WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Во 2-ой главе ''Художественный текст как объект лингвистического исследования'' выявляется специфика художественного текста в его парадигматических связях с другими типами литературного текста и определяются основные аспекты лингвистического анализа текста в рамках нашего научного исследования; устанавливаются жанровые, языковые и стилистические особенности художественных произведений М.Е. Салтыкова-Щедрина. По результатам обзора специальной литературы по лингвистике художественного текста и выявления языковых и стилистических особенностей художественных текстов М.Е. Салтыкова-Щедрина мы сделали следующие выводы: 1) исследование функциональных свойств частицы вот и ее производных необходимо проводить с учетом их роли в синтаксической, коммуникативной и стилистической организации художественного текста; 2) исследование функциональных особенностей частицы вот и ее производных в художественном тексте необходимо осуществлять с учетом индивидуального стиля писателя, так как в индивидуальном стиле писателя отбор лексико-грамматических средств национального языка зависит от жанрового своеобразия художественного произведения, системы стилистических средств и приемов художественной речи, которым отдает предпочтение автор; 3) функциональную специфику частицы вот и ее производных необходимо определять с учетом таких особенностей стилистической системы художественных текстов М.Е. Салтыкова-Щедрина, как ''эзопова манера письма'' и ''гротесковые приемы типизации'', поскольку эти стилистические приемы открывают широкие перспективы для наблюдения над окказиональными свойствами частицы вот в качестве средства передачи имплицитных смыслов в художественном тексте.

В 3-ей главе ''Специфика употребления слова вот и его производных в структуре художественных текстов М.Е. Салтыкова-Щедрина'' исследуются семантические и функциональные свойства слова вот и его производных в рамках художественного текста одного писателя. Определение сферы функционирования слова вот и его производных в текстах М.Е. Салтыкова-Щедрина показало, что данная единица используется автором на всех уровнях синтаксиса: в простом и сложном предложениях; в монологическом и диалогическом текстах, различных по типологии, объему и структуре. Анализ языкового материала свидетельствует о том, что слово вот и его производные участвуют в структурной и коммуникативной организации художественного текста как непосредственно в качестве элемента межфразовой связи (наряду с союзами, вводно-модальными словами), так и через посредство исходных синтаксических конструкций, в составе которых они функционируют (это могут быть простые и сложные предложения), но основная нагрузка и в одном и в другом случае ложится на слово вот.

В разделе 3.1. «Слово вот и его производные в структуре предложения» исследуются функциональные особенности частицы вот и ее производных на уровне простого и сложного предложения.

Частица вот в структуре простого предложения реализует свое первичное значение указания. Вот употребляется, как правило, в односоставных номинативных предложениях для указания на реально существующий предмет объективной действительности, находящийся непосредственно перед глазами говорящего (субъекта речи). В произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина в роли субъекта речи обычно выступает рассказчик или персонаж: Вот она, Москва — золотые Маковки! (Пошехонская старина). Вот, Федосьюшка, те самые странные люди, которых ты просила меня привести (Сказки).

Цепочка номинативных конструкций, функционирующих самостоятельно (1) или в составе бессоюзного сложного предложения (2), используется адресантом речи для воспроизведения нескольких разных реалий действительности, что в итоге позволяет адресату речи наглядно представить целую ситуацию, в рамках которой разворачивается то или иное действие: (1) Разносчики следуют один за другим. Вот лоточник с вареной патокой. Вот лоточник с вареной грушей. Вот и еще с гречневиками (Пошехонская старина). (2) Последнюю '' чужую'' деревню проехали… Вот Тараканика, самая дальняя наша пустошь, вот столбы, вот Светлички, а вот и Малиновец (Пошехонская старина).

В составе номинативных конструкций частица вот занимает строго определенную позицию: она расположена контактно относительно имени существительного, называющего предмет объективной действительности. Частица вот и контактное имя существительное находятся в отношениях '' актуализирующее средство — актуализируемое слово'': вот подчеркивает смысловую значимость актуализируемого слова. Не случайно в подобных предложениях может употребляться местоимение 3-его лица, дублирующее имя существительное и усиливающее экспрессию высказывания: она — Москва.

Вот всегда стоит в начале номинативного предложения, связывая данную синтаксическую конструкцию с предыдущим контекстом (это может быть часть сложного предложения (как правило, многокомпонентного) или фрагмент текста): содержание предикативной единицы со словом вот нельзя воспринимать изолированно, вне связи с содержанием предыдущего контекста, иначе информационное поле номинативного предложения со словом вот, будет значительно сужено для адресата речи.

