WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Историография исследования. Становление абазиноведения как отдельного научного направления начинается в середине ХХ века. В этот период увидели свет ряд монографий, статей и обобщающих работ по истории и этнографии абазин. В трудах известных лингвистов А.Н. Генко, Г.П. Сердюченко, К. В. Ломтатидзе4, наряду с детальным исследованием языка и фольклора абазин, кратко освещаются вопросы происхождения абазинского народа и некоторые вопросы его этнической истории.

Первой попыткой описания этносоциальной истории и традиционно-быто­вой культуры был обширный историко-этнографический очерк Л.И. Лаврова, посвященный абазинам5. В своем труде автор использовал, главным образом, опубликованные источники, ввел в научный оборот ценный архивный и полевой материал.

Анализ существующей специальной литературы свидетельствует о том, что историки и этнографы, работающие над актуальными направлениями абазиноведения, значительоное внимание уделяют различным концепциям происхождения абазин. Так, в работах Л.И. Лаврова, Ш.Д. Инал-Ипа, Е.П. Алексеевой, З.В. Анчабадзе6, посвященных этногенезу абхазов, попутно затрагиваются и вопросы этносоциальной истории абазин.

Отдельные сведения о расселении, хозяйстве, быте, миграционных процессах, общественном устройстве абазин содержатся в трудах С. Басария, Ц.Н. Бжания, Е.Н. Кушевой. В.П. Невской, Н.Г. Волковой, Я.С. Смирновой, Я.А. Федорова7, а также в других работах обобщающего ха­рак­те­ра о народах Северо-Западного Кавказа.

Значительный интерес представляет монографическое исследование Е.Н. Даниловой,8 в которой приводятся исторические сведения об абазинах, их расселении, родовой организации, хозяйственной деятельности; анализируются земельные отношения, сословно-классовая структура, органы управления общины, характеризуется семейный быт и генезис патронимии у абазин.

В 1989 г. вышла коллективная монография «Абазины (Историко-этно­гра­фический очерк)»9. Определенный интерес представляет один из разделов этой книги – «Общественные и семейные отношения», где на основе обширного фактического материала фиксируются основные черты и особенности семейных отношений у абазин в пореформенный период.

Вопросы этнокультурных связей абазин с близкородственными народами (абхазами, адыгами) и основные проблемы ранней этнической истории абазин исследованы М.С. Тхайцуховым10. В диссертационной работе Ф. Г. Куначевой анализируются проблемы эволюции религиозных верований у абазин.11

В результате многовековых этнокультурных контактов абазин с народами Кавказа наблюдается их взаимовлияние в области материальной и духовной культуры. Для углубленного понимания некоторых вопросов традиционного этикета абазин, сопоставления их с обычаями и традициями иных народов с целью выявления общего и специфического для этнографии абазин использовались исследования Х.Б. Бгажнокова, Г.Х. Мамбетова, Х.М. Думанова, Х.И. Шакова и З.П. Кардангушева, А.И. Мусу­каева, Г.В. Смыр, Р.А. Мамхеговой12 и др.

Таким образом, из анализа историографии проблемы можно сделать вывод, о том, что предшествующими исследователями были достигнуты определенные успехи в изучении в целом как традиционной культуры, так и социальных институтов абазин в частности.

Научная новизна исследования заключается в том, что она является первым исследованием в отечественном кавказоведении, в котором предпринята попытка комплексного изучения основных форм обрядовой культуры и традиционного этикета абазин, их роли и места в жизни этноса.

Теоретическая значимость исследования состоит во введении в научную разработку различных аспектов традиционной культуры абазин, уточнении ее специфических черт и функций. Материалы, положения и выводы диссертации представляются важными с точки зрения имеющегося в них научного и образовательного потенциала. Они могут способствовать углубленному пониманию этноменталитета абазинского этноса, что немаловажно в решении современных проблем межэтнического взаимопонимания; стать основой для дальнейшего изучения этнографии как непосредственно абазин, так и родственных народов, проживающих на Северном и Северо-Западном Кавказе.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее материалы могут быть использованы в качестве методологических оснований для анализа различных аспектов соционормативной и гуманитарной культуры абазин, для написания обобщающих трудов и отдельных учебных курсов по традиционной этнографии абазин, при изучении их истории и культуры в образовательных учреждениях Северного Кавказа.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования обсуждались на региональных (Карачаевск, 2006, 2007) и международной (Майкоп, 2008) научных конференциях.

