WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Теоретическая и практическая значимость работы. Данное исследование может внести определенный вклад в осмысление ключевых проблем современных теорий наций, национализма, национального самосознания и национальной идентичности, придать новый импульс деятельности общественно-политических организаций и государственных органов в области развития межэтнических и национальных отношений в Российской Федерации.

Выводы и положения работы могут быть использованы преподавателями различных областей обществоведения, от политологии и социологии до социальной психологии и культурной антропологии. Материалы диссертации могут найти применение в практике профилактической работы с различными националистическими организациями, имеющими противоправный характер.

Апробация исследования. Основные результаты и положения диссертации изложены в статьях, опубликованных в различных научных изданиях, в том числе в научном журнале, рекомендованном ВАК. Выдвинутые на защиту положения диссертации прошли апробацию в выступлениях на следующих международных конференциях и симпозиумах: Х Международной Нижегородской ярмарки идей, 35 Академического симпозиума «Законы научной сферы общества» (26-29 мая 2007 г., Нижний Новгород); IX Международном симпозиуме «Диалог мировоззрений: общественные инициативы и движения» (14-15 июня 2007 г., Нижний Новгород, Волго-Вятская государственная академия государственной службы); II Всероссийской научной конференции «Национальная идентичность России и демографический кризис» (15 ноября 2007 г., Москва, РАН); VIII Международной научно-практической конференции «Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение» (7 декабря 2007 г., Москва, Российская академия юридических наук, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова); XII ежегодной международной научной конференции «Философские проблемы социальных и гуманитарных наук» (24-25 января 2008 г., Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ»); IV Международной научной конференции «Этнодемографические факторы национальной безопасности России» (25 января 2008 г., Санкт-Петербург, Балтийский государственный технический университет «Военмех»); ХI Международной Нижегородской Ярмарки идей, 36 Академического симпозиума «Законы художественной сферы общества» (26-29 мая 2008 г., Нижний Новгород).

Структура диссертации. Диссертация, объемом 205 страниц, состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы, заключения и библиографического списка, содержащего 367 наименований литературы на русском и иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, описывается степень разработанности проблемы, определяется объект, предметная область и методология диссертации, формулируются цели и задачи исследования, раскрывается научная новизна, выдвигаются основные положения, выносимые на защиту, устанавливается практическая и теоретическая значимость работы.

В первой главе «Нациопонимание: этнос и нация в проблемном поле социальной философии» рассматриваются представления об этносе и нации в отечественной и зарубежной науке и социальной философии, выявляется мировоззренческий и методологический потенциал основных философских парадигм, применяемых для достижения адекватности понимания этноса и нации в конкретных научных исследованиях.

В работе подчеркивается, что философское осмысление понятий «этнос» и «нация» представляет интерес не по отдельности, а в их взаимосвязи и взаимопроникновении. Подобный угол зрения необходим для аргументации авторской позиции по вопросу определения понятия «национализм» и выяснения производности его от понятий «этнос» и «нация».

Первый параграф «Понятие «этнос»: от этимологии и научных теорий к философскому осмыслению» начинается с характеристики ключевых понятий, вынесенных в название темы, глав и параграфов диссертации и используемых автором в исследовании.

Авторское видение понятия «нациопонимание» в кратком изложении представлено в «Положениях, выносимых на защиту». Под концептом диссертант понимает понятийно-образно-символическую константу – ментальную единицу коллективного национального сознания, воспроизводящую объект познания в вербальной форме и хранимую в исторической памяти носителей языка. Концепты, как языково-смысловые константные величины, сопровождают формирование научных понятий, осмысление их в различных концепциях, порой диаметрально противоположных в своих методологических установках.

Хотя анализ парадигмы и выходит за рамки настоящего исследования, – это область философии науки, – тем не менее, общее представление о ней дается в диссертации. Парадигма, на наш взгляд, – система идеонормативных предписаний («норм и идеалов исследования», «научной картины мира», «технико-методологических средств» и прочего инструментария), принятых научным сообществом и обеспечивающих существование научной традиции в виде, так называемой, дисциплинарной или междисциплинарной «матрицы» (Т. Кун), смена которой меняет теоретическое представление об изучаемом объекте. В обществознании выбор парадигмы диктуется не только теоретическими и логическими соображениями, но и ценностными и нормативными установками, в том числе и философскими (мировоззренческими и методологическими), которые играют, пожалуй, не менее важную роль в адекватном осмыслении социального объекта.

