WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В разделе 1.4 мы ведем речь о культурных факторах, которые оказывают влияние на восприятие и интерпретацию действительности индивидом. Культура, наряду с другими факторами (экология, индивидуальные психологические и физиологические особенности, социальная среда, жизненный опыт), задает определенное направление в восприятии мира органами чувств, что влияет на то, как интерпретируется и оценивается информация, получаемая из окружающего мира. Особенно ярко это проявляется в процессе межкультурной коммуникации. Влияние культуры на восприятие и интерпретацию действительности обеспечивается за счет психологических особенностей процесса восприятия (избирательность, категоризация с помощью анкоринга и объективации) [Moscovici 1997; Грушевицкая, Попков, Садохин 2003; Макаров 2003; Садохин 2004;]; культурных механизмов интерпретации (аттракция, атрибуция, стереотипы, предрассудки) [Lado 1966; Верещагин, Костомаров 1990; Стернин 1996; Леонть­ев 1997; Кон 1999; Тер-Минасова 2000; Красных 2001; Карасик 2004; Садохин 2004]; типологических различий самих культур [Hall 1969; Hofstede 1980; Hinnenkamp 1995; Лебедева 1999; Персикова 1999; Латова 2001; Грушевицкая, Попков, Садохин 2003; Heed 2004].

Большую роль в восприятии и интерпретации действительности играет язык. Согласно релятивистской позиции, которая представлена гипотезой Э. Сепира и Б. Уорфа, любая языковая система выступает не только инструментом для воспроизведения мыслей, но и фактором, фор­мирующим человеческую мысль, становится программой и руководством мыслительной деятельности индивида [Гумбольдт 1985; Маслова 2001; Садохин 2004].

В разделе 1.5 рассматривается соотношение понятий интердискурсивность и интертекстуальность в связи с оппозицией «текст – дискурс».

Трудности разграничения понятий «текст» и «дискурс» состоят прежде всего в том, что само понятие «текст» до сих пор не получило достаточно четкого определения, что обусловлено многоаспектностью самого феномена текста. В связи с этим ученые, принадлежащие к разным школам, выделяют различные, иногда противоречащие друг другу линии противопоставления текста и дискурса. В данной работе мы связываем понятие «дискурс» с анализом языкового отрезка как процесса с учетом участников этого события, их знаний, сложившейся ситуации общения. В современных исследованиях дискурс предстает не как абстрактно-теоретический конструкт, а как социальная деятельность в условиях реального мира [Habermas: 1985; Wodak 1989; Бергер 1995; Sarangi 1995; Кашкин 2001]. Общество, как и дискурс, выступает в качестве единого обменного пространства, синтезирующего смыслы, идеи, образы.

Понятие «текст» связано с анализом языкового отрезка как продукта, и здесь внимание обращается, главным образом, на формальные средства связи его частей. Неотъемлемым свойством всех текстов, а особенно текстов современной массовой культуры, является интертекстуальность – многомерная (содержательная, структурная, жанрово-стилистическая и т.д.) связь текста с другими текстами, которая может рассматриваться либо как универсальное свойство текста вообще, т.е. предполагает понимание всякого текста как интертекста (в работах Ю. Кристевой, М.М. Бахтина, Ю. М. Лотмана, R. Barthes, Ch. Grivel, М. Riffaterre, J. Derrida и др.), либо как специфическое качество определенных текстов или класса текстов [Lachmann 1982; Stierle 1983; Pfister 1985; Broich 1985]. В современных исследованиях актуальным становится изучение феномена интертекстуальности в связи с феноменом интердискурсивности. Интердискурсивность подразумевает взаимодействие между различными типами дискурса. Различают спонтанную (естественную, коммуникативно обусловленную) интердискурсивность и инсценируе­мую смену дискурса [Гончарова 2003]. Основные отличия интердискурсивности от интертекстуальности состоят в следующем:

- интердискурсивность имеет ментально-языковую природу;

- интердискурсивность запускает в действие особые механизмы смыслообразования, так как предполагает «переключение» на другую систему знания, кодов и другой тип мышления в сознании реципиента;

- интердискурсивность отличается от интертекстуальности так же, как текст от дискурса по линии «процесс – результат» [Пеше 1999; Чернявская 2003, 2004; Силантьев 2004; Мельникова 2004; Борисенко 2004].

