WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

I-е

II-е

III-е

1-е

1860/70

20

19 (95%)

1 (5%)

-

2-е

1890/1900

25

24 (96%)

1 (4%)

-

3-е

1920/40

13

6 (46%)

6 (46%)

1 (8%)

Всего

58

б) сословная принадлежность мужей девушек из группы чанка

I-е

II-е

III-е

1-е

18

11 (61%)

5 (28%)

2 (11%)

2-е

22

14 (64%)

7 (32%)

1 (4%)

3-е

40

10 (25%)

25 (62%)

5 (23%)

Всего

80

в) сословная принадлежность мужей девушек из обеих групп

I-е

II-е

III-е

1-е

38

30 (83%)

6 (16%)

2 (1%)

2-е

46

36 (78%)

8 (17%)

1 (2%)

3-е

53

16 (30%)

31 (59%)

6 (11%)

ИТОГО

138

Приведенная таблица позволяет нам сделать следующие выводы:

- все три постреформенных поколения карачаевских аристократов в подавляющей своей массе придерживались традиционных сословно-корпоративных ориентаций;

- некогда высшая аристократическая группа – бии гораздо жестче второстепенных аристократов, чанка, придерживалась сословных предпочтений.

б) Браки II-го сословия. Сводная таблица 2 позволяет проанализировать 155 браков по II-му сословию:

Таблица 2

поколения

браки с представителями

сословий (замужества)

Годы рожд.

Всего

браков

I-го

II-го

III-го

1-е

1860/70

32

3 (9%)

26 (82%)

3 (9%)

2-е

1890/1900

108

2 (2%)

97 (90%)

9 (8%)

3-е

1920/40

15

1 (7%)

11 (73%)

3 (20%)

Как видим, среди первого пореформенного поколения узденского сословия незначительность доли (8-9%) браков с представителями вчерашних лично зависимых сословий сохраняется два поколения подряд. Среди представителей бывшей аристократии таких браков в этих двух поколениях еще меньше, чем у узденства – в 4(!) раза. Здесь особого внимания заслуживает следующее. Третье поколение – люди 1920-1940 гг. рождения – было, по сути, уже сугубо "советским", т.е. росло, воспитывалось и создавало семьи о времени коммунистического режима, утверждавшего престижность происхождения из вчерашних эксплуатируемых классов, «пролетарской родословной». Однако в данном случае перед нами наглядное свидетельство того, что эта идеология в Карачае полностью провалилась: здесь по-прежнему престижным оставалась "благородная генеалогия", т.е. происхождение от исторически свободных сословий. Третье поколение создавало свои семьи в 1940-1960-е годы, т.е. около 70-100 лет (!) после отмены крепостного строя. Но даже из этого поколения в брак с потомками сельских "пролетариев" соглашалась вступить лишь 1/10 часть потомков князей (таб. 1) и 1/5 часть представителей узденства (таб. 2). Мощнейшая инерция сословного правосознания в брачно-семейной сфере, как нам представляется, более чем очевидна. Чем это вызвано Очевидно, дело связано с тем, что общественное сознание карачаевского общества длительное время оставалось традиционным.

в) Браки III-го сословия. Как отмечалось для данной категории индикатором выступает женитьба:

Таблица 3

поколения

браки с представителями

сословий (женитьбы)

Годы рожд.

Всего

браков

I-го

II-го

III-го

1-е

1860/70

18

-

8 (44%)

10 (56%)

2-е

1890/1900

28

2 (7%)

15 (54%)

11 (39%)

Таблица 3 дает нам возможность обозначить следующее. Вполне естественным представляется то, что понятие о престижности "благородного родословия", диктуемое знатью и узденством, было полностью воспринято и основной массой семей из числа потомков бывшего 3-го сословия. Последние, для того чтобы возвыситься по шкале престижности и инкорпорироваться в среду "хороших фамилий", всемерно старались вступать в браки с их представительницами. Уже в первых двух поколениях 44-54%, т.е. в среднем почти половина численности жен потомков лиц кульского сословия – из узденства (во втором поколении встречаются и представительницы бывшей знати).