Предшествующие часть сложного предложения или фрагмент текста всегда содержат описание определенной ситуации, или повествование о каких-либо событиях, или рассуждения автора или героя. Содержание номинативного предложения с вот — объективная констатация факта существования какой-либо ''реалии'' (по терминологии Е.А.Стародумовой). Эта реалия может быть а) ожидаемой, предполагаемой, выводимой из содержания предыдущего контекста (соответствующей его содержанию): Увидев Валентина Оспыча, она (Калерия Степановна) встрепенулась. Тайный голос шепнул ей: ''Вот он…жених'' (Пошехонская старина); б) неожиданной, не выводимой из предыдущего контекста (не соответствующей его содержанию), в некоторых случаях даже парадоксальной: И город такой отменный Пороки для себя выстроили: просторный, светлый, с улицами и переулками, с площадями и бульварами. Вот улица Лжесвидетельства, вот площадь Предательства, а вот и Срамной бульвар (Сказки). Значения '' несоответствия'', ''парадоксальности'' актуализируется за счет употребления знаменательных слов с семантикой противоположности (значение противоположности в данном случае является не узуальным, а окказиональным): город просторный, светлый предполагает иное название для улиц и площадей, нежели улица Лжесвидетельства, площадь Предательства, Срамной бульвар. Частица вот также участвует в выражении общего значения ''несоответствия''. Ей отводится роль актуализатора смысла слова, обозначающего предмет, факт существования которого противоречит априорной версии относительно сообщаемого. В результате столкновения априорной и актуальной версий высказывание приобретает неодобрительно-оценочное значение иронии. Таким образом, семантический объем номинативной конструкции со словом вот увеличивается благодаря актуализации имплицитного смысла высказывания (в данном случае, его эмоционально-оценочной семантики). Не случайно подобные конструкции (с отношением несоответствия) встретились нам только в тексте '' Сказок'', написанных '' эзоповым языком''.

Итак, релятивность частицы вот позволяет соотносить содержание простого предложения с содержанием предыдущего фрагмента текста или ''затекстовой'' информацией, что делает семантическую емкость простого предложения адекватной сложному.

В сложном предложении частица вот реализует свою вторичную функцию, направленную на структурно-семантическую и коммуникативную организацию предикативных частей сложного предложения.

Как показывает анализ языкового материала, слово вот может употреблять в сложном предложении с любым типом синтаксической связи: в сложносочиненном, сложноподчиненном и бессоюзном.

Наблюдение за функционированием частицы вот в сложном предложении не позволяет однозначно квалифицировать ее как союзное средство, несмотря на то, что это слово обладает релятивностью. Слово вот самостоятельно не выражает определенных семантико-синтаксических отношений между предикативными частями сложного предложения. Оно участвует в выражении синтаксических отношений в сложном предложении только во взаимодействии с другими лексико-грамматическими показателями синтаксической связи. Например, в бессоюзных сложных предложениях с временными (1) и условно-следственными (2) значениями частица вот не участвует в выражении смысловых отношений между частями сложного предложения: (1) Вот снег нападет, все по очереди кататься будете (Пошехонская старина). (2) Вот женитесь, молодая жена в трактир-то не пустит (Там же). Экспликаторами временной или условно-следственной семантики предложения в данном случае являются предикаты: соотношение форм совершенного и несовершенного вида передает временное или условно-следственное значение предложения. Абсолютно безразлично к выражению семантических отношений между предикативными частями слово вот и в структуре сложноподчиненного предложения: Вот коли родишь мне сына, тогда и еще тысячу рублей дам. Вот если к Святой чин получу, можно будет и другим делом заняться (Пошехонская старина). В данном случае выразителем условного значения является союз если (или его разговорный аналог — союз коли). Вот в данном случае не входит в зону действия подчинительных союзов и других семантических экспликаторов. Изъятие слова вот из состава сложного предложения не влияет на изменение его (предложения) грамматического статуса и семантики. Сравним конструкции с вот и без вот: Вот снег нападет, все по очереди кататься будете. — Снег нападет, все по очереди кататься будете. Вот коли родишь мне сына, тогда и еще тысячу рублей дам. — Коли родишь мне сына, тогда и еще тысячу рублей дам.

У частицы вот функция другая: вынесенное в препозицию сложной синтаксической конструкции слово вот соотносит содержание сложного предложения с содержанием предыдущего предложения (простого или сложного) (1) или целого фрагмента(2): (1) – Сказывали мне, что за границей машина такая выдумана, она и на стол накрывает, и кушанья подает.

