WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. Оптимизм и светлое начало – не случайные, внешние характеристики творчества С.Прокофьева, они не являются следствием социальной детерминации, а есть проявление глубинных оснований личности композитора, выражение его мироощущения. В своих глубинных основаниях оптимизм С.Прокофьева вскормлен русской духовной традицией с её верой в сопричастность человека абсолютным началам бытия, в возможность духовного преображения мира.
  2. Жизнь и творчество С.Прокофьева адекватно прочитываются в категориях «подлинного» и «неподлинного» бытия. Такой подход позволяет объяснить различие между внешней социальной жизнью С.Прокофьева и его собственным – внутренним, аутентичным миром, в котором проявляется подлинная сущность композитора. Внутреннее «я» художника проступает в его произведениях не только в своей земной, эмпирической ипостаси, но и в качестве субъекта, имплицитно несущего в себе архетипы национального сознания, исторической и культурной памяти.
  3. Для понимания подлинного смысла музыки С.Прокофьева необходим поворот исследовательского сознания от реальных к «интенциональным предметам», то есть таким, какими они открываются не физическому зрению, но интуитивному, нечувственному восприятию, способному пробиться сквозь внешнюю осязаемость к скрытой сути вещей.
  4. В самом музыкальном звучании – в идеальном образном строе лирической составляющей музыки С.Прокофьева ясно видится чётко выраженная духовная интенция, обнаруживается метафизический срез его творчества, его обращённость к вечности. В музыке С.Прокофьева, даже в самые светлые, радостные моменты явно слышится «тоска по иному», возникает трудно выразимая интуиция, связанная с ощущением неадекватности, своеобразной «нехватки бытия» – переживания, предощущения того, что не встречалось в опыте реальной действительности. В этих отблесках иного бытия, в ощущении метафизичности происходящего и проявляется глубинный смысл его произведений.
  5. Напряжённая рефлексия над фундаментальными метафизическими проблемами, продолжавшаяся на протяжении всей жизни С.Прокофьева, обнаруживает эволюцию композитора в направлении религиозности и позволяет говорить о близости его мировоззрения идеям и направленности русской религиозно-идеалистической философии.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в переосмыслении жизни и творчества С.Прокофьева с позиций выявления их глубинных национально-культурных и архетипических оснований; в обосновании единства и внутренней целостности процесса его творческого развития как последовательного развёртывания творческой индивидуальности композитора, органично сочетавшейся с опорой на традицию; в выявлении и раскрытии эволюции композитора в направлении религиозности; в развитии феноменологического подхода к исследованию музыки. Научные положения работы могут послужить основой для дальнейшего исследования глубинных оснований творчества С.Прокофьева, его метафизической направленности. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при подготовке учебных курсов по истории и теории искусства, по истории русского музыкального искусства первой половины ХХ века, в культурно-просветительской деятельности, связанной с творчеством отечественных композиторов.

Апробация работы. Основные положения исследования обсуждались на заседаниях кафедры гуманитарных дисциплин Саратовской государственной консерватории имени Л.В.Собинова, а так же на следующих конференциях: VI Всероссийская научно-практическая конференция студентов и аспирантов «Проблемы художественной культуры в мировоззрении современной молодёжи: преемственность и новаторство» (Саратов, 2007); V межрегиональные Пименовские чтения «Церковь и образование: значение православных духовно-нравственных ценностей в современной России» (Саратов, 2007); Всероссийская научно-практическая конференция, посвящённая 95-летию Саратовской государственной консерватории им. Л.В.Собинова (Саратов, 2007); VI межрегиональные Пименовские чтения «Церковь, образование, наука: православная культура – основа духовно-нравственного здоровья общества» (Саратов, 2008); Всероссийская научно-практическая конференция «III Вышеславцевские чтения» (Тамбов, 2009).

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав (4-х параграфов), Заключения, библиографии и нотного приложения.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень её изученности, обозначаются цели и задачи исследования, определяются объект и предмет исследования, его методологическая база, раскрывается научная новизна, обосновывается теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, излагается информация о её апробации и структуре.