В рассматриваемое время в карачаевском обществе продолжали бытовать древние, традиционные элементы брачно-семейного уклада (левират, сорорат, авункулат и др.), хотя одновременно с этим уходило в прошлое такое явление, непосредственно связанное с феодальной эпохой, как аталычество. Последнее обстоятельство обуславливалось отменой крепостного строя, падением прежнего значения горской аристократии. Нормативная основа оставалась традиционной и в другом, ярко выраженном аспекте – сословном, где уравнительные мусульманские установки так и не смогли одержать верх. Пусть и не в прежних масштабах, но сугубо сословный характер брачных предпочтений по-прежнему выступал отличительной чертой карачаевского общества и много десятилетий спустя после отмены крепостного права. Нормативная живучесть традиции, видимо, обуславливалась сравнительно медленной динамикой социальной структуры рассматриваемого общества. Отдельные нувориши, включавшие и вчерашних крепостных крестьян, их потомков, в Карачае к началу эпохи русских революций так и не составили заметную, влиятельную прослойку буржуазии, которой, как известно, присущи собственная, буржуазная культура с ценностными ориентирами, собственной этикой и эстетикой и т.д. Иными словами, Карачай, как и многие другие горско-мусульманские окраины Российского государства, к предреволюционному времени так и не достиг цивилизационного уровня центральных регионов страны. Та социальная прослойка, которая стала в России носителем наиболее передовых идей, развитого жизненного уклада, здесь не достигла стадии класса-сословия.

В третьем параграфе «Казуальные нормы» освещается цикл обрядов и нормативно-правовых элементов, возникающих при чрезвычайных жизненных ситуациях в семье.

В данном параграфе рассматриваются, в частности, нормы и обряды, связанные со смертью члена семьи, в т.ч.:

- предсмертный этап: посещение родичами и соседями смертельно больного человека, которого никогда не оставляли одного (в таких кризисных ситуациях говорили: сакълайдыла «ожидают»); завещание (кар. осият от араб. уассият «завещание») при двух свидетелях; чтение умирающему до наступления агонии напутственной молитвы (иман чакъырыу), произнесение умирающим формулы шахады букв. «свидетельства» (ашхаду ан-ля иляха илл-ллах уа ашхаду анна Мухаммаду-р-расулю-ллах); здесь же затрагиваются реликты язычества («гадание на смерть»);

предпохоронный этап: манипуляции с телом (закрытие глаз, подвязывание челюсти, вытягивание рук и ног до наступления посмертного окоченения, омовение, облачение в саван, чтение над покойным суры «Йа-Син» и т.п.); оповещение о смерти; дача-принятие соболезнований;

похоронный этап: вынос - в установленное время тело выносилось во двор; испрашивание муллой у собравшихся благословения (разылыкъ), основанное на свидетельстве (шагъатлыкъ) того, что покойный был правоверным, порядочным человеком; на кладбище; доставка тела на кладбище, проведение джаназы-намаз – коллективной заупокойной молитвы; обряд выкупа грехов покойного (деур), погребение, чтение над могилой дуа-талкъан, благодарственное слово от имени родичей покойного);

поминальный этап (3-дневные поминальные молитвы в мечети, приношение поминальных пожертвований – схат, поминки на 52-й день и на год после погребения); элементы фетишизма (раздача многодетным матерям клочков от одежды умершего человека, прожившего долгую и сравнительно благополучную жизнь).

Многие фамилии имели свои родовые кладбища, куда не допускали хоронить инородцев, а того родича, который умер даже за пределами Карачая, привозили домой для похорон на родовых кладбищах. По обряду могила обозначалась камнем: первоначально безымянной глыбой или куском плиточного камня, а затем, в особенности со второй половины XIX в. – каменными стелами с надписями и орнаментом. Номенклатура изображений на надмогильных камнях диктовалась полом покойного: если это был мужчина, то изображались газыри, кинжал, шашка, пистолет, ружье, пороховница, часы, наборный пояс и т.п., а если женщина – ножницы, кумган, четки, тазик для ритуального омовения и т.п. С кладбищем был связан целый ряд ограничений, привнесенных, в основном, шариатскими установками. Так, запрещалось: делать намаз на кладбище, садиться на могилу, разговаривать, возводить что-либо над могилой, на кладбище резать скот и вкушать мясо, часто посещать кладбище женщине.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»