Непосредственное содержание диссертации отражено в пяти научных пуб­ликациях, в числе которых одна публикация в реферируемом издании, рекомендованном ВАК.

Структура диссертации соответствует поставленным целям и задачам и состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены объект и предмет исследования, его цели, задачи и методологическая основа, обозначены географические и хронологические рамки, проанализированы историография и источниковая база, сформулированы научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Абазины и основные формы их обрядовой куль­туры» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «К вопросу об основных этапах становления этноса и субэтническом составе абазин» анализируются важнейшие аспекты этнической истории абазин.

В исторической науке утвердилось мнение, согласно которому древ­ними предками абазин (самоназвание «абаза») являются абазги, населявшие во вто­ром веке нашей эры территорию северо-западной части современной Абхазии на восточно-черноморском по­бе­ре­жье Кавказа, хотя, видимо, можно говорить о более сложном этническом субстрате протоабазинских племен. На территорию Северного Кавказа абазины начали переселяться с конца ХIII в. При этом миграционные процессы проходили в несколько этапов и продолжались вплоть до ХVIII века.

Феномен синкретизма был типичен для многих народов Кавказа, в том числе и для абазин. На различных этапах своего исторического развития абазины исповедовали язычество, некоторые элементы которого до сих пор сохраняются в обрядах, христианство и ислам.

В политическом отношении северокавказские абазины в ХVII–XVIII вв. находились в зависимости от сильных кабардинских и бесленеевских феодалов. От этой зависимости они освободились только в конце XVIII в., воспользовавшись активизацией внешней политики царского самодержавия на Кавказе.

К началу ХIХ в. абазины, подобно другим горцам Северо-Запад­ного Кавказа, оказались втянутыми в Кавказскую войну.

Общая численность абазин к началу ХIХ в. точному определению не поддается из-за частых перемещений этноса. Причины этих перемещений связаны, в первую очередь, со стремлением этноса найти территории, защищенные от нападения внешнего врага; во-вторых – с нескончаемыми внутренними распрями между кня­зья­ми, вследствие чего один или несколько князей, потерпевших поражение в борьбе со своими соперниками или просто не желавшие жить в соседстве с враждебными князьями, забирали своих подданных и уходили на новые места жительства.

Таким образом, однозначное определение точных мест расселения абазин и их численности в тот период времени представляется чрезвычайно слож­ным. Сведения, встречающиеся в источниках, неполны, подчас противоречивы, и не дают ясного и полного представления о территориальных гра­ницах расселения и численности народа, о перемещении отдельных абазинских родов и целых аулов.

В настоящее время занимаемая абазинами территория определяется предгорьями Большого Кавказского хребта. Ее границы проходят по верховьям рек Большой и Малый Зеленчук, Кубань и Кума. Абазины проживают в 13 селениях Карачаево-Черкесской Республики. В силу различных исторических обстоятельств абазины, как и большинство адыгов, в настоящее время проживают в ряде стран Ближнего Востока (Турции, Иордании, Сирии), а также в Европе (Германии, Голландии, Болгарии и т.д.).

По последней переписи населения Российской Федерации, к началу ХХI века общая численность абазин составила около 35000 человек, и в соответствии с Законом Российской Федерации от 30 апреля 1999 года ФЗ-82 народ отнесен к категории малочисленных.

Во втором параграфе «Религиозные верования абазин» анализируются традиционные религиозные представления абазин. В настоящее время абазины исповедуют ислам суннитского толка, однако в этнической памяти и в литературных источниках сохранились данные о ранних формах религии абазин, наиболее древней из которых являлось язычество.

В средние века абазины, по словам Эвлия Челеби, так же, как и черкесы, хо­ронили своих умерших в «сундуках», то есть колодах. Иногда эти коло­ды подвешивались на дерево. Очевидно, это было связано с ка­кими-то исключительными случаями, подобно тому, как у черкесов на дерево подвешивались гробы с убитыми молнией. Древний абазинский обряд трупосожжения после XIV в. уже не прак­тиковался. Длительное время проживая в условиях компактного иноэтничного окружения, абазины заимствовали у черкесов погребальный обряд; с принятием мусульманства в XVII-XVIII вв. они так же, как и черкесы, стали хоронить своих умерших по мусульманскому обряду.

