WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Невозможно навязать человеку смысл. Он должен быть найден самостоятельно. Процесс нахождения смысла уникален в каждой ситуации. Он каждый раз представляет собой «требование момента»,40 направленное на осознание конкретному человеку в конкретный момент его жизни. Франкл убедительно доказывает, что нет такой ситуации, которая была бы лишена смысла и нет так же человека, которому его судьба не приготовила бы определённую задачу. Однако, такая задача не обязательна для решения: жизнь лишь предоставляет возможность реализации тех заложенных в личности потенциалов, которые реализуются либо под воздействием самостоятельных волевых качеств личности, а так же её нравственного желания достичь духовного совершенства или простого стремления к нему, либо благодаря вмешательству судьбы.

Таким образом, человеку каждый раз предоставляется свобода выбора между удобным, привычным, но не ведущим к совершенствованию существованием с одной стороны, и активным, деятельным бытием, изобилующем лишениями и страданиями, но наполненным так же и душевным ликованием от радости собственных побед. Именно трагическая триада, включающая в себя страдание, вину и смерть, позволяет по-новому взглянуть на собственную жизнь и, преодолев себя и своё горе, взойти на более высокую ступень духовности.41 Христианский философ И.Ильин пишет: «Страдание свидетельствует о расхождении, о диссонансе между страдающим человеком и богосозданной природой: оно выражает это отпадение человека от природы, означая в то же время начало его возвращения и исцеления. Страдание есть таинственное самоцеление человека, его тела и души: это он сам борется за обновление внутреннего строя и лада своей жизни, он работает над своим преобразованием, он ищет «возвращение».42 Страдание может прекратиться лишь тогда, когда человек справится со своей задачей и достигнет поставленной ему судьбой определённой цели. Бегство от страданий не представляется конструктивным решением проблемы. «Ослепление» себя алкоголем или наркотиками может только на какой-то промежуток времени помочь человеку забыться. Однако убирая, по возможности, страдание из физической области, мы не в силах забыть их на уровне духовном. Как червь будут глодать они человека изнутри, не давая ему успокоения.

Уход человека от страданий в иллюзорное бытие алкогольного или наркотического опьянения служит средством подавления отрицательных эмоциональных переживаний, что приводит, в конечном счёте, к постепенному убийству собственной внутренней жизни. Страдающий человек, по мнению И.Ильина, должен проявлять терпение и не предаваться отчаянию. Выход может быть найден в творческом восприятии и отношении к переживанию. Таким примером может служить телесная боль. Наряду с выявлением органических ошибок, приведших к её появлению и медикаментозными средствами, призванными устранить эти ошибки и прекратить страдания тела, человеком должна быть предпринята попытка «настолько повысить и углубить свою духовную жизнь, чтобы её интенсивность и её горение отвлекли запасы жизненной энергии от телесной боли».43

Э.М.Ремарк в своём романе «Жизнь взаймы» красочно обрисовывает пациента туберкулёзного санатория, который смог подняться над своими физическими страданиями и благодаря силе своего духа не только продлил свою собственную жизнь, но и наполнил содержанием жизнь других пациентов, являя им пример «упрямства духа», как сказал бы Виктор Франкл.

Ремарк так описывает своего героя:

«Старик лежал на узкой кровати в узкой комнате. Рядом с кроватью на ночной тумбочке стояла шахматная доска.

Старика звали Рихтер. Ему было восемьдесят лет, двадцать из них он провёл в санатории. Рихтер был пациентом, которым гордился весь персонал. Когда главному врачу попадались малодушные больные, он всегда указывал им на Рихтера. Тот был для него настоящим кладом – он был при смерти и всё же не умирал. <…> Шахматы были страстью Рихтера».44

Франкл, говоря об ответственности человека перед своей душой, подразумевал, что никто не принуждает его совершенствоваться, это лишь его право и его выбор. Выбор оставаться индивидуальностью или дорасти до личности. Н.Бердяев определяет человеческую сущность как сосуществование двух категорий – индивидуума и личности. Первая связана с принадлежностью к определённому роду, социальному классу. Индивидуум, обладая собственным телом и собственной душой, детерминирован, однако, материальным миром и социальной средой. Индивидуум не обладает той степенью свободы, которая характерна для личности. Прячась в конформизм и оправдывая свои действия, или же своё бездействие, требованиями приватной порядочности или исполнением долга, индивид снимает с себя личную ответственность за свои поступки. Иначе поступает личность. Она противопоставляет себя всему автоматическому, заложенному в психической и социальной структуре человека.

