WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

БОЛУРОВА АМИНАТ НИЯЗБИЕВНА

СЕМЕЙНО-БЫТОВАЯ КУЛЬТУРА

КАРАЧАЕВЦЕВ В XIX НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА:

ТРАНСФОРМАЦИЯ

НОРМАТИВНОЙ СИСТЕМЫ

Специальность 07.00.07 - Этнография, этнология, антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

НАЛЬЧИК – 2008

Диссертация выполнена на кафедре истории России Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д. Алиева

Научный руководитель: Кагазежев Байзет Схатбиевич

доктор исторических наук, профессор

Официальные оппоненты: Бгажноков Барасби Хачимович

доктор исторических наук, профессор

Кабардино-Балкарский институт

гуманитарных исследований

Правительства КБР и КБНЦ РАН

Геграев Хаким Камильевич

кандидат исторических наук, доцент

Кабардино-Балкарский государственный

университет

Ведущая организация: Институт этнологии и антропологии

им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Защита состоится «27» июня 2008 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.076.03 по историческим наукам при Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова по адресу: 360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова (г. Нальчик, ул. Чернышевского,173).

Автореферат разослан «___» мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент М.И. Баразбиев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность научного исследования определяется целым рядом факторов. Сфера семейной жизни носит дуальный характер, т.е. базируется на основах как материальной (семейное имущество и личное имущество ее членов), так и духовной. К последней относятся религиозные установки, связанные с семьей и семейным бытом, морально-нравственные устои, ценностные ориентации, эстетические воззрения и т.д. Если материальный компонент семьи проявлял динамику и в целом способность к адекватной рефлексии на внешнее культурное (в широком смысле) воздействие, то духовный компонент во все времена демонстрирует известную устойчивость к таким воздействиям, а нередко и консервативность. В этой связи можно отметить исключительную живучесть элементов архаики в семейно-брачной сфере. В начале XXI века у карачаевцев браки диктуются, как правило, «сословными предпочтениями», принадлежностью к «знатному роду». Данный фактор имеет весьма болезненное влияние на значительную часть населения Карачаево-Черкесии; по причине принадлежности лиц, вступающих в брак, к разным по былой сословной принадлежности фамилиям (тукъум айырыу), возникают межродовые конфликты. Выявлению конкретных причин данной проблемы отводится определенное место в настоящем исследовании, но в целом речь идет о достаточно мощной инерции старого, сословно-кастового мышления, «актуальном» реликте ментальности феодальной эпохи. Так как отмеченное явление имеет конфликтогенную природу, оно не может не учитываться в прикладном порядке, например, в государственной национальной политике в данном субъекте РФ. Такие этнографические реалии до сих пор не получили внятного объяснения: во-первых, почему упомянутые ментальные реликты древней нормативности оказались столь живучи, а во-вторых, почему они столь живучи оказались именно у карачаевцев Как нам представляется, без основательного изучения традиционного уклада семьи и семейного быта карачаевцев, на все эти вопросы дать ответы практически невозможно.

Объектом исследования является нормативная культура карачаевцев – тюркского по языку северокавказского этноса, в жизни которого и в настоящее время имеет место довольно яркий сплав разновременных традиций, мотивирующий настоящее исследование.

Предметом исследования выступает комплекс норм, регулировавших как обрядовую сторону семейной жизни, так и правовой уклад карачаевской семьи в XIX - начале ХХ вв. Следует отметить, что речь идет не просто о содержании нормативной номенклатуры, а ее системности.

Основной целью исследования является, как и следует из его наименования, определение качественного видоизменения (трансформации) нормативной основы семьи в рассматриваемый период. Данное обстоятельство обуславливает необходимость решения следующих задач:

• выявление социальных масштабов, институциональной глубины эволюции нормативно-правового уклада;

• определение степени воздействия такой системной трансформации на основы правосознания;

• выяснение диапазона внешних и внутренних факторов (условий и причин), влиявших на эволюцию компонентов нормативной базы семьи;

• обозначение путей и форм трансформации системы регуляции семейных отношений;

• анализ и систематизация собранных автором в 1999-2007 гг. полевых этнографических материалов, обозначение выводов, сделанных на основе проведенной аналитической работы.