Язычество, как известно, представляет собой веру в магическую силу талисманов и фетишей, в различных духов, поклонение и жертвоприношение деревьям, скалам, небесным светилам, родовым святилищам и т.д. У абазин сложилась целая система космогонических представлений, которая характеризуется солярными и грозовыми божествами. С верой в солярное божество-покро­ви­те­ля связано и появление представления у абазин о главном в мифологической иерархии божестве «Анчва», который, по их мнению, является творцом и покровителем всей Вселенной. Помимо «Анчва», у абазин наблюдался целый пантеон покровителей-божеств: «Ажвейпшва» – покровитель лесов и диких зверей, которому охотники приносили жертву перед отправлением на охоту; «Айтар» – покровитель домашнего скота; «Джьаджьа» – богиня плодородия, по­се­вов; «Гвында» – покровительница пчёл и пасек; «Швашвы» – покровитель кузнечного ремесла; «Ерыш» – покровительница ткацкого ремесла; «Дзиуара» – покровительница воды и дождя; «Афы» – покровитель грома и молнии. Из всех перечисленных божеств в этнической памяти более всего сохранились Анчва, Дзиуара и Афы.

Схожесть пантеона абхазских божеств с абазинскими позволяет сделать вывод о единой системе религиозных верований этих народов.

По представлениям абазин, в прошлом окружающая природа была населена всевозможными духами (уыд, алмасты, шайтан, абнагIв, пчагIв), которые могли вредить человеку, или могли быть задобрены, и в этом случае помогали ему.

Анимистические представления у абазин, как и у подавляющего большинства кавказских народов, сохраняли архаические культы и магические обряды.

В период засухи и неурожая абазины исполняли обряд вызыва­ния дождя при помощи деревянной куклы, одетой в женскую одежду («дзиуара»). В этом магическом обряде «моления дождя» принимали участие дети, очень редко – женщины; процессия сопровождалась ритуальными песнями, отложившимися в абазинском фольклоре. Данный обряд сохраняется до настоящего времени, хотя форма его проведения существенно трансформировалась. Связанный непосредствен­но с земледельческим культом, он имеет многочисленные параллели у народов Кавказа.

Наиболее часто применяемым из обрядов абазин был «дадрыпш» или же «чIапщара» от адыгского «чапш» (кабард.-черкес. – "щIэпщ"), суть которого заключалась в том, что молодежь из родного и соседних аулов устраивала у постели больного или раненого различные игры шуточного характера, пела, танце­вала, словом, делала все для того, чтобы не дать больно­му заснуть, так как сон, по суеверию, привёл бы его к смерти. Этнографы фиксируют аналогичный обряд и у адыгских народов.

Процесс христианизации абазинских обществ был достаточно длительным и был следствием миссионерской деятельности. Абазины, жившие в верховьях Кубани и Зеленчука, почитали верхнекубанские храмы, в частности Хумаринский (Шоанинский). Сохранились христианские памятники того времени – каменные кресты, плиты и др. на Урупе, Кяфаре, Бежгоне. По данным археологических исследований, в некоторых могильниках, например, в Ново-Кувин­ском, датируемом ХIII-ХIV веками, руки погребенных уже скрещивали на груди, что свидетельствует о погребении по христианским обрядам. Но и христианство у абазин не было последовательным: в большинстве могильников, погребение носило языческий характер13.

К началу ХVII в. относится проникновение ислама в привилегированные слои северокавказских народов, в том числе и абазин. Несмотря на принятие мусульманства, в верованиях абазин сохранялись языческие представления и обряды, то есть мусульманские каноны тесно переплетались с элементами традиционных верований и христианством.

Исламизация абазинских обществ носила, бесспорно, принудительный характер, вследствие чего у абазин еще длительное время фиксировалась синкретическая культурная идентичность.

В настоящее время реализация коммуникативных функций ислама у абазин прояв­ляется в таких сторонах соционормативной культуры, как семейно-бытовая обрядность, соблюдение похоронно-поминальных обрядов, соблюде­ние мусульманского поста – уразы (урычра). Из религиозных праздников самым значимым считается пра­здник окончания уразы и Курбан-байрам. По окон­чании уразы устраивается трехдневный праздник разговения (гIид), сопровождаемый культовыми обрядами.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»