Бердяев пишет, что личность является сущностью другого измерения. В то время как индивидуум принадлежит земному и определяется земным, личность принадлежит Богу. Личность послана в мир земной для преодоления рабства души, для её роста. Лишения и страдания, посылаемые человеку роком, обращены не к индивидууму в нём, а к его личности. Человек является гражданином двух миров – мира земного и мира духовного. Соединяя в себе одновременно и индивида и личность, он уже обрёл себя в мире телесном. Его экзистенциальные мучения и страдания связаны с обретением другого мира – духовного. Человеку принадлежит свобода выбора – вырасти до личности или остаться индивидуумом. Это его свобода и его ответственность.

Только личность, как структура духовности, способна обращаться к духовному – к любви, восхищению, жалости и состраданию. Таким образом, собственные страдания, физические и душевные, делают более понятными страдания другого, уберегают нас от эгоцентричности, дают возможность приблизиться к постижению универсального духовного мира. Бердяев пишет: «Существование личности предполагает существование сверхличностных ценностей. Личности человека нет, если нет бытия, выше её стоящего, если нет того горнего мира, к которому она должна восходить. Личности нет, если нет сверхличностных ценностей, и личности нет, если она лишь средство сверхличностных ценностей».45

Неумение сострадать означает недостаток духовной широты. И наоборот, чем душевно богаче, независимее человек, тем более способен он отвлекаться от мыслей о себе самом и задумываться о возможном благом участии в судьбах окружающих его людей. В.Франкл рассказывает о драматических событиях, произошедших в последние дни жизни одного молодого человека, медленно умиравшего в больнице от опухоли спинного мозга. Парализованный, он подбадривал и развлекал других больных рассказами и чтением книг. Когда же ему отказали руки, он мужественно принял на себя роль советчика и наставника больных. Всем своим существом он демонстрировал пример стойкости и мужества, так необходимый находящимся рядом с ним пациентам.

В то время как многие психологи трактуют страдание как состояние, угрожающее психическому здоровью человека, а так же соотносят его с появлением неврозов и психозов, Франкл даёт ему положительную оценку. Не только само страдание, но и его особенности и способы переживания имеют глубокий смысл – они уберегают человека от душевного окоченения и апатии, делают его нравственно богаче и духовно сильнее. Страдание, как состояние разорванности между наличествующим и желаемым является, прежде всего, состоянием неустойчивости. Удовольствие же, напротив, непротиворечиво. Однако оно не способно придать жизни смысл, ибо своей устойчивостью отрицает внутреннюю борьбу и развитие.

Страданий не следует бояться, от них не стоит бежать. Отношение к ним человека позволяет проникнуть в его внутреннюю сущность и означает возможность совершенствования.

Растворение в высшей сущности нельзя считать отходом от работы над собственной личностью, так как оно предполагает обретение и взращивание необходимых, присущих данному высшему объекту, качеств. Это может явиться свидетельством большой плодотворной работы души, стремления к совершенствованию личностных достижений человека. Но существует и обратная тенденция – растворение в недрах собственной индивидуальности с целью покорения высшей сущностью и нежелание активного преодоления жизненных трудностей. К.Хорни склонна видеть в этой тенденции базисное определение мазохизма. Психолог пишет: «…Общим знаменателем в мазохистских фантазиях является чувство, что ты воск в руке мастера, лишённый всякой воли, всякой силы, предоставленный в полное распоряжение другого. <…> Подчиняет ли невротик себя другому лицу или судьбе и каково бы ни было то страдание, которому он позволяет захватить себя, – независимо от этого удовлетворение, которого он ищет, состоит, по-видимому, в ослаблении или стирании собственного индивидуального «Я». Тогда он прекращает быть активным действующим лицом и превращается в объект, лишённый собственной воли».46

Пожалуй главнейшим, на что необходимо обратить внимание, является факт избегания мучеником страданий как таковых. На первый план выходит демонстративная жертвенность. Фантазии и проекции составляют основу психических переживаний, связанных с феноменом мученичества. Ощущение виновности – ещё один главный постулат мученика. Американский психоаналитик Лин Коуэн пишет: «Мученики виноваты постоянно. <…> В то же время мученик отрицает свою вину, проецируя её на других: «Это вы заставили меня чувствовать себя виноватым!» или «Если бы только он мог видеть, что он со мной делает!»47