Первая глава «Музыка С.Прокофьева как специфический феномен искусства первой половины ХХ века: оптимизм и светлое начало» посвящена разработке до сих пор мало исследованного аспекта жизни и творчества С.Прокофьева – анализу мироощущения композитора как имплицитной основы его творческой деятельности. В первом параграфе «Особенности мироощущения С.Прокофьева» внимание направлено на специфический феномен музыки С.Прокофьева – преобладание в ней оптимистического, «светлого» начала. Творчество композитора несёт в себе практически не имеющий аналогов в истории современного искусства заряд позитивной энергии и света, веры в человека, в конечную победу красоты и гармонии. Безусловно, в этой направленности С.Прокофьев не был абсолютно одинок. Оптимизм как своеобразный «ответ» на вызовы эпохи характерен для сочинений и других авторов (Б.Барток, Н.Мясковский, З.Палиашвили, И.Стравинский). Однако в целом позитивная направленность не была для них магистральной. В этом отношении С.Прокофьев являет пример последовательной реализации оптимистической идеи, сквозной нитью проходящей через всё его творчество.

В работе развивается мысль о том, что появление такого феномена, как С.Прокофьев, именно в русской музыке не случайно – его происхождение теснейшим образом связано с особенностями русской культурной традиции, русской ментальности с её устойчивой верой в торжество светлых начал. Раскрытое в работе противоречие между направленностью музыки С.Прокофьева и общими настроениями эпохи позволяет сделать вывод о том, что оптимизм композитора не обусловлен однозначно социально, не является прямым отражением внешней, социальной жизни, а выступает проявлением глубинных оснований личности художника.

В работе проанализированы факторы, способствовавшие формированию оптимистического мироощущения композитора. Обращается внимание на то, что личность С.Прокофьева сформировалась в условиях российской «глубинки», под воздействием русской природы и традиционных форм национальной культуры, которые, будучи усвоены ещё в детстве, несомненно, оказывали влияние на мироощущение композитора. Подчёркивается, что значительную роль в становлении его личностных качеств сыграла известная обособленность жизни семьи Прокофьевых, их провинциальная изолированность, которая, помимо прочего, способствовала прочному усвоению и закреплению воспринимаемых от родителей знаний и ценностей. В работе придается особое значение тому, что С.Прокофьев формировался в условиях интеллектуальной и духовной чистоты, не замутнённой сомнениями и скепсисом, неизбежно возникающими в культурной среде больших городов и массового образования. Отмечается, что немаловажную роль в формировании прокофьевского оптимизма сыграла его творческая самоуверенность, которая питалась и горячей, заинтересованной поддержкой таланта юного композитора со стороны родителей и близких; и характерной аутентичностью его творческого развития.

Работа полемизирует с исследователями, интерпретирующими жизнеутверждающий строй музыки С.Прокофьева как отражение оптимизма социалистического общественного строя, и солидаризируется с позицией А.Шнитке, утверждающего что «это был естественный оптимизм – не идеологически внушённый, но самый что ни на есть подлинный»1. Многие факты биографии С.Прокофьева говорят о том, что композитор был довольно проницательным и имел адекватное представление о социально-политических реалиях. Однако никогда несовершенная действительность не подавляла силы духа композитора, не порождала пессимизма и обречённости.

В процессе исследования оснований прокофьевского оптимизма обнаруживаются корреляции с мироощущением русских философов «Серебряного века», которые даже в период эмиграции, будучи оторванными от своих корней, сохраняли духовное сродство с основными интенциями русской культуры. Русские философы верят в возможность духовного пресуществления ныне разделённого, «лежащего во зле», но изначально единосущного Богу мира. Эта безотчётная вера обнаруживается и в музыке С.Прокофьева на её глубинном уровне, который интерпретируется в работе как метафизический. Понятие метафизического употребляется для обозначения тех составляющих творчества, которые, будучи выражением глубоких внутренних интенций художника, обнаруживают его стремление к выходу за пределы наличной действительности – в пространство трансцендентного, в область вечных, непреходящих ценностей и смыслов. Раскрытие метафизической составляющей творчества С.Прокофьева осуществляется в работе посредством выявления его глубинных смыслов, то есть тех выраженных в музыке смысловых коннотаций, которые не связаны с внешней, социальной обусловленностью, с исторической конкретикой, а являются проявлением наиболее интимных, скрытых слоев внутреннего мира композитора.

