WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Входное пространство 1 Входное пространство 2

средство объект

сравнения сравнения

(ящерица) (руки)

Выходное совмещенное пространство

основание сравнения

(тонкие длинные)

Рис. 4.

В оксюмороне «живой труп» (см. рис. 5) бленд наследует некоторые элементы структуры каждого из пространств. Из первого заимствуются признаки живого человека: здоровье и благополучие, из второго – признаки трупа: мертвое тело, не обладающее жизнью. В бленде эти структуры сталкиваются, организующий фрейм сращенного ментального про­странства включает части каждого их таких фреймов и имеет собственную возникающую структуру: живой человек с признаками трупа:

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

«живой

человек» «живой труп»

Выходное совмещенное пространство

плохо выглядящий

человек

Рис. 5.

Построение интегративной сети при понимании зевгмы происходит на базе двух входных пространств(см. рис. 6):

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

1а 2а 3а Nа 1б Nб

«паспорт, чемодан» «сердце, почки»

Выходное совмещенное пространство

‘тщательное обыскивание,

тщательная проверка взглядов, мнений, поведения’

Рис. 6.

Первое входное пространство включает понятие «предметы, необходимые для поездки или путешествия», задействуя при этом концептуальную область «путешествие»; «сердце и почки» входят в другое входное пространство «органы тела»: (Всех будят: японские офицеры и белогвардейцы проверяют паспорт, чемодан, сердце и почки).

Построение интегративной сети при понимании двойного смысла зависит от того, какое место в предложении занимает контекст: предшествует ли он многозначному слову или следует за ним. Рассмотрим пример, когда контекст предшествует многозначному слову: «Пожарный всегда работает с огоньком» (Э. Кроткий).

Согласно теории концептуальной интеграции, человек выстраивает концептуальные пространства. Концептуальное пространство «пожарный» (входное пространство 1) включает понятие ‘пожар’, ‘огонь’. Родовое пространство несет знания о том, что пожарный работает на пожарах, тушит разбушевавшийся огонь, спасает жизни людей. С другой стороны «работать с огоньком» имеет еще значение ‘работать с задором, увлеченно’ (входное пространство 2). Опасная работа пожарника не имеет ничего общего с задорной, увлеченной работой. Под действием структурных условий родового пространства структура из пространства 1 пересекается со структурой из пространства 2 и создает результирующую структуру в выходном пространстве (см. рис. 7):

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

Контекст «работает с

«пожарный» огоньком»

огонь

Выходное совмещенное пространство

ирония

Рис. 7.

Если контекст следует за неоднозначным словом, существует несколько возможностей его распознавания: 1) вспоминается наиболее употребительное значение. Если оно оказывается несовместимым с контекстом, оно отбрасывается и извлекается другое значение («Пьеса наделала много шуму: во всех ее действиях стреляли» (см. рис. 8); 2) происходит активация всех значений («Как жаль, что способность делиться осталась лишь преимуществом простейших» (Я.А. Козловский) (см. рис. 9):

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

«много шуму» контекст

«стреляли»

‘общественный ‘грохот’

резонанс’

Выходное совмещенное пространство

ирония

Рис. 8.

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

‘распреде- контекст

«делиться» ляться’ «простейшие»

‘совместное ‘распределяться’

‘дружеский пользование’

обмен

информацией’

Выходное совмещенное пространство

ирония

Рис. 9.

Первое входное пространство включает понятие «общественный резонанс» и с ним более распространенное значение ‘отзвук, отголосок, впечатление’. Второе входное пространство представлено контекстом «стреляли», который не имеет ничего общего с впечатлением от просмотра пьесы. Фреймы первого и второго входных пространств сталкиваются и дают результирующую третью структуру-бленд, несущую в себе иронию (см. рис. 8).

Что касается второй возможности распознавания неоднозначного элемента, при пересечении двух входных пространств происходит межпространственное картирование, т.е. поиск точек возможного соприкосновения соотносимых понятий посредством их сравнения (из рис. 9 видно, что это значение –‘распределяться’), а результирующая структура (выходное смешанное пространство) переживается как ирония.

При восприятии иронии основополагающую роль играет контекст, ситуация высказывания. В примере «Хорошо же вы сегодня подготовились!» первое входное пространство представлено определенной ситуацией. В родовом пространстве мы несем знания о том, что невыполненное домашнее задание ведет к недовольству преподавателя и соответствующей оценке ученика. Второе входное пространство содержит структуры, противоположные первому. Фреймы первого и второго сталкиваются и дают результирующую третью структуру-бленд: выходное совмещенное пространство, которое включает в себя спроецированные из входных пространств элементы и свои собственные элементы, которые продуцируются в процессе функционирования интегрированного пространства (см. рис. 10):

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

Ситуация Хорошая подготовка

«Неподготовленное домашнего задания

домашнее задание»

Выходное совмещенное пространство

ирония

Рис. 10.

Понимание каламбура, основанного на фонетической неоднозначности, с позиций теории концептуальной интеграции будет схоже с пониманием двойного смысла. Стоящий перед неоднозначным элементом контекст подсказывает правильный выбор того или иного значения («Нет хуже удела, чем быть не у дела» (Я.А. Козловский)), поэтому процессы концептуальной интеграции при понимании каламбура будут такие же, что и при понимании двойного смысла (см. рис. 11):

Родовое пространство

Входное пространство 1 Входное пространство 2

Контекст «удел/у дел»

«хуже нет» ‘участь,

судьба’

Контекст «удел/у дел»

«быть не» ‘отсутствие

служебных

обязанностей’

Выходное совмещенное пространство

ирония

Рис. 11.

В Заключении диссертации подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях.

А. Публикация в рецензируемом издании

1. Белецкая Е.В. Моделирование особенностей понимания двойного смысла // Известия РГПУ им. А.И. Герцена: Аспирантские тетради: Научный журнал. – № 18(44). – СПб.: Книжный дом, 2007. – С. 77-83.

Б. Другие публикации

  1. Белецкая Е.В. Функционально-семантическое поле сатирических коннотаций в немецком языке // Слово и текст: психолингвистический подход. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2003. – Вып. 1. – С. 11–18.
  2. Белецкая Е.В. Вопросы разграничения стилистических фигур // Слово и текст: психолингвистический подход. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2004а. – Вып. 2. – С. 16–24.
  3. Белецкая Е.В. Тропы как языковое воплощение образности // Слово и текст: психолингвистический подход. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2004б. – Вып. 3. – С. 17–24.
  4. Белецкая Е.В. Оксюморон как одно из лексических средств пробуждения рефлексии // Слово и текст: психолингвистический подход. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2005. – Вып. 4.– С. 8–17.
  5. Белецкая Е.В. Зевгма как представитель семантических тропов / Слово и текст: психолингвистический подход. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2005. – Вып. 5. – С. 17–22.
  6. Белецкая Е.В. Основные когнитивные подходы к изучению метафор // Слово и текст: психолингвистический подход. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2006. – Вып. 6. – С. 21–31.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»