WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

На основании полученных результатов можно сделать вывод, что влияние генотипа и среды на частоту носителей различных типов PERV у диких и домашних свиней высокодостоверно. Полученные статистические оценки хорошо согласуются с влиянием породы на частоту носительства PERV разных типов по данным других авторов (Jin et al., 2000). Известно, что эндогенные ретровирусы мыши способны передаваться горизонтально между взрослыми животными (Portis et al., 1987). Также показано, что передача вируса лейкемии кошек происходит через насекомых (D’Haese et al., 2003). По-видимому, влияние условий среды (содержания или местообитания) на частоту носителей разных типов PERV в наших исследованиях можно объяснить особенностями поведения животных, в частности, проявлением антагонизма между особями (Новицкий, 1981).

3. Отцовский и материнский эффект на частоту PERV у потомков.

Было сделано предположение, что у свиней, кроме передачи эндогенных ретровирусов по наследству от родителей потомкам, возможна и передача от особи к особи. Для подтверждения существования механизма передачи от особи к особи эндогенного ретровируса было проведено исследование по выяснению влияния матери (и совместного пребывания однопомётников в пре- и постнатальный период) и отца на частоты носителей типов эндогенных ретровирусов потомков с помощью однофакторного дисперсионного анализа на десяти помётах крупной белой породы.

При вертикальной передаче эндогенного ретровируса от родителей к потомкам влияние матери и отца на частоту потомков – носителей ретровируса должно быть одинаковым. Если имеет место горизонтальный путь передачи от особи к особи, то благодаря более тесному контакту матери и потомков в пре - и ранний постнатальный период, а так же благодаря контактам между однопомётниками в эти же периоды, материнское влияние на частоту PERV у потомков будет сильнее, чем отцовское. На рисунке 4 представлена сила влияния (2) матери/отца на частоты встречаемости эндогенных ретровирусов трех типов в пометах. Результаты дисперсионного анализа показали, что на частоту встречаемости ретровируса типа А влияние матери выше, чем отца, влияние каждого из родителей достоверно. В случае эндогенных ретровирусов типа В и С, по сравнению с типом А, влияние отца было ниже, но отцовское влияние в случае типа В недостоверно. Таким образом, это различие минимально для эндогенных ретровирусов типа env A, но для типов env B и env C влияние матери и принадлежности к одному помёту почти в два раза больше отцовского.

Рисунок 4. Сила влияния (2) матери (и совместного пребывания однопомётников в пре- и постнатальный период) и отца на частоты носителей трёх типов эндогенных ретровирусов у потомков по данным однофакторного дисперсионного анализа.

В целом, семейный анализ подтвердил предположение о возможности горизонтального переноса эндогенного ретровируса свиней: материнское (мать+помёт) влияние оказалось сильнее, чем отцовское для всех типов PERV, а для типа В влияние отца статистически недостоверно.

4. Иммуногенетическое изучение полиморфизма сывороточных белков у домашних и диких свиней.

Изучение полиморфизма сывороточных аллотипов способствует расширению спектра генетических маркеров и тем самым – углублению исследований общетеоретических проблем филогенеза и породообразования многообразных форм диких и домашних свиней как политипического вида, поскольку географическое распределение маркеров связано с выяснением вопросов геногеографии, а также проблемами центров происхождения домашних пород свиней (Горелов, Савина, 1991).

Все изученные выборки домашних и диких свиней (340 особей) были аллотипированы по 12 аллотипам нескольких иммуногенетических систем: альфа-макроглобулинов (аM), липопротеина высокой плотности (Lpr), липопротеинов низкой плотности (Lpb), иммуноглобулинов класса G (IgG), других белков с недостаточно полно идентифицированными свойствами (Ig1, Ig2 и Lp3, Lp9 и Lp) (Ермолаев и др., 1990). Результаты аллотипирования показали, что изучаемые популяции домашних и диких свиней различались по частотам аллотипов. У диких свиней наблюдался мономорфизм и незначительный полиморфизм многих генетических систем. У домашних свиней выявлен обширный иммуногенетический полиморфизм: аллотип Lpb12 системы липопротеинов низкой плотности имел очень высокую частоту у всех домашних свиней, а аллотип Ig2 системы глобулинов и аллотип Lp системы липопротеинов встречались очень редко.

Для оценки гетерогенности популяций использовали однофакторный дисперсионный анализ, в котором в качестве градаций фактора выступают породы, а в качестве результативного признака – численность особей, позитивных по каждому соответствующему анализируемому аллотипу. Из рисунка 5 следует, что межпородное разнообразие по всем двенадцати аллотипам оказалось статистически достоверным.

Наиболее высока межгрупповая изменчивость популяций по частоте аллотипа Lpb12 системы липопротеинов низкой плотности. В меньшей степени межпопуляционные различия выражены для аллотипов Ig2 системы глобулинов и Lp системы липопротеинов.

Рисунок 5. Степень влияния (2) принадлежности к разным популяциям домашних и диких свиней на наличие изученных аллотипов белков сыворотки крови (по данным однофакторного дисперсионного анализа).

Исследование полиморфизма домашних и диких свиней по сывороточным аллотипам было проведено нами для маркирования животных с последующим изучением у них наличия эндогенных ретровирусов свиней.

