WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В хоровой обработке А. Свешникова усилен мотив «звонов», причём наиболее трагичные строфы стихотворения опущены, подчёркнут повествовательно-элегический тон музыкального высказывания: темп движения замедляется (размер – 3/2, самые «быстрые» длительности – четверти), что придаёт звучанию характер размышления; в звуковую картину внесены лирические краски, благодаря введению трёхдольности. В хоровом заключении после полнозвучного, «плотного» тонического аккорда звучит «соло» басов, уходящих по звукам тонического арпеджио в глубокий низкий регистр, создающих эффект затихающих вдали колоколов.

В романсе А. Алябьева «Вечерний звон», напротив, сделан акцент на содержании второй и третьей строф стихотворения Козлова. «Вечерний звон» в трактовке композитора полностью трансформируется в звон погребальный. В своём элегически скорбном романсе композитор достигает особой сосредоточенности и глубины лирического чувства, создавая психологическое ощущение скованности и безысходной печали.

Как видно из анализа трёх музыкальных интерпретаций вышеназванных соавторов Козлова, все они по-разному подходили к тексту: первые две интерпретации основывались на лейтмотиве – звоне колокола (а именно, на звуках благовеста), третий, алябьевский вариант, строится на мотиве погребального перебора, и это скорее уже не романс, а погребальная песня. Здесь уместно вспомнить о диалоге музыки и текста в романсе, при котором композитор выступает как соавтор, чутко реагирующий на движение поэтической мысли, отбирающий наиболее актуальные для своего мировосприятия подтексты лирического произведения.

В итоге мы приходим к заключению о том, что музыкальность лирики Козлова, привлекавшая внимание композиторов и музыкантов и являющаяся одной из значимых составляющих его творческой индивидуальности, формируется с помощью ряда специфических поэтических средств. Образность часто строится на основании музыкального образа-фона, который, в свою очередь, создаётся как самой лексикой, так и фоническими приёмами, изменением ритма и интонационно-синтаксического строения (фоновый образ колокольного звона – в «Вечернем звоне», шум и плескание волн – в «Новых стансах» и «Венецианской ночи»). Поэт часто использует приём варьирования – обыгрывания сквозного мотива в разных строфах. На этом зиждется «музыкальность» отрывка из поэмы «Невеста абидосская» («Любовник розы – соловей»), где центральный «звучащий» образ – пение соловья – предстаёт то в эмоциональном «мажоре», то в «миноре». В этом же отрывке, Козлов использует приём графического выделения строф, обладающих семантической и интонационной завершённостью и единством сквозного мотива, тем самым, предопределяя возможность их музыкальной интерпретации. Наряду с этим, поэт развивает и традиционные приёмы напевной лирики: использование повторов, параллелизмов, вопросительной и восклицательной интонации как одного из основных приёмов мелодизации (отрывок из поэмы «Безумная»); использование рефренов («Сельская элегия»). Кроме того, мы можем сделать вывод о том, что интонация в поэзии Козлова является не просто выразительным средством, сообщающим определённую экспрессию, эмоциональную окраску стихотворной речи, но и средством художественной изобразительности (см.: стихотворение «Вечерний звон» и др.), каковым она является и в музыкальном искусстве.

Нужно сказать, что музыкальная интонация – понятие многозначное, имеющее несколько значений, основными из которых являются музыкальное оформление образа и небольшой, относительно самостоятельный мелодический оборот. Для романсовой поэзии Козлова актуальны оба значения. Яркая, необычная образность слепого поэта, апеллирующая не только к зрению, но и к слуху читателя, настраивает на определённое музыкальное прочтение его текстов.

В заключении подводятся итоги работы и делаются выводы по ключевым проблемам исследования. В диссертации мы пытались рассмотреть творчество И.И. Козлова как поэта, представляющего религиозно-философское направление русского романтизма и разрабатывающего музыкальную мелодическую основу русского стиха. Не отрицая биографического подхода, мы осуществили попытку представить поэзию не только в качестве проекции трагической судьбы автора, но как самодостаточный, способный к саморазвитию художественный феномен, органично вписывающийся в контекст поэтического любомудрия эпохи и в некоторых случаях предвосхищающий проблематику русской философско-религиозной мысли в ее высших достижениях (Б.В. Вышеславцев, С.Н. Трубецкой, П.А. Флоренский и др.).

Говоря о музыкальном контексте романсовой поэзии Козлова, мы в целом не выходили за пределы Х1Х века. Однако музыкальные интерпретации лирики в прошлом и начале нашего столетия не менее интересны и заслуживают особого разговора. Также перспективной для будущих исследователей представляется тема традиций И.И. Козлова в русской поэзии. В качестве материала для сравнительно-сопоставительного анализа может быть привлечена не только поэзия Ф. Тютчева, А. Фета, но и С. Есенина, Н. Заболоцкого, Н. Рубцова и др. Бесспорно также, что поэтический мир оригинального поэта привлечёт внимание исследователей и в связи с актуальными сейчас проблемами стиховедения.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

