, посвященные исследованию образного потенциала персонификации (Р.О. Якобсон, Л.В. Щерба, В.В. Виноградов, А.Н. Гвоздев, А.И. Ефимов, С.М. Мезенин, Е.И. Шендельс, И.А. Ионова, Л.В. Зубова, Я.И. Гин, Г.А. Хайрутдинова), работы в области гендерных исследований (А.В. Кирилина, И.И. Халеева, И.В. Грошев, А.А. Романов, Е.Г. Романова), исследования метафоры (Н.Д. Арутюнова, О.И. Северская, Н.Ф.Крюкова), работы, описывающие модель семантической структуры персонификации (Е.А. Некрасова, С.К. Константинова), работы лингвистов и философов, исследовавших связь персонификации с мифологическим мышлением (А.А. Потебня, Й. Хейзинга, H. Wegler), работы по анализу и интерпретации художественного текста (Ю.М. Лотман, В.А. Пищальникова).

Основным концептуальным положением диссертации является положение о том, что через слово происходит выход человека на образы сознания и подсознания, и грамматический признак слова как единицы языка может влиять на характеристики, которые приписываются образу объекта.

На защиту выносятся следующие теоретические положения.

  • Персонификация представляет собой психический феномен –наделение образа того или иного объекта определенными признаками, в том числе признаками живого объекта, человека, его личностных характеристик и т.д.
  • В семантическом плане можно разграничить «чистые» (не связанные с метафорическим переносом) персонификации и персонификации, содержащие метафорический перенос. Основой метафорического переосмысления может выступать грамматический род существительного.
  • Биологически немотивированный грамматический род существительного может быть закреплен как биологически мотивированный в языковой картине мира как продукте определенной лингвокультуры. Это явление можно квалифицировать как лексико-грамматическую персонификацию.
  • Лексико-грамматическая персонификация может вызывать в сознании реципиента ассоциации с определенными стереотипами маскулинности / фемининности, характерными для данной лингвокультуры.

Научная новизна работы определяется рассмотрением феномена лексико-грамматической персонификации с позиций пользующегося языком человека через призму соотношения между образом мира как продуктом процессов познания и общения, с одной стороны, и языковой картины мира, в которой закреплен вековой опыт лингвокультуры, с другой стороны.

Теоретическая значимость исследования состоит в объяснении гендерных характеристик, которые объект получает при лексико-грамматической персонификации, взаимодействием психических особенностей индивида (в частности, потребностью в ремотивировке грамматического рода слова) и закрепленных в культуре представлений о мужском и женском началах.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его материалов и результатов их теоретического переосмысления в курсах лексикологии, стилистики, межкультурной коммуникации, в переводческой практике, при обучении иностранным языкам.

Апробация основных результатов исследования проводилась на XI международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2004), на XII международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2005), на XV международном симпозиуме по психолингвистике и теории коммуникации (Москва, 2006).

По теме диссертации опубликовано 9 работ общим объемом 2,6 п.л., из них одна работа опубликована в рецензируемом издании.

Цели и задачи исследования определили объем и структуру работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка цитируемой литературы (148 наименований на русском и иностранных языках), списка 39 источников примеров, двух приложений, в которых представлены результаты эксперимента и приведены тексты, иллюстрирующие некоторые теоретические положения исследования.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обозначается объект и предмет исследования, формулируются цель и основные задачи, обосновываются актуальность, теоретическая и практическая значимости настоящей работы.

В первой главе «Аспекты исследования персонификации» дается обзор различных трактовок персонификации, определяется понятие персонификации, используемое в настоящем исследовании, изучается связь персонификации с мифологическим мышлением, рассматриваются функции персонификации в художественном тексте, предлагается модель взаимодействия смыслов при персонификации.

Наличие множества разнообразных определений и синонимов персонификации обуславливает необходимость их систематизации с выделением различных классов денотатов, подвергающихся персонификации, и групп персонифицирующих признаков. В контексте нашего исследования персонификация рассматривается как троп, состоящий в сообщении денотату определенных признаков, как то: признаки живых существ (активность, наличие воли, элементы облика животного), признаки человека (активность, язык, разум, чувства, свободная воля, имя, ритуально–социальное поведение), личностные признаки (различение добра и зла, характер, морально окрашенные поступки). Соответственно, с персонификацией связаны следующие случаи: 1) одушевление предметов и явлений (зарева рыщут); 2) очеловечивание предметов и явлений (поцелуи ветра); 3) очеловечивание живых существ (герои русской сказки «Кот и Лиса»); 4) одушевление абстрактных понятий (память хищная); 5) очеловечивание абстрактных понятий (Страсть, и юность, и гордыня – / Все сдалось без мятежа); 6) устойчивые культурные символы (цветок для обозначения девушки). Нам представляется возможным считать олицетворение, персонификацию, прозопопею одним и тем же явлением. Также исследуются случаи взаимодействия персонификации с другими тропами: метафорой, метонимией, аллегорией, символом. Широкая трактовка персонификации, используемая в настоящей работе, позволяет рассмотреть большой спектр случаев сообщения денотату того или иного персонифицирующего признака. Персонифицирующие признаки рассматриваются как континуум пассивный объект активный субъект, или неживое живое человек личность.