Главная установка мученика – приверженность к жалобам на окружающих и к оправданию себя, к отсутствию глубоких привязанностей. Нежелание и неумение объективно оценивать свои действия вызывает жалость к самому себе с одной стороны, и отсутствие сострадания – с другой; чувство полной беспомощности вытесняет рациональные суждения о возможности некоторой собственной ограниченности. В страдании мученика отсутствует глубина. Его переживания не являются осознанными и поучительными. В то время как страдания мазохиста глубинны и основываются на его внутреннем естестве, страдания мученика поверхностны и требуют внешней обусловленности. «Мученик движется по горизонтали в поисках источника, способного причинить ему страдания. В отличие от него мазохист (чаще всего без всякого успеха) кричит и отталкивается ногами от почвы, пытаясь преодолеть земное притяжение, но всё равно терпит поражение и падает вниз».48

Мученичество и мазохизм отражают две разные позиции по отношению к страданию. С позиции мученика страдания представляются тем, чего должно избегать, но чем в то же время можно манипулировать для своей пользы. Поле деятельности для мазохиста гораздо шире. Задаваясь вопросами «Как» и «Зачем», существенно отличными от вопроса мученика «Почему именно Я», он принимает и понимает, осмысливает свои страдания. Для него очевидны не только их природа, но и их цель.

В четвертой главе «Феномен страдания в контексте смысла жизни» проводится мысль Франкла о том, что постановка вопроса о смысле жизни можно приравнять к выражению самого человеческого, что есть в человеке. Кризис не является необходимым для здорового роста личности, но он практически неизбежен. Свой личный смысл человек может приобрести лишь в мире, то есть в том, что является внешним по отношению к нему и с чем он может взаимодействовать. В процессе такого взаимодействия познаётся и мир, и собственная внутренняя суть, ибо личностная составляющая неизбежно включается в акт познания. Утрата смысла связана, таким образом, с нехваткой подобного взаимодействия или сознательным отказом от него, то тесть с нежеланием отвечать на вопросы, которые ставит перед человеком жизнь или с нежеланием слышать их.

Основными проявлениями экзистенциального вакуума являются скука и апатия. Полемизируя с Фрейдом, который писал: «Когда кто-то спрашивает о смысле и ценности жизни – он болен»49, Франкл задаётся вопросом о возможности соотнесения экзистенциального вакуума с болезнью. Ошибочную интерпретацию экзистенциального вакуума как патологического феномена Франкл связывает с результатом его проецирования из сферы ноологии в пространство психологии. Таким образом граница между экзистенциальным отчаянием и обычным эмоциональным расстройством оказывается размытой и духовное страдание приравнивается к психическому расстройству.

Экзистенциальный вакуум способен вызывать болезнь, то есть быть причиной ноогенного невроза50. Однако ноогенный невроз стоит отдельно в ряду других неврозов – психогенных и соматогенных. Это – не болезнь психики и не болезнь тела. Это – метание духа. Франкл пишет: «Мы определяем ноогенный невроз как такой, который вызывается духовной проблемой, моральным или этическим конфликтом, каким может быть, например, конфликт между «Суперэго» и истинной совестью, когда последняя по необходимости противостоит первому». 51 Страдание и метание духа не есть болезнь, скорее это – норма. Поиск смысла, трудность его обретения и распознавания являются не невротическим симптомом, но достижением человека, ибо обнаруживают неудовлетворение и влечение к самосовершенствованию. Как о лучшей части человеческого сообщества говорил Франкл о тех людях, которые не побоялись оторваться от уже достигнутого и устремиться к более глубокому, хотя и более трудному, требующему большого мужества, восхождению к осмысленности бытия. Но быть может, человек зря ищет смысл и зря, страдая, жаждет его обрести Гораздо проще поверить в наличие параллельного человеческому некоего онтологического измерения, содержащего в себе характерные для каждого индивидуальные смыслы. В этом случае перед людьми будет стоять тоже достаточно трудная задача расшифровки этих смыслов. Потребность психики признать детерминированность осмысленности онтологической заданностью вполне ясна – такая позиция снимает ответственность за осознанность жизни с конкретной личности и перекладывает её на онтологический абсолют. То есть «ответ на вопрос о смысле жизни сводится в этом случае к поиску как бы заведомо существующего решения. Смысл жизни есть, как ответ на задачу в задачнике – нужно его только найти».52Естественно при этом, рассуждает А.Лобок53, что возможно наличие как универсальной истины, так и универсального смысла для всех.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»