Нередко название «парадигма нациопонимания» выводят из наименования теоретико-методологического подхода, которого придерживается их автор. По-нашему мнению, парадигма шире теоретико-методологического подхода; последний входит в парадигму как структурный элемент. Но поскольку именно этот структурный элемент задает тон научному исследованию, то название парадигмы часто выводят из названия подхода. Вот почему кажется, что парадигм нациопонимания много. На самом деле много различных концепций, подходов и направлений исследования, которые группируются в философском дискурсе (метадискурсе) вокруг двух парадигм – объективистской и субъективистской.

Большинство существующих на сегодняшний день теорий и концепций, предлагаемых для объяснения природы, причин существования, сущности и функций этноса, этничности, этнической идентичности, процессов ассимиляции и дискриминации, этнических конфликтов, можно свести к трем основным подходам – примордиалистскому, инструменталистскому и конструктивистскому. Представители этих подходов в основном дискутируют вокруг вопроса – является ли этнос по своему происхождению и существованию естественно-историческим образованием, имеет ли он в своей основе какие-то субстанциональные (будь-то природные, или социальные, или социально-природные) сущностные компоненты, или представляет целенаправленно созданный, умозрительный конструкт, возникающий в результате произвольного выбора индивидами различных этнических признаков (этничности).

В решении этого вопроса просматриваются версии двух философских парадигм – объективистской и субъективистской. Сторонники примордиалистского (от англ. primordial – изначальный, исходный) подхода целью своих исследований ставят поиск изначальных, первичных, основополагающих факторов этноса. В рамках данного подхода обычно выделяют два направления в зависимости от того, какая объективная реальность, – природная или социальная, – положена в основу главных детерминирующих факторов этничности. Ученые, объясняющие этничность как явление, детерминированное изначально биофизическими, генетическими, антропологическими, географическими факторами, составляют натуралистическое направление (Ш. Монтескье, Ж. Гобино, Х. Чемберлен, С.М. Широкогоров, Л.Н. Гумилев, К.П. Иванов, Э. Пригард и другие). Примордиалисты, рассматривающие социальные факторы этничности в качестве основополагающих, примыкают к так называемому историческому или, по другому, социентальному направлению (П. ван ден Берг, К. Фосслер, Х. Клосс, Т. Файтер, Э. Смит, К. Хюбнер, О. Данн, Р. Бубнер, Г. Гачев, С.А. Арутюнов, Ю.В. Бромлей, Р.Г. Подольный, Г.Е. Марков, В.В. Пименов, Н.Н. Чебоксаров многие другие). Они считают, что формирование этносов представляет собой длительный исторический процесс, в котором определяющую роль играет не какой-то один социальный фактор, а целая группа факторов. Среди них особо выделяемыми являются такие факторы, как единство территории и языка, хозяйственный уклад, психика, традиционные и устойчивые компоненты духовной культуры, воплощенные в обычаях, обрядах, религии, нормах поведения.

В рамках субъективистской парадигмы развиваются в основном инструменталистский и конструктивистский подходы. Представители инструменталистского подхода (П. Брасс, К. Вердери, Н. Глезер, Дж. Дэвис, Дж. Нейджел, А. Коэн, Дж. Окамура, С. Олзан, Дж. Ротшильд, Э. Смит, Д. Хоровитц, К. Янг и другие), опираясь в своей методологии на социологический функционализм и прагматизм, принимают этнос как данность, якобы не нуждающуюся в объяснении ее субстанциональной основы, хотя большинство из них, как и конструктивисты, тяготеют к признанию идеальной природы этничности. Главные вопросы инструментализма – поиск функций, которые этнос выполняет, а точнее должен выполнять в обществе, и выяснение механизма удовлетворения потребностей индивида и этнической группы.

