WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

В предперестроечный и перестроечный периоды проблемы этноса и нации, этнических и национальных отношений, национального сознания и самосознания, национальной культуры и национализма нашли свое дальнейшее отражение в работах таких ученых, как Р.Г. Абдулатипов, С.А. Арутюнов, С.М. Арутюнян, Э.А.Баграмов, Ю.М. Бородай, Л.Н. Гумилев, Л.М. Дробижева, П.Г. Евдокимов, М.В. Иордан, А.Н. Мельников, Л.В. Скворцов, А.К. Уледов, К.Н. Хабибулин и многих других. О повышенном научном интересе к общим и отдельным аспектам исследования этноса, наций и национальных отношений свидетельствует ряд диссертаций, в частности, В.А. Авксентьева, В.В. Амелина, С. Атамуратова, К.К. Атаева, В.Н. Бадмаева, А.К. Дегтярева, В.И. Каирова, А.Н. Мельникова, В.П. Торукало, Ю.А. Серебряковой, Г.К. Шалабаевой, защищенных в 90-е годы.

Нельзя не отметить в постсоветской ли­тературе всплеск особого интереса к национальной проблематике русских дореволюционных филосо­фов и публицистов, особенно философов-эмигрантов, – их своеобразный ренессанс идей, посвященных русской нации, русской идее, русскому национализму и патриотизму. Об этом свидетельствует значительное число переизданий трудов Н.А Бердяева, С.Н. Булгакова, И.А. Ильина, И.В. Киреевского, П.И. Ковалевского, П.Н. Милюкова, В.С. Соловьева, П.А. Сорокина, Е.Н. Трубецкого, Н.С. Трубецкого, Г.П. Федотова, А.С. Хомякова и других мыслителей.

Различные аспекты, связанные с выявлением специфики русской нации и русского национализма и основных этапов их развития, рассматриваются в трудах наших современников В.П. Булдакова, А.К.Дегтярева, А.Г. Дугина, В.В. Жириновского, В.И. Козлова, В.П. Макаренко, А.И. Миллера, А.И. Под­березкина, А.Н. Савельева, А.Н. Сахарова, И.Р. Шафаревича и других.

Благодаря доступу к западному «видению» национализма и особенностям его проявления в России, в последнее время появились интересные и вполне конкурентные исследования, посвященные проблемам этноса, этничности, этнической и национальной самоидентификации, национализму, способствующие выходу нашего отечественного нациопонимания из своего рода идеологического затворничества. Это – статьи, монографии и докторские диссертации А.Р. Аклаева, В.М. Воронкова, М.Н. Губогло, А.В. Дахина, Л.М. Дробижевой, А.Г. Здравомыслова, С.Г. Кагияна, В.В. Коротеевой, В.С. Малахова, О.Ю. Малиновой, В.В. Мархинина, Б.В. Межуева, М.О. Мнацаканяна, Э.И. Паина, В.Б. Пастухова, Э.А. Позднякова, Э.Д. Понарина, С.Н. Пушкина, С.В.Соколова, С.В. Соколовского, Г.У. Солдатовой, А.И. Субетто, Г.Т. Тавадова, В.А. Тишкова, В.П. Торукало, С.В. Чешко, В.Н. Шевченко, В.А. Шнирельмана, В.Д. Шуверовой и многих других авторов. Упомянутые авторы углубили понимание социально-этнической и культурологической сущности нации, проследили процесс ее исторического становления и развития, определили роль государства в решении национального вопроса. Более того, в современный период на первый план выдвинуты новые аспекты, в ином ключе ставятся и реализуются, казалось бы, уже решенные проблемы, пересматриваются отдельные позиции и взгляды. Естественно, что все это обусловливает необходимость переосмысления многих методологических и фундаментальных положений, дает возможность по-новому взглянуть на будущее наций в условиях современных процессов нациестроительства и глобализации.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является социально-философский анализ нациопонимания и, прежде всего, выявление научного потенциала (инструментальных возможностей, «разрешающих способностей») основных философско-методологических парадигм, используемых для достижения адекватного понимания (толкования, объяснения, трактовки) нации, национализма и взаимосвязанных с ними феноменов в современных исследованиях, общественно-политической и государственно-правовой практике нациестроительства.