Оптимизм С.Прокофьева является устойчивым фундаментом его личности, позволяет ему преодолевать (отстранять, отодвигать на периферию сознания) трудности реальной повседневной жизни – во имя служения вечности. Как отмечает А.Шнитке, «Прокофьев даёт нам пример того, как можно остаться человеком в условиях, когда это почти немыслимо, как можно сделать жизненной целью преодоление повседневно-человеческого ради идеальной человечности»2. Последнее определение не может не породить аналогию с Богочеловечеством Вл.Соловьева. Осуществлённое исследование позволяет говорить о том, что действительным основанием прокофьевского оптимизма и фундаментом его мироощущения в целом служит не что иное, как подлинная духовность, уходящая своими корнями в русскую культурную традицию.

Особенности мироощущения С.Прокофьева отчётливо проявляются в его творчестве. Анализу этих коннотаций посвящён второй параграф I главы «Творчество С.Прокофьева как выражение мироощущения композитора». В работе акцентируется мысль о том, что жизненный путь С.Прокофьева – с самого детства и до последних дней – исчерпывается одним, но главным, всепоглощающим определением – служением творчеству как реализации своего предназначения. Это обусловило доминирующую роль самобытности и самостояния в творчестве композитора, создание им автономного жизненного мира. Осуществлённый в работе анализ соотношения традиций и новаторства в музыке С.Прокофьева приводит к выводу о том, что, несмотря на известное бунтарство, выражавшееся в творческих исканиях и пробах в разнообразных стилевых направлениях, композитор сохранял верность традиции. Будучи проявлением стремления композитора к самоутверждению и самостоянию, новаторство С.Прокофьева не носило негативного, нигилистического характера, оно опиралось на прочную классическую традицию, которая всегда составляла основу его творчества. Подчёркивается, что композитор не просто обращался к классическим формам – ему был присущ сам дух классики с её ориентацией на вечные, вневременные ценности.

Особое значение придаётся в работе близости С.Прокофьева к народным, национальным корням, которая в общем контексте исследования служит выражением глубинных оснований личности, а тем самым и бессознательным источником творческих интенций композитора. Народность как глубинная, сущностная черта творчества С.Прокофьева сформировалась под воздействием не только народной музыки, но и всей культурной традиции – явилась выражением национальной ментальности, её духовных интенций. Народность у С.Прокофьева выражается в русской национальной характерности не только интонаций, но и духовного склада его произведений. Музыке С.Прокофьева, взращенной на русской почве, присуще нравственное начало, что в целом характерно для русской ментальности. В системе факторов, определяющих специфику творчества композитора, народность располагается по вертикальной линии, идущей от центра личности вниз, к бессознательным слоям психики. Близость народным корням позволяет говорить об онтологической укоренённости внутреннего мира композитора, которая и обусловливает оптимистическое мироощущение композитора.

Рассмотрение соотношения рациональных и иррациональных начал в творчестве С.Прокофьева позволило обнаружить амбивалентную природу его музыки, выявить её смысловую многомерность, свидетельствующую не только об ориентации композитора на идеалы объективно-прекрасного, но и о напряжённых метафизических поисках, о внимании к психологическим и духовным феноменам. В работе раскрывается особое значение исторической и культурной памяти в творчестве С.Прокофьева. Автор приходит к выводу, что, несмотря на сосуществование различных тенденций в музыке С.Прокофьева, его творчество представляет собой целостный сплав, органичное единство, обусловленное самодостаточностью его натуры и последовательностью в осуществлении художественных и жизненных целей и ценностей.

Важную роль в процессе обоснования и раскрытия метафизической составляющей творчества С.Прокофьева занимает утверждение о внутренней дистанцированности композитора от социально-политических реалий. Наиболее отчётливо это проявляется в советский период. Вопреки утверждениям некоторых исследователей, С.Прокофьев не являлся непосредственным выразителем социалистического, и вообще социального, реализма. Несмотря на создание произведений, связанных с «советской тематикой», он так и не стал советским композитором в буквальном значении этого слова. Ему не свойственно отображать события животрепещущей современности. Он проявляет себя как подлинный художник, моделирует свой идеальный мир – в целом гармоничный и позитивный, хотя и не лишённый экзистенциальных бездн. Это не уход от мира, полное пренебрежение к нему, но «высвечивание» в нём вечных, вневременных смыслов и концентрация именно на этих уровнях бытия – что проявляется в отчётливо выраженной объективности и вневременности музыки С.Прокофьева.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»