Во второй главе «Реализация интердискурсивных связей кинотекста в рамках родной и чужой культуры» описываются результаты сравнения интерпретативного дискурса представителей русской и американской культуры по поводу американского кинотекста «Общество мертвых поэтов» с целью выявления закономерностей реализации его интердискурсивных связей.

В разделе 2.1 приводится обоснование методики и материала исследования. Для получения более объективных данных мы сочетали в данном исследовании несколько методов: интервьюирование, анализ критической литературы об исследуемом кинотексте, а также интроспекцию.

В качестве материала исследования послужил американский кинотекст «Общество мертвых поэтов» (The Dead Poets Society – США, киностудия Touchstone 1989 г., режиссер Питер Уир, жанр – драма). Мы остановили свой выбор на данном кинотексте потому что, во-первых, он заслужил мировое признание и имеет «сертификат качества» в виде ряда наград; во-вторых, в нем воспроизводится социальная действительность и значительное количество культурных реалий изображаемой эпохи.

В работе использовано несколько видов источников языкового материала. Их количественный и качественный состав представлен в табл.1.

Таблица 1

Источники языкового материала

Американские

Русские

Всего

Критические статьи

54

42

96

Отзывы зрителей на Интернет-форумах

61

56

117

Интервью с носителями культуры

10

10

20

Всего

125

108

233

Практическое исследование включало несколько последовательных этапов, каждый из которых выполнял собственные функции, направленные на достижение общей цели исследования.

Первый этап – просмотр фильма с целью 1) проведения интроспективного анализа, 3) выделения в кинотексте элементов, обладающих интердискурсивными связями.

Второй этап – дискурсивный анализ критических статей и отзывов зрителей по исследуемому кинофильму. Данные, полученные на этом этапе, послужили также основой планирования интервью: с их помощью мы уточнили содержание вопросов и ограничили их количество, выделив приоритетные темы.

Третий этап – интервьюирование. Выбор данного метода для нашего исследования объясняется тем, что несмотря на свою трудоемкость и значительные временные затраты, этот метод помогает получить необходимую нам информацию – образцы естественной, непринужденной речи информантов и их субъективное мнение о кинотекстах. Кроме того, имеется возможность корректировать содержание интервью в соответствии со складывающейся ситуацией. В качестве информантов выступили 10 носителей русской культуры в возрасте от 20 до 45 лет, 10 носителей американской культуры той же возрастной группы.

Интервью проводились в соответствии с методикой социологических исследований С. Садмена и Н. Брэдберна [1996]. В основу интервью было положено несколько групп вопросов, преследующих разные цели:

  1. вопросы, направленные на определение социального статуса респондента, что весьма важно для данного исследования, так как интерпретация действительности во многом обусловлена социальными особенностями интерпретатора;
  2. вопросы, направленные на определение лингвистической и межкультурной компетенции респондентов;
  3. вопросы, направленные на определение уровня зрительской культуры респондентов, их вкусов в области кино:
  4. вопросы о самом фильме, касающиеся общего впечатления о фильме, оценки представленных в нем ситуаций, отношения к героям фильма, степени новизны кинотекста для респондентов.

Далее обработка собранного материала проходила следующим образом: все высказывания о кинотексте, полученные из статей, отзывов и интервью, были распределены по нескольким тематическим блокам: (1) общеоценочное отношение, (2) актуализация интертекстуальных связей, (3) отношение к авторам фильма, (4) идейно-тематическое содержание, (5) интерпретация эпизодов и места действия, (6) восприятие и оценка персонажей. Затем мы провели качественный, а в некоторых случаях и количественный, анализ и сравнение интерпретативного дискурса представителей русской и американской культуры по каждому тематическому блоку.

Заключительный этап исследования – интерпретация полученных результатов.

В разделе 2.2. освещаются способы реализации интердискурсивности в общеоценочном отношении к кинотексту. В условиях родной культуры общая оценка кинотекста является более сложной по форме и содержанию, чем в условиях чужой культуры. Это проявляется: 1) в наборе оснований для оценки: представители чужой для кинотекста культуры высказывают, главным образом, свои впечатления от кинотекста, в то время как представители родной культуры склонны оценивать также степень новизны сюжета; 2) в способе выражения оценки: представители родной для кинотекста культуры активно используют в речи ссылки на прецедентные имена, тексты, феномены. Культурная специфика общеоценочного отношения проявляется в степени эмоциональности оценочных высказываний и отношении к общей атмосфере фильма.