Географические рамки исследования ограничены исторической территорией Баталпашинского уезда (отдела) Кубанской области на момент его создания в 1871 г. Его южной частью являлась территория современной Карачаево-Черкесской Республики.

Хронологические рамки работы охватывают все XIX столетие и начало ХХ-го (что диктуется отсутствием достаточной источниковой базы для характеристики предыдущих столетий), причем, в качестве верхнего хронологического рубежа определен 1917-й год. Добавим, что в случаях, необходимых для сравнительно-сопоставительных оценок, мы обращаемся к материалам и более позднего времени.

Степень изученности темы. Наиболее ранние сведения по теме настоящего исследования содержатся в данных Г.-Ю.Клапрота (1807-1808 гг.), опубликованных в сборнике «Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XVIII вв.» (Нальчик, 1974). Отдельные вопросы затрагиваются в работе С. Броневского «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе» (М.,1823), а также в недавно переизданной работе И.Ф. Бларамберга «Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа» (1999). Во фрагментарном виде отдельные аспекты семейной культуры карачаевцев затрагивало немало дореволюционных авторов, большинство из которых не были профессиональными исследователями. Поэтому, в работах, В. Сысоева1, ранних публикациях А. Дьячкова-Тарасова2 и некоторых других авторов имеются спорные положения. Тем не менее, в работах указанных авторов, а также статьях М. Алейникова (1880)3 , В.Я. Тепцова (1892)4 , Н.С. Иваненкова (1908)5 , И.С. Щукина (1913)6 имеются материалы, помогающие современным исследователям в попытке осветить правовой уклад. Из дореволюционных авторов, пожалуй, самое обстоятельное исследование (в формате статьи) об обычном праве карачаевцев принадлежит этнографу Б.Вс. Миллеру, который приводит весьма интересный материал по функционированию тех или иных положений адата и шариата в правовом быту карачаевцев7. Он делает акцент на описание в основном патриархальной семьи и деспотического, по сути, управления ею, но обходит вопрос об эволюции семейного права (очевидно, исследователь и не ставил целью осветить эту тему). Определенную ценность – также в плане не концептуальном, а фактологическом – представляют собой статьи о карачаевцах еще одного дореволюционного этнографа – Г.Ф. Чурсина8.

Частично проблемы семьи и семейного быта затрагивались и первыми советскими исследователями 1920-1930-х гг., прежде всего – в работах У.Д. Алиева9 и И.Х.-Б. Тамбиева10. Данные авторы, исходят из «классовых позиций» в освещении и трактовке исторического материала, но, тем не менее, приводят интересные фактические материалы, в целом не анализируя нормативный аспект рассматриваемой темы.

Тема семьи и семейного уклада в изданиях первых послевоенных десятилетий в той или иной степени затрагивалась, в частности, в сборнике очерков Х.О. Лайпанова (1957 г.), в 1-м томе «Очерков истории Карачаево-Черкесии» (1968 г.), в развернутом очерке известного этнографа-кавказоведа Л.И. Лаврова «Карачай и Балкария до 30-х годов XIX в.» (1969), а в еще большей степени – в историко-этнографическом очерке «Карачаевцы», который вышел в г. Черкесске под редакцией Л.И. Лаврова (1978), и в эту работу отдельной главой вошел раздел «Семья и семейный быт» (авторы И.М. Шаманов и В.П. Невская). В ней имеет место противопоставление семейного быта «светлой» советской эпохи «темному» дореволюционному укладу жизни, осуждение религиозных устоев и т.п., но в целом добротно выполненная работа вполне отвечала тогдашним требованиям академической науки. Очерк, судя по всему, не ставил задачей рассмотрение комплекса норм и в целом регуляционного инструментария семейной сферы жизни - эта проблема осталась за рамками книги.