Конструктивистский подход (Дж. Комарофф, Ф.Барт, П. Бергер, Т. Лукман, П. Бурдье, Т. Рэйнджер, Х. Бхабх и другие), используемый в большей мере для характеристики нации, чем этноса, основан на признании идеальной (вымышленной) природы этничности как продукта интеллектуального конструирования ее писателями, идеологами, политиками, выполняющими идеологический заказ элит, а также самими индивидами, осуществляющими этническую самоидентификацию. В конструктивизме преобладает субъективная сторона этничности, а именно: коллективное сознание, мифология, воображение, осознанность принадлежности себя к этнической общности не на основании объективных признаков (единства территории, языка, культуры, психологии и т.п.), а на представлениях об этих признаках. Так, признаком этнической группы в конструктивизме (да и в функционализме) является не общее естественно-историческое происхождение этноса, а «представление» или миф об исторической его судьбе; не единство территории и языка, а всего лишь «представление» о том, какая территория и какой язык являются для этноса общими; не реальные природные, родственные связи, единый тип культуры, а «представление» о биологических началах, родственных связях и типе культуры. Очевидно, что представления (идеи, мифы, интеллектуальные конструкты и т.п.) суть продукты сознания; они могут быть истинными и ложными, заблуждением и дезинформацией, мнением, основанным на вере, или обоснованным убеждением. И все они, – истинные и ложные, – могут быть положены в основу этнической самоидентификации субъекта. Таким образом, для конструктивизма этническая идентичность – прерогатива сознания и свободного выбора; быть или не быть членом этнической группы зависит от субъективных представлений индивида о том, что такое этническая группа и каковы признаки, идентифицирующие его с этой группой.

Анализ понимания этноса в отечественной и зарубежной науке приводит к мысли, что основная дискуссия ведется вокруг субстанциональной и функциональной сторон этнических признаков: какова их природа, и какую функцию они выполняют в этнической группе. Пожалуй, общим для всех, кто участвует в дискуссии, является признание этноса в качестве общности, представленной в этническом самосознании в единстве идентичных групповых признаков и отличии от других подобных общностей. Что же касается происхождения и содержания этнических признаков, иначе, их субстанциональности, а также функционального предназначения для индивида и этноса, то позиции существенно расходятся, но, практически, все же не выходят за пределы обсуждения общих философских вопросов – отношения материального и идеального, объективного и субъективного, биологического и социального в этносе.

Признание объективности (естественно-историчности) происхождения и социального бытия этноса, на какой бы субстанциональной основе, – природной или социальной, – она не зиждилась, имеет для диссертанта принципиальное значение для обоснования природы нации и сущности национализма как специфической разновидности национального сознания, обусловленного в своем содержании ни каким-то мнимым «воображаемым сообществом» и «надуманной» функциональностью, а объективностью этих общностей как исторических субъектов этого национального сознания. При этом в диссертации не отвергается наличие субъективных (идеальных) компонентов этничности, а также подчеркивается, что необходимым условием существования этноса является наличие в сознании и деятельности его членов дихотомического отношения «мы – они», т.е. этнической самоидентичности. Если такое отношение отсутствует, и члены общности не сопоставляют себя с другими, не различают, кто есть свой, а кто – чужой, то и говорить об этносе как органичной (однородной) общности бессмысленно. Причем данное отношение не просто дихотомическое, но одновременно и онтологическое, и гносеологическое, и аксиологическое, ибо противопоставление как факт реальности предполагает познание (осознание) и оценку себя в отношении к другим. Отсюда вполне оправдано включение в определение этноса такого важного признака, как единство этнического сознания членов этноса, осознания ими своей этнической идентичности.

На основе анализа многочисленных концепций, подходов и направлений и следования философским традициям, связанным с объективистской парадигмой в диссертации получило дальнейшую конкретизацию определение этноса как социально-исторической общности, возникающей и функционирующей в условиях определенной экономической системы хозяйствования и социальной организации общества, сложившейся на ограниченной территории из преимущественно однородных по антропофизиологическим данным групп людей, объединенных единством языка, культурно-бытового уклада, традиций, религии, норм поведения, психики и идентифицирующих свою принадлежность к этой общности посредством признания вышеназванных этнических признаков в различных их комбинациях.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»