Реализация постановочной цели предполагает решение следующих основных задач:

рассмотреть научные представления об этносе, нации и национализме в отечественной и зарубежной науке и социальной философии в контексте основных теоретических стратегий и философско-методологических парадигм;

внести конкретизацию в определения дефиниций, входящих в содержание нациопонимания, на основе приоритетного использования объективистской парадигмы;

проследить развитие идей о нации и национализме в русской философии и публицистике конца XIX – начала XX вв., дать им современную интерпретацию и парадигмальную характеристику;

выявить социальную (психологическую, духовно-культурную, идеологическую, политическую) значимость этнической и национальной идентичностей, их тесную связь с национализмом и определить место последнего в процессах нациестроительства, глобализации и локализации современного мира.

Методология исследования. Крайности абсолютизированного объективизма и функционально-конструктивистского субъективизма преодолеваются в диссертации признанием и использованием объективистской парадигмы в качестве основополагающей философско-методологической основы не только для собственно философского (в том числе, нашего) исследования, но и для специальных и междисциплинарных исследований, причем с той непременной оговоркой, что поиски объективных оснований формирования и дальнейшего созидания наций сопровождаются с учетом субъективного фактора в виде возможности их социального «конструирования», которое нельзя отождествлять с «произвольной манипуляцией» или «сознательной фабрикацией». В диссертации речь идет не о «конструировании» социальной реальности вообще и наций в частности, а о производстве и воспроизводстве их в ходе духовной и практической деятельности людей.

Диссертант не выходит за рамки признаваемого им объективизма как философско-методологической парадигмы. При этом широко использует весь арсенал диалектической методологии, в частности, метод восхождения от абстрактного к конкретному, принципы всесторонности, развития, системности, поляризации, мерности, единства логического и исторического, объективного и субъективного факторов в историческом процессе. В раскрытии сложного комплекса структурных элементов нации и национализма используется принцип целостности нациопонимания как объяснительный принцип.

Научная новизна исследования. В целом новизна работы определяется вкладом автора в постановку и решение проблемы нациопонимания в предметном поле социальной философии, выявлением научного потенциала основных философско-методологических парадигм в различных специальных исследованиях по этнонациональной проблематике. С точки зрения автора, то новое, что он внес в исследование проблемы, можно обозначить рядом следующих утверждений:

осуществлен на базе социальной философии междисциплинарный синтез различных отечественных и зарубежных научных представлений о нации и взаимосвязанных с ней социальных феноменах, таких, как национализм, этничность, национальное сознание, этническая и национальная идентичность, обозначенных в исследовании общим понятием «нациопонимание»;

обоснована приоритетность объективистской парадигмы как наиболее эффективной, на наш взгляд, версии адекватного нациопонимания; на ее основе, во-первых, уточнены понятие, сущность, структура и функции этноса как социально-исторической общности и произведен категориальный анализ концептов этничности, этнического сознания и этнической идентичности, во-вторых, получило дальнейшее развитие понятие «нация» как социоэтнокультурная реальность особого рода, качественные признаки которой тесно связаны с государством и гражданским обществом;

проведена сквозь призму современности социально-философская интерпретация взглядов русских философов и публицистов конца XIX – начала XX вв. по проблеме русской нации и русского национализма, установлена направленность общественно-политической практики русского национализма и подвергнуты сопоставлению и конвергенции национализм и патриотизм как объективные реалии прошлой и настоящей жизни российского общества;

на основе объективистской парадигмы выявлены объективные условия и субъективный фактор возникновения и существования национализма, обнаружена и раскрыта зависимость национализма от многообразных проявлений социального (экономического, политического, культурного) неравенства в национальных отношениях, от процессов нациестроительства, этнической и национальной идентификации, достижения и сохранения государственного суверенитета и безопасности, а также глобализации и локализации в современном мире.

Положения, выносимые на защиту. Основные положения, выносимые на защиту и реализующие цель и задачи исследования, могут быть сформулированы следующим образом.

Нациопонимание – рефлексивная область философских размышлений о концепциях и теориях, изучающих нацию, национализм и другие взаимосвязанные с ними явления в их парадигмальной целостности. Представленное содержание концепта «нациопонимание» позволяет отличить его от «нациоведения», «нациологии», «национализмоведения» и «национализмологии» как различных терминов, используемых для обозначения междисциплинарных (нефилософских) дисциплин, объектом познания которых выступают вышеперечисленные явления.

Плюралистическое многообразие современного нациопонимания вписывается в объективистскую (объективизм) и субъективистскую (субъективизм) парадигмы. Если объективизм объясняет нации в качестве некоторой изначально данной сущности (природной или социально-исторической), то субъективизм сводит нации исключительно к продукту социальной (духовной и практической) активности определенных групп. Объективистские подходы нередко абсолютизируют примордиальные характеристики нации, тогда как субъективистские сужают проблематику нации рамками исследования ее функционально-инструментальных и конструктивистских возможностей.