Вот кабы в Москву такую машину привезли, кажется, ничего не пожалела, а уж купила бы (Пошехонская старина). (2) –Тебе не сидится, а я лошадок не дам. Не дам лошадок, и сиди у меня в плену! Вот неделя пройдет — ни слова не скажу!!! (Господа Головлевы). Содержание предыдущего предложения или фрагмента — сообщение определенного лица (Иудушки, матушки и прочих), выступающего субъектом речи, о каких-либо событиях (появлении за границей чудо-машины; о нежелании Анниньки жить в Головлеве и так далее); содержание сложного предложения с частицей вот — сообщение о возможных действиях субъекта речи (говорящего), которые являются адекватной реакцией на произошедшие ранее события. Таким образом, инициальное вот в структуре сложного предложения служит для установления смысловых связей между отдельными предложениями или отдельным предложением и фрагментом текста. Кроме того, частица вот является своеобразным сигналом изменения модального плана повествования: объективное, беспристрастное изложение фактов в предыдущем отрезке текста сменяется экспрессивно окрашенным высказыванием. Модально-экспрессивную семантику вносит в сложное предложение частица вот. Не случайно, в рассматриваемых бессоюзных предложениях наряду с частицей вот функционирует эмоционально-оценочная частица вот ужо, служащая для '' усиления, подчеркивания значения действия'': – Да что вы, барышня, все про смерть да про смерть! Вот ужо весна придет, встанем мы с вами, пойдем в лес по ягоды (Господа Головлевы).

Если рассматривать слово вот как средство связи не на уровне предложения, а на уровне фрагмента текста, в котором функционирует сложное предложение с частицей вот, то изъять ее из состава сложной синтаксической конструкции будет невозможно без изменения структурной и семантической целостности данного фрагмента. Сравним: – Сказывали мне, что за границей машина такая выдумана, она и на стол накрывает и кушанья подает. Вот кабы в Москву такую машину привезли, кажется, ничего не пожалела, а уж купила. — Сказывали мне, что за границей машина такая выдумана, она и на стол накрывает и кушанья подает. Кабы в Москву такую машину привезли, кажется, ничего не пожалела, а уж купила. По нашему мнению, синтаксические конструкции с частицей вот являются экспрессивно окрашенными, поскольку в них передается субъективное отношение говорящего к той или иной ситуации: частица вот помогает говорящему (субъекту речи) акцентировать внимание собеседника на определенном условии или времени (появлении в Москве чудо-машины, приходе весны и так далее), без которого или вне которого невозможно осуществление тех или иных действий (покупка чудо-машины, поход в лес по ягоды и так далее). Не случайно при построении подобных синтаксических конструкций М.Е.Салтыков-Щедрин использует такой стилистический прием, как умолчание: Вот кабы все так жили, как этот премудрый пискарь живет… (Сказки). В таких предложениях вербально выраженным является, как правило, только условие, а имплицитное содержание следствия, служащее необходимым логическим звеном в цепи вербализованных синтаксических конструкций, предстоит актуализировать адресату речи (им может быть непосредственный собеседник говорящего или (и) читатель).

В сложносочиненных предложениях частица вот в системе с другими лексико-грамматическими средствами (прежде всего с сочинительными союзами) участвует в выражении определенных семантических отношений между предикативными частями: сопоставительных (1); противительно-уступительных (2): (1)—Вот мы утром чай пьем, а немцы, те кофий пьют (Сказки). (2) – Прислуга она (Евпраксеюшка) усердная, верная, а вот насчет ума не взыщите (Господа Головлевы).

Характер выражаемых частицей вот смысловых отношений находится в прямой зависимости от ее позиции в сложносочиненном предложении и лексического окружения. В сложносочиненных предложениях с сопоставительной семантикой частица вот взаимодействует с союзом а (а вот) и занимает либо интерпозицию (т.е. стоит между предикативными частями), либо располагается контактно относительно того слова, которое является доминирующим при сопоставлении: при сопоставлении актантов вот контактирует с именами существительными (или их функциональными заместителями) (1); при сопоставлении предикатов — с глаголами (2): (1) Нынче рожь хороша, а вот яровые не обещают (Господа Головлевы). (2) – Да, доигралась. Любинька та доигралась и умерла, а я вот живу, к вам вот приехала (Господа Головлевы). Частица вот, указывая на определенный предмет или действие, тем самым усиливает, актуализирует семантику наиболее значимого для сопоставления компонента предложения.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»