Проблема разграничения персонификации и других тропов решается с помощью обращения к семантической структуре персонификации, исследованной Е.А. Некрасовой и С.К. Константиновой. Вслед за указанными авторами персонификация понимается нами как троп, в отличие от метафоры не связанный с семантическим сдвигом, т.е. при персонификации не происходит смены денотата. Такая семантическая структура характерна прежде всего для так называемых «чистых» персонификаций, представляющих собой простое одушевление / очеловечивание объектов. В некоторых случаях признаки денотата при персонификации получают метафорическое осмысление, создающее двуплановость образа. Это позволяет говорить о персонификациях-метафорах как о целостном образном блоке. Метафорическое переосмысление некоторых признаков персонифицируемого объекта может вызываться переосмыслением немотивированного мужского или женского грамматического рода существительного как мотивированного. Например, в словосочетаниях Волга–матушка, Днепр–батюшка, Vater Rhein происходит переосмысление образов рек, выраженных существительными женского и мужского рода, как одушевленных существ женского и мужского пола. Такие случаи мы предлагаем называть лексико-грамматической персонификацией. Название «лексико-грамматическая персонификация» предлагается нами на том основании, что «в метафоризации классифицирующих категорий участвуют на равных правах как грамматические, так и лексические семы» [Мезенин 1983: 56].

Персонификация как способ выражения определенного мировосприятия предполагает характерное для мифологического мышления отношение к окружающему миру как к живому, равноправному партнеру. Н.С. Автономова высказывает предположение, что «на самой ранней стадии развития сознания, предшествовавшей даже мифу, человек строит образ мира путем переноса своих первоначальных впечатлений и ощущений на неизвестные предметы» [Автономова 1991: 108]. При этом исследователь отмечает, что этап преодоления антропоморфизма (смена мифологического мышления критическим) еще не закончился, и, может быть, и не закончится вовсе. Так, А.А. Потебня разделяет олицетворение в мифологии и олицетворение как художественный прием, подчеркивая, что восприятие олицетворения сильно зависит от типа мышления человека. В связи с тем, что персонификация выражает определенное свойство психики человека строить образ мира по антропоцентрическому принципу, и употребление этого тропа не ограничивается сферой художественных текстов, целесообразно разделить понятия персонификации в зависимости от включенности / выключенности модуса фиктивности, то есть в зависимости от отношения к персонифицируемому объекту. В соответствии с этим можно выделить несколько видов отношений к персонифицируемым объектам.

  • Персонификация в сфере религиозного верования и в сфере анимистического мировоззрения: персонифицируемый объект мыслится как реально живой / понимающий / способный контактировать. Примером может служить поклонение священным деревьям в древности, а также многочисленные культы животных.
  • Персонификация в сфере мистического мировоззрения: персонифицируемый объект наделяется мистической силой, мыслится как реально живой / понимающий / способный контактировать / могущий быть опасным или, наоборот, помогающий человеку (вера в мистические свойства камней, амулетов, украшений). Предметы при этом часто наделяются собственными именами и даже характером.
  • Персонификация в бытовой / профессиональной сфере характеризуется двойственным отношением к объекту – при полном осознании вещи как «неживой» имеет место отношение к ней как к «живой», персонификация проявляется как психологическая игра.
  • Персонификация в повседневной речи: здесь речь идет о «стертых» персонификациях: «стул сломался», «ну надо же такому случиться!», «der Zufall wollte es» – они осознаются лишь как речевые обороты, но в них присутствует определенный оттенок одушевления в результате некоторого «самоустранения» говорящего.
  • Персонификация в художественном тексте: в этом случае имеет место модус фиктивности, отключающий критическое восприятие текста.

Роль персонификации в художественном тексте определяется ее особой экспрессивностью, основанной на внутренней диалогичности этого тропа. Поэтому в художественных текстах персонификация часто становится средством общения лирического героя с миром, выражая сопричастность событий природы событиям внутреннего мира персонажа (Знаю, умру на заре! На которой из двух, / Вместе с которой из двух / – не решить по заказу! М. Цветаева), диалог героя с миром (Спрошу я стул, спрошу кровать: / «За что, за что терплю и бедствую» М. Цветаева), противопоставление себя миру (Не возьмешь моего румянца – / Сильного – как разливы рек! / Ты охотник, но я не дамся / Ты погоня, но я есмь бег. М. Цветаева). Кроме того, в любовной лирике персонификация может выражать отношения между мужчиной и женщиной (Два дерева хотят друг к другу. М. Цветаева).

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»