5. Изучение ассоциаций различных типов эндогенных ретровирусов с аллотипами сыворотки крови и полом животных в популяциях домашних и диких свиней.

Коэффициент ассоциации «тип ретровируса – маркер» вычисляли для 111 пар, включающих маркеры аллотипов сыворотки крови у животных четырех исследованных популяций (крупная белая порода двух типов: новосибирский и ачинский, ландрас, кабан Южной Украины), и для 33 пар, включающих маркеры систем групп крови у животных крупной белой породы новосибирского типа. При этом для 39 пар rA не был определен ввиду отсутствия в популяциях полиморфизма по маркеру. В целом, была проведена оценка коэффициента ассоциации в общей сложности для 105 пар - «тип ретровируса – маркер», среди которых 14 значений коэффициентов оказались статистически достоверными. Поскольку первый порог достоверности результатов предполагает 5% вероятность случайного получения статистически значимых оценок, в нашем исследовании ожидаемое число достоверно ассоциированных пар в результате случайной ошибки должно составить 1050,05=5,25; что статистически значимо меньше фактического их числа (2 = 15,35; P < 0,001), т.е. 14 пар.

Для того, чтобы выделить ассоциации, существование которых наиболее вероятно, дополнительно была проведена оценка ассоциаций отдельных типов ретровирусов PERV с изученными полиаллельными локусами в целом и (или) при объединении выборок из популяций с помощью суммарного критерия 2 (табл. 2 и 3).

Наиболее интересными нам представляются следующие ассоциации.

Положительная ассоциация локуса LPB одновременно с типами A и B эндогенных ретровирусов PERV (табл. 2). Данную ассоциацию можно объяснить двумя причинами - либо сайты инсерции обоих ретровирусов находятся на одной хромосоме рядом с локусом LPB, либо вблизи этого локуса встроен рекомбинантный вариант ретровируса (Lee et al., 2002), содержащий в составе амплифицируемого фрагмента ДНК последовательность нуклеотидов, гомологичную обоим типам вирусов. Ассоциации локусов двух систем групп крови EAE и EAK, локализованных на хромосоме 9, с PERV A (табл. 2). В этом случае с большой вероятностью можно говорить о двух различных сцепленных локусах, поскольку расстояние между локусами EAE и EAK, очень далеко отстоящими друг от друга на генетической карте, составляет не менее 140 сМ (Ruvinsky, Rotschild, 1998). Кроме перечисленных выше ассоциаций, по-видимому, имеет место также ассоциация локуса aM с PERV B. Из-за отрицательного значения коэффициента ассоциации можно полагать, что этот тип ретровируса находится в "фазе отталкивания" с аллелями aM1,2,3 и aM2,3, кодирующими аллотипы -макроглобулина (aM1, aM2 и aM3) (табл. 2). Вероятно, копия PERV A локализована на X-хромосоме. Это предположение следует из отрицательного значения коэффициента ассоциации (rA= -0,28; табл. 2), вычисленном для особей мужского фенотипа (с Y-хромосомой). Наблюдаемую ассоциацию локуса EAG, локализованного на хромосоме 15, с ретровирусом PERV С, мы рассматриваем пока как артефакт до детального выяснения причин данного явления.

Помимо связи с генетическими маркерами, имели место ассоциации между разными типами эндогенных ретровирусов свиней. В таблице 3 показана ассоциация между тремя типами эндогенного ретровируса для четырех исследованных популяций.

Анализ ассоциации между типами эндогенных ретровирусов показал, что ретровирус типа А встречается достоверно чаще с типом В. Существование связи между типами В и С и типами А и С было статистически недостоверно. Наличие связи между типами ретровирусов можно объяснить возникновением рекомбинантов между типами env A и env B (Lee et al., 2002).

Таблица 2. Оценка ассоциаций аутосомных генетических маркеров и пола с эндогенными ретровирусами разных типов.

Генетический маркер

Локус

Локализация на хромосоме1

Тип PERV

Суммарный

(d.f.)

-макроглобулин2, aM

PLP1

5

A

2,60 (6)

B

16,26* (6)

C

9,41 (6)

Иммуноглобулин класса G2, IgG

IGHG

7

A

5,02 (9)

B

12,45 (9)

C

8,65 (9)

Липопротеин низкой плотности2, Lpb

LPB

A

15,65** (5)

B

13,03* (5)

C

8,20 (5)

Липопротеин высокой плотности3, Lpr

LPR

9

A

2,88 (2)

B

0,87 (2)

C

2,12 (2)

Пол3

-

Y

A

6,14* (2)

B

0,87 (2)

C

2,67 (2)

эритроцитарные антигены

D

EAD

12

A

1,06 (1)

B

3,41 (1)

C

1,37 (1)

E4

EAE

9

A

33,97*** (4)

B

9,80* (4)

C

4,17 (4)

G4

EAG

15

A

2,53 (2)

B

4,09 (2)

C

11,77** (2)

L4

EAL

4

A

4,09 (3)

B

7,19 (3)

C

2,42 (3)

K

EAK

9

A

4,26* (1)

B

0,50 (1)

C

0,37 (1)

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»