Из современных этнографов весомый вклад в изучение семьи и семейного быта внес И.М. Шаманов, опубликовавший развернутые статьи фундаментального характера «Брак и свадебные обряды карачаевцев в 19 – нач. 20 вв.» (1979), «Обряды и поверья карачаевцев, связанные с рождением ребенка» (1980)11. В них проявлена научная добросовестность, скрупулезность и дотошность, позволившие изыскать, систематизировать и ввести в научный оборот широкий круг источников, включая и полевые материалы. Но, как свидетельствуют и сами названия работ, они также не выходят за пределы исследования обрядности как таковой, а потому в них и не был рассмотрен нормативно-регулятивный аспект соответствующих циклов.

В освещении обрядового аспекта рассматриваемой темы определенную роль сыграли работы Я.С. Смирновой, в особенности ее монография «Семья и семейный быт народов Северного Кавказа» (1983 г.). Видимо, сама масштабность этой основательной работы не позволяла исследователю равномерно осветить все стороны сложной и объемной темы. Тем не менее, научная и методологическая значимость указанной монографии остается непреходящей.

Схожесть, а во многом и идентичность, правового уклада карачаевцев и балкарцев делают ценными для рассматриваемой темы работы М.Ч. Кучмезовой, в том числе и ее монографическое исследование «Соционормативная культура балкарцев: традиции и современность» (2003).

В постсоветский период отдельные аспекты семьи и семейного быта карачаевцев становились объектом исследовательских усилий; это, в частности, интересные работы по теме искусственного родства (М.Д. Боташев)12, детского цикла рубежа XIX-XX вв. (Л.Х. Боташева)13, которые внесли положительный вклад в предысторию освещения проблем в нашей работе. Некоторые вопросы семейного быта в связи с генезисом этнокультурного сознания отражены в работах И.И. Маремшаовой «Основы этнического сознания карачаево-балкарского народа» (2000), «Балкарцы и карачаевцы в этнокультурном пространстве Кавказа» (2003).

Тема традиционного семейного быта карачаевцев затрагивается и в отдельных работах турецких авторов, в т.ч. проф. Яшара Калафата и доктора социологических наук Уфука Таукула14, однако они основываются на исследованиях российских авторов (этнографа И.М. Шаманова, фольклористов Р.А.-К. Ортабаевой, Т.М. Хаджиевой и др.) и, таким образом, лишь воспроизводят доступные нам материалы. В целом можно с полным основанием утверждать, что в турецком карачаеведении к настоящему времени нет ни одного внесенного в этнографический научный оборот нового материала, который был бы результатом научной деятельности турецких исследователей.

Научная новизна заключаются в том, что:

во-первых, впервые в отечественной этнографии исследуется нормативная система семьи и семейного быта карачаевцев, в т.ч. и в аспекте ее эволюции;

во-вторых, на основе полевых генеалогических исследований делаются обобщения по дореволюционной брачной статистике карачаевцев, позволяющие делать выводы относительно ситуации в их брачной сфере на протяжении нескольких поколений в частности;

в-третьих, на основе полевых материалов приводится более-менее широкий магический инструментарий, применявшийся карачаевцами не только в детском цикле (охранительная и лечебная магия), но и в деле регуляции внутрисемейных отношений.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что оно может быть использовано в процессе написания работ по семейно-правовой культуре народов Центрального и Северо-Западного Кавказа (в т.ч. в энциклопедических справочниках, учебных пособиях и др.); в научном планировании историко-этнографических изысканий в региональных и межрегиональных гуманитарных исследовательских учреждений и ВУЗов Юга России; при аналитических разработках по культурному развитию для государственных и международных учреждений (напр., ЮНЕСКО), при разработке законов, учитывающих этнокультурную специфику (традиции, ментальность и т.п.) коренных народов Северного Кавказа.

На защиту выносятся основные положения:

1) семейно-бытовая культура карачаевцев не была однородным явлением: в ней, с одной стороны, бытовали компоненты, носившие общеэтнический характер, а с другой – имело место наличие сословных субкультур, у каждой из которых была своя специфика как в ментальном, идеологическом, так и в нормативном планах;

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»