  1. Пятаева, А.В. И.И. Козлов и поэзия русского любомудрия / А.В. Пятаева // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. – Сер. «Филологические науки» / гл. ред. серии В.И. Супрун. – Волгоград: Перемена, 2007. – № 2 (20). – С. 116-120.
  2. Пятаева, А.В. Христианские мотивы и образы в ранних стихотворных посланиях И.И. Козлова / А.В. Пятаева // Подготовка регентов и преподавателей церковно-певческих школ: сб. науч.-метод. материалов преп. фак. / ЦПУ прп. Сергия Радонежского; отв. ред. Т.В. Волчанская. – Волгоград: изд. ВГАФК, 2005. – С. 41-45.
  3. Иванцова, И.В., Пятаева, А.В. Заметки о романсовой поэзии И.И. Козлова в контексте её музыкального прочтения / И.В. Иванцова, А.В. Пятаева // Подготовка регентов и преподавателей церковно-певческих школ: сб. науч.-метод. материалов преп. фак. / ЦПУ прп. Сергия Радонежского; отв. ред. Т.В. Волчанская. – Волгоград: изд. ВГАФК, 2005. – С. 46-58.
  4. Пятаева, А.В. Религиозно-этический смысл экстремальной ситуации в поэме И.И. Козлова «Чернец» / А.В. Пятаева // Человек в экстремальных условиях: историко-психологические исследования. Материалы XVIII Международной научной конференции, Санкт-Петербург, 12-13 декабря, 2005 г. В 2 ч. / под ред. С.Н. Полторака. – Санкт-Петербург: Нестор, 2005. – Ч. 2. – С. 109-112.
  5. Иванцова, И.В., Пятаева, А.В. Анализ романсовой поэзии И.И. Козлова в сопоставлении с музыкальной интерпретацией его произведений / И.В. Иванцова, А.В. Пятаева // Материалы международной научно-практической конференции «Серебряковские чтения». – Кн. 2. История образования. Проблемы педагогики. – Волгоград: ВМИИ им. П.А. Серебрякова, 2006. – С. 87-96.
  6. Пятаева, А.В. Эмоция страдания как доминанта душевной жизни лирического субъекта (по поэзии И.И. Козлова) / А.В. Пятаева // Диалектика рационального и эмоционального в искусстве слова: сб. науч. ст. к 60-летию А.М. Буланова / Ред. А.Н. Долгенко и др. – Волгоград: Панорама, 2006. – С. 124-129.
  7. Пятаева, А.В. Хаос и гармония в поэтическом мире Ивана Козлова / А.В. Пятаева // Классические и неклассические модели мира в отечественной и зарубежной литературах: материалы Международной научной конференции (Волгоград, 12–15 апреля 2006 г.) / Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) РАН, ВолГУ; оргкомитет: О.В. Иншаков (пред.) [и др.]. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2006. С. 512-517.
  8. Пятаева, А.В. Мотивы и образы английского романтизма в поэзии И.И. Козлова: к проблеме байронизма / А.В. Пятаева // Филологический поиск: сб. науч. трудов. – Вып. 5 / Федер. Агентство по образованию ГОУ ВПО «Волгоградский гос. пед. ун-т», науч. ред. Г.И. Стрепетова. – Волгоград: Перемена, 2006. – С. 192-197.
  9. Пятаева, А.В. Христианский романтизм Ивана Козлова / А.В. Пятаева // Альманах современной науки и образования. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии. В 3 ч. Ч. 1: межвуз. сборник научных трудов; отв. ред. Е.В. Рябцева. – Тамбов: Грамота, 2007. С. 233-235.
  10. Пятаева, А.В. Жанр сонета в поэзии И.И. Козлова / А.В. Пятаева // Гуманитарные исследования: журнал фундаментальных и прикладных исследований / гл. ред. Г.Г. Исаев. – Астрахань: Изд. дом «Астраханский университет», 2007. - № 1 (21). – С. 38-42.
  11. Пятаева, А.В. Агиографический канон в поэме И.И. Козлова «Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая» / А.В. Пятаева // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов: материалы Второй Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 24-26 апр. 2007 г. В 2 т. Т. 2 / ВолГу ; оргком. конф.: О.В. Иншаков (пред.) [и др.]; ВолГу. – Волгоград: Изд-во ВолГу, 2007. – С. 107-112.

1 Белинский, В.Г. Собрание сочинений. В 9 т. / В.Г. Белинский. – М.: Художественная литература, 1976-1982. – Т. 3. – С. 485.

2 Дружинин, А.В. Полное собрание сочинений Ивана Козлова // Дружинин, А.В. Сочинения. – Т. 7 / А.В. Дружинин. – Спб.: Типография Импер. АН, 1865. – С. 93.

3 Козлов, И.И. Полн. собр. стихотворений / И.И. Козлов. – Л.: Сов. писатель, 1960. – С. 69. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием в круглых скобках номера страницы.

4 Палама, Григорий. Триады в защиту священно-безмолвствующих / Г. Палама. – М.: Канон, 1995. – С. 43-44.

5 Трубецкой, С.Н. Сочинения / С.Н. Трубецкой. – М.: Мысль, 1994. – С. 591-592.

6 Толковая Псалтырь Евфимия Зигабена, изъяснённая по святоотеческим толкованиям. – Репринт. воспр. с изд. 1882 г. – М.: Танаис, 1993. – С. 186.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»