Интегрируя различные подходы, направления и концепции и придерживаясь в целом объективистской парадигмы, диссертант внес конкретизацию в концепт «этнос». Под этносом понимается конкретно-историческая общность людей, возникающая и функционирующая в условиях определенной экономической системы хозяйствования и социальной организации общества, сложившаяся на ограниченной территории из преимущественно однородных по антропофизиологическим данным групп людей, объединенных единством языка, культурно-бытового уклада, традиций, религии, норм поведения, психики и идентифицирующих свою принадлежность к этой общности посредством признания вышеназванных этнических признаков в различных их комбинациях.

Анализ современного нациопонимания, проведенный в диссертации и основанный на объективистской парадигме, позволил диссертанту определить нацию как социально-историческую (возникшую на определенном этапе истории) общность, являющуюся носителем социокультурных, в том числе этнических признаков, положенных в основу их самоидентификации, и выступающую единственным источником суверенитета и предельным основанием легитимности (прежде всего, государственной) власти.

В объективистской парадигме национализм предстает как идеология и политическая практика, детерминированные объективными условиями и субъективным фактором, и выступает в своем позитивном проявлении как духовно-идеологическое самовыражение нации, как момент «пробуждения» национального сознания (национального самосознания), поворотный пункт в «судьбе» формирующейся или сформировавшейся нации. По существу, многие национализмы есть «реакции» людей на социальное неравенство в этнических и национальных отношениях, а также «недовольство» элит на неудавшуюся, по их мнению, модернизацию общества в историческом процессе нациестроительства и глобализации современного мира.

Национализм как духовный (идеальный) феномен в качестве объекта социального познания (понимания) и практического действия (нациестроительства) имеет нацию и национальные отношения. В вопросах трактовки (понимания) нации национализм часто выходит за рамки объективной беспристрастности и вторгается в область нормативных оценок и идеологий. Поэтому вряд ли национализм может адекватно определить сущность нации и уж тем более быть сущностной характеристикой нации. Национализм, как правило, переводит понятие нации в культурно-исторический и этнический контексты. Политический пробел в обосновании легитимности границ национальных государств национализм снимает пониманием нации как социально-органической общности, произрастающей из глубинных этнических и культурно-исторических корней и нашедшей свою организационную форму в государстве, которому и вручает власть для защиты национальных интересов, суверенитета и национальной безопасности.

Более того, национализм не может порождать нацию; он всего лишь формирует представления о нации, и на основе этих адекватных или неадекватных представлений пытается осуществлять социальное конструирование нации, влиять на ее институционализацию посредством привлечения этничности, переработки ее в некую символическую форму, которая нередко вызывает лишь иллюзию культурного однородного сообщества.

Для большинства русских философов и публицистов XIX – начала XX столетия характерно признание русской нации в качестве социально-исторической общности, формирующейся в процессе слияния и консолидации многочисленных этносов, – чаще близкородственных племен и народностей, – под эгидой титульного русского этноса и российского государства. Русская нация (и как идеал, и как становящаяся или уже ставшая реальность) предстает у них не столько в качестве политико-правового образования, сколько и главным образом как социоэтнокультурная система, самобытная в своей духовности и открытая всем народностям, признающим эту самобытность.

Трактовка русского национа­лизма, вытекающего из соответствующего представления о русской нации, сопряжена с чрезвычайно широким спектром духовно-психологических явлений, связанных с национальными чувствами, национальным самосоз­нанием, с поиском национальной (Русской) идеи и с патриотизмом. Отсюда и понимание русского национализма (в известном смысле, национал-патриотизма) как многомерного духовного явления, интегрирующего в себе следующие исконно русские во многом противоречивые национальные черты: любовь к общей земле (земле предков), языку, культуре и исторической памяти; иррациональное стремление к свободе, воле и независимости, доходящее порой до безрассудства; поклонение державной и самодержавной власти, предстающей нередко в национальном сознании в мистифицированном и мифологизированном виде; признание приоритетов Православия не столько в вере, – ибо можно быть атеистом или исповедующим другие религии, – сколько в образе жизни, особенно его нравственных началах; миролюбивый и открытый характер, отсутствие мании превосходства и исключительности в отношении других народов.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»