В разделе 2.3 раскрываются особенности актуализации в родной и чужой культуре интертекстуальных связей кинотекста.

Все упомянутые информантами интертекстуальные связи можно разделить на три группы: 1) музыкальные и поэтические цитаты, выделенные в исследуемом кинотексте; 2) идейное, сюжетное или жанровое сходство исследуемого кинотекста с предшествующими текстами; 3) связи с последующими текстами, в том или ином виде цитирующими кинотекст «Общество мертвых поэтов». Количественный анализ их актуализации в условиях родной (американской) и чужой (русской) культуры представлен в виде гистограммы (см. рис.1).

Рис. 1. Актуализация интертекстуальных связей в кинотексте «Общество мертвых поэтов»

Судя по количеству и разнообразию вербально отмеченных информантами интертекстуальных ссылок, можно заключить, что актуализация интертекстуальных связей кинотекста наиболее интенсивно происходит в условиях родной культуры. Так, в дискурсе представителей американской культуры отражены разные типы интертекстуальных связей кинотекста «Общество мертвых поэтов»: 1) содержательные, жанрово-стилистические; 2) по источнику заимствования: кинематографические; музыкальные, литературные; 3) по доступности: национальные. Кроме того, представители родной для кинотекста культуры склонны активно использовать его интертекстуальные связи в качестве опоры для интерпретации.

В дискурсе представителей чужой культуры актуализируется минимальное количество интертекстуальных связей. Они носят, главным образом, содержательный характер и не служат опорой для интерпретации.

Кинотекст может расширять свои интердискурсивные связи, становясь источником заимствований для текстов массовой культуры, функционирующих в разных дискурсах: музыкальном, телевизионном (сериалы, мультипликация), спортивном и т.д. Например, цитата из кинотекста «Общество мертвых поэтов» используется как пародия на него в одном из эпизодов американского комедийного мультсериала Family Guy (Гриффины) где слушатели коррективного курса английского языка встают на парты и произносят фразу O Captain! My Captain! (О капитан! Мой капитан!).

В разделе 2.4 мы ведем речь о роли личности авторов кинотекста в актуализации его интердискурсивных связей. Важную роль в реализации интердискурсивных связей кинотекста играет выявленный нами фактор личности авторов. Поскольку кинотекст имеет коллективное авторство, работа каждого участника кинопроцесса оказывает влияние не только на форму, но и на его смысл. Личностный фактор состоит в том, что зрителям могут быть знакомы другие работы или факты из личной или творческой биографии кого-либо из авторов данного кинотекста. В связи с этим может вырабатываться определенное отношение к нему или даже комплекс ожиданий. В результате, создается определенная установка на восприятие кинотекста, которая, оказывает влияние на последующую его интерпретацию. Личностный фактор наиболее ярко проявляется в рамках родной для кинотекста культуры и выражается, главным образом, в отношении к актерам и режиссеру. Интерпретация кинотекста обогащается за счет сравнения его с другими работами данного актера или режиссера, анализа изменений их амплуа, установления связей с их личной биографией.

Например, высказывание Williams once again proved that he was more than a hyper kinetic comedian подтверждает известность актера публике с помощью фразы once again proved (еще раз доказал). Кроме того, автор, очевидно, ставит комедийные роли гораздо ниже драматических (more than…), или, возможно, данное высказывание опровергает цитируемые автором слова критиков об игре Робина Уильямса. Также в этом высказывании раскрываются некоторые аспекты творчества Робина Уильямса. Фраза...more than a hyper kinetic comedian… (больше, чем гиперподвижный комедиант) сообщает о том, что до этого фильма зрителям были известны лишь его комедийные работы, которые, очевидно, не вызывали одобрения публики или критиков. Отрицательное отношение выражается словом hyper, которое означает «более чем нормально, слишком». В данном случае, сдержанность данного актера интерпретируется как прогресс, улучшение и поэтому является основанием для похвалы и важной чертой, которую заметили американские зрители. Российские зрители не отметили